Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Клонировать «Одноклассников» не будем — мнения экспертов Казнета

Стенограмма круглого стола на тему «Развитие социальных сетей в Казнете. Реалии и перспективы», состоявшегося 29 июня.

30 июня 2009 10:40, Bnews.kz
Рубрики: Интернет

Участники круглого стола на тему «Развитие социальных сетей в Казнете. Реалии и перспективы», состоявшегося 29 июня в студии портала BNews.kz, в ходе острой полемики пришли к единому мнению — социальные сети в Казахстане все-таки нужны.

В круглом столе приняли участие председатель Агентства Республики Казахстан по информатизации и связи Куанышбек Есекеев, председатель правления Национального холдинга «Зерде» Адильбек Сарсенов, генеральный директор казахстанского портала NUR.KZ Василий Ульянов, независимый эксперт-разработчик интернет-сайтов Шавкат Сабиров, руководитель проекта Lyakhov.KZ, эксперт и сопредседатель оргкомитета конкурса «Национальная премия AWARD.KZ» Александр Ляхов, технический директор популярного видео-портала KIWI.KZ Станислав Игнатов, директор действующей социальной сети BIRGE.KZ Куаныш Магзуов, генеральный директор «Казнетмедиа» Данияр Сугралинов и другие известные персоны Казнета.

В ходе дискуссий выяснилось, что, например, эксперт С. Игнатов полагает, что «в соцсети должна быть коммерческая составляющая, это должна быть какая-то отдельная организация, возможно, инвестиции должны быть государственные».

«Все кто хотел, уже нашли своих одноклассников, и делать дубли и копии — и даже казахскоязычные — это просто повторять чужие ошибки, то, что уже отыграно», — отметил руководитель компании «Казнетмедиа» Данияр Сугралинов. Но, по его убеждению, здесь должна быть новая идея.

«На мой взгляд, может быть парадоксально, единственной казахстанской соцсетью может быть «электронное правительство», заявил известный интернет-обозреватель Александр Ляхов.

По мнению гендиректора юридического портала «ЮрИнфо» Игоря Лоскутова, объективные предпосылки для развития соцсетей в Казахстане есть, есть потребность. К этому нужно добавить материально-технические, организационные возможности.

Стенограмма круглого стола на тему «Развитие социальных сетей в Казнете. Реалии и перспективы», состоявшегося 29 июня.

Ведущий: Добрый день, уважаемые интернет-пользователи! Сегодня на онлайн-площадке BNews.kz ожидаются горячие дебаты. Тема круглого стола: «Развитие социальных сетей в Казнете. Реалии и перспективы». Для начала разрешите представить наших сегодняшних гостей: председатель Агентства РК по информатизации и связи Куанышбек Есекеев, ответственный секретарь Агентства РК по информатизации и связи Батыр Маханбетажиев, председатель правления АО «НИКХ «Зерде» Адильбек Сарсенов, главный редактор популярной интернет-газеты www.zona.kz.net Юрий Мизинов, эксперт и сопредседатель оргкомитета конкурса «Национальная интернет премия AWARD.KZ» Александр Ляхов, генеральный директор казахстанского портала www.nur.kz Василий Ульянов, независимый эксперт, разработчик интернет  сайтов Шавкат Сабиров, технический директор видео-портала www.kiwi.kz, блог платформы www. yvision.kz, популярного торрент-трекера www.kaztorka.kz Станислав Игнатов, менеджер социальной сети www.birge.kz Куаныш Магзуов, генеральный директор ТОО «Казнетмедиа» Данияр Сугралинов, генеральный директор ТОО «ЮрИнфо» Игорь Лоскутов.

Сегодня практически каждый интернет-пользователь имеет свою виртуальную жизнь. В отличие от реальной, там он лепит себя своими руками, делает себя таким, каким он хочет быть. Этот мир красивый, этот мир добрый, там только друзья. Сегодня интернет-ресурсов, где виртуальная жизнь бьет ключом — великое множество, и казахстанский сегмент — не исключение, здесь также создаются социальные ресурсы, но почему-то популярностью среди казахстанских пользователей пользуются преимущественно российские ресурсы.

Таким образом, складывается тройка лидеров, где на первом месте — «В контакте», «Одноклассники» и «Мой мир». Нам с вами, уважаемые гости, предстоит сегодня ответить на самый главный вопрос — какой должна быть социальная сеть в Казнете, поразмышлять, поанализировать… И как вы считаете, на самом деле, возможно ли составить конкуренцию уже давно популярным ресурсам — тем же «Одноклассникам» и «Моему миру»? Можем ли мы вытащить наших казахстанских интернет-пользователей на новые ресурсы, которые мы создадим? Но прежде чем перейти к обсуждению главного вопроса, мне будет интересно узнать, у всех ли у вас есть профайлы на каких-либо социальных ресурсах?

А. Ляхов: У меня (на казахстанских) нет. А на российских ресурсах — не зарегистрирован.

Ведущий: Чем вас привлекают именно эти ресурсы? Почему на российских не регистрируетесь?

А. Ляхов: У меня есть свой собственный сайт — Ляхов.kz,и мне его вполне достаточно, чтобы выразить какие-то свои мысли по поводу всего чего угодно.

Ведущий: Повторюсь, что сегодня тема нашей конференции — социальная сеть в Казнете, сегодня собралась практически вся элита казахстанского интернета. Прежде чем мы перейдем к обсуждению главного вопроса, здесь собрались эксперты. Скажите, пожалуйста, что такое социальная сеть? Дайте определение конкретно, чтобы наши интернет-пользователи, которые не в курсе этого, могли с этим определением познакомиться.

Д. Сугралинов: Социальной сетью мы называем любую группу людей, которая связана по каким-либо признакам, в том понимании, о котором вы говорите — Одноклассники, В контакте — это, по сути, социальная сеть социальных сетей.

Ш. Сабиров: Я думаю, что Центр тяжести (сайт) тоже выступает как социальная сеть, потому что на этом форуме огромное количество пользователей и де-факто он исполняет роль социальной сети. Я бы предлагал в свете сегодняшнего дня, сегодня у нас кризис, в интернете нужно делать то, что наиболее ликвидно. Зачем делать вещи, которые сегодня никому не нужны? Если люди ищут работу, если люди пытаются решить какие-то свои проблемы, то их нужно решать. Нужно идти к людям, а не наоборот. Тем более интернет это четко показывает, каждый человек ходит и пальчиком своим голосует нажатием на кнопки.

А. Сарсенов: Я хочу представить свое видение. Во-первых, можно скопировать то, что есть. Например, Одноклассники.kz сделать, Мой мир.kz. У нас предложение другое. Одноклассники, Мой мир — в этих ресурсах порядка 2,5 млн. человек сидят, по крайней мере, аккаунты открыли. Поэтому, чтобы «в лобовую» с ними не конкурировать, не сталкиваться, представляете, сколько колоссальной энергии нужно для того, чтобы всех оттуда перетащить? Мы предлагаем сделать такую интеграционную сеть, которая позволит, в том числе, развивать и казахстанские ресурсы. Вот если бы раздали наш проект казахстанской социальной сети, идея в чем. Идея в том, чтобы сделать интеграционную платформу, на которой в виде окошек, гаджетов человек может сам себе настроить. Сегодня, допустим, я сижу в нескольких сетях — Фейсбук, Мой мир…

Сегодня нет ресурса такого, чтобы все в одном месте сосредоточить, поэтому я могу настроить окошко, сейчас, кстати, модная тенденция, когда можешь все настроить себе сам, и на свое окошко вывести своих друзей с Одноклассников, Фейсбука. Мало того, ты можешь вывести… это подобие Гугловской первой страницы, но это можно сделать с казахстанской платформой, и человек может Гугл вывести в почту, а может Мой мир, а может НУР.КЗ вывести. В соцсеть может Мой мир, а может Бирге кз. В принципе, давая такую платформу, мы могли бы объединить усилия — раз, а во-вторых, сделать эту платформу Open Source открытой. Сейчас я хотел бы обратиться ко всем интернетчикам, разработчикам, чтобы они нам тоже помогли эту сеть сделать. Первое, что нужно сделать — саму платформу, а потом эти гаджеты, аплеты. И тогда мы всем миром, всем Казахстаном смогли бы развивать свою собственную сеть. Я думаю, сопротивления было бы меньше. Человек, я думаю, еще по инерции в Мой мир будет ходить… При этом мы могли бы на этом портале давать привычные ему инструменты, такие, как общение чатами, Друзья, видеообщения сделать. То есть все в одном месте, мне кажется, было бы интересно. Мы могли бы это обсудить, в том числе и помочь обратиться ко всему интернет-сообществу, объединиться и сделать свое, казахстанское, большое. Наработки вот здесь. Теперь нужно реализовать эти идеи. Мы не хотим сами сидеть и разрабатывать, тем более у нас компания не разработческая, мы хотели бы быть заказчиками, давать идеи, объединять эти идеи и обратиться к командным разработчикам, чтобы они могли нам помочь, сделать какой-то конкурс прототипов, затем выбрать один прототип, дальше все будут разрабатывать эти гаджеты к этой системе. Кроме того, здесь будут востребованы все наши ресурсы сегодняшние — и новостные, и социальные сети, которые уже сегодня существуют, и поисковики, и почтовые сервисы, все будет востребовано.

Ведущий: Кто может из присутствующих ознакомить с ситуацией в Казнете? Какие социальные ресурсы уже существуют и пользуются популярностью?

А. Ляхов: Я хотел бы прокомментировать то, что Адильбек сказал. С одной стороны глупо создавать сеть, которая не конкурентна. То есть невозможно, если человек ходил не один год в Мой мир и в Контакте, или в Одноклассники, то невозможно его перетащить в казахстанскую сеть. Здесь действительно должно быть какое-то дополнение. Я вижу проблему в том — и с этой проблемой сталкивается любой разработчик, который пытается сделать какой-то единый интерфейс, — каждый владелец соцсети пытается, чтобы объединение все аккаунтов произошло на базе его сети, а естественно, что конкурентам этого не хочется. Поэтому все эти попытки наталкиваются на вполне конкретное сопротивление. Будут у нас решены эти проблемы? Физиологически, как я понимаю, сделать без проблем. Но сами владельцы этих сетей будут согласны, что к ним, грубо говоря, будут заходить через казахстанскую социальную сеть, вот в чем проблема.

Ш. Сабиров: Саша, у меня предложение — давайте отдадим ему это право, пусть он и решает.

К. Магзуов: Мы это обсуждаем. Например, в Бирге.кз интерфировать друзей из Майл.ру запрещено, майл.ру знает, им тоже невыгодно отдавать свой контент, именно казахстанский контент для миллионного пользователя как минимум. В бирге.кз сейчас зарегистрировано 10 тыс. пользователей, 17 тыс. имеют фотографии, то есть активные пользователи, которые комментируют, пишут блоги, добавляют фотографии и знакомятся. Полноценная соцсеть, можно сказать.

Ведущий: Сколько времени она существует?

К. Магзуов: Мы начали работать с сентября прошлого года, до нового года у нас было больше тысячи пользователей. Как «Мегалайн» рос, на нас это повлияло. В мае было 15 тысяч, сейчас уже 30 тысяч пользователей. Есть один нюанс. Большинство юзеров казахстанской социальной сети требуют именно казахский язык. У нас 40% пользователей хотят уже сами перевестись на казахский язык.

Но в истории бывало так, что если в соцсети какой-то портал двуязычный, он сразу теряет контент — уходит или в русский контент, или в казахский. Это невыгодно. То есть обычаи, национальность, религия, мысли, убеждения — разные получаются, и всех собрать в одной социальной сети трудно.

Ведущий: Есть ли какой-то критерий, по которому в сети будут объединяться?

Ю. Мизинов: У меня двуязычные блоги. Есть в русскоязычных блогах казахские комментарии, в казахскоязычных — русские. Как этому препятствовать? Общаться на двух языках — без проблем. У меня блоги расширяются, и какой-то паритет между казахским и русским языком установился. У меня газета — русскоязычная, а блоги двуязычные.

К. Магзуов: Между блогом и социальной сетью есть большая разница. Это большой труд. Например, в Америке где-то 12 млн. корейцев жили, для них сделали на английском языке, потом перевели на корейский, то есть двуязычный, и проект упал.

В. Мизинов: Такой опыт нельзя брать. В каждой стране языковая ситуация уникальна. В Казахстане она уникальна, и никакой опыт из другой страны не может быть перенесен сюда вот так вот слепо. И нельзя говорить, что если там не пошло, и здесь не пойдет. Вот реальный пример — зайдите в мои блоги — двуязычные блоги. Там работают различные люди, как-то уживаются, все нормально.

С. Игнатов: Вообще, мы начали проблемы обсуждать, а нам нужно найти сначала целесообразность, нужна ли Казахстану социальная сеть или нет, а потом уже выявлять, какие проблемы у нас будут.

Ведущий: Вы сами как считаете, нужна?

С. Игнатов: Да. Из своих доводов насчет целесообразности социальной сети, лично мое мнение — нужна. Почему именно нужна социальная сеть — потому что все остальные в принципе направления, торренты, блоги, почта, то есть проекты в этой сфере, которые если и дальше будут существовать, если их так и будут поддерживать, то в принципе все будет хорошо. Единственно, осталась у нас социальная сеть и правильно говорит Адильбек, нужно чтобы пользователи туда заходили, и чтобы они не ходили на российские социальные сети, нужно их чем-то подкупить. Подкупить можно интеграцией со всеми казахстанскими ресурсами, потому что в основном тяжелый контент уже собран — допустим, видео, аудио — уже есть такие ресурсы, которые аккумулируют этот контент. Сейчас нужен интегратор, который позволит, как например, в Фейсбуке, вставлять видео, аудио, фотки.

Д. Сугралинов: Вообще идея, мне кажется здравая, поскольку предыдущая идея себя уже реализовала. Все кто хотел, уже нашли своих одноклассников, и делать дубли и копии — и даже казахскоязычные — это просто повторять чужие ошибки, то, что уже отыграно. Должна быть некая другая идея. Кстати, все сайты стремятся к универсализму, то есть социальные сети вводят у себя блоги, блоги превращаются в соцсети, и идея создать интеграционные портал мне кажется довольно здравой, но здесь уже вопрос чисто организационный. Насколько игроки Казнета согласятся в чем-то работать вместе.

Ю. Мизинов: Я хочу сказать по поводу этого проекта. Вообще все эти проекты — это бизнес, относятся к сфере бизнеса. С этой точки зрения любой проект имеет право на жизнь. А потом пользователи сами будут голосовать — пальчиками — пойдет проект или нет, то есть сейчас что-либо сказать в защиту или против этого проекта — невозможно. Тут все непредсказуемо. Вы знаете, что если Одноклассники.ру начиналось не с того, чем все это закончилось, разработчик не предполагал, во что это все выльется, так и здесь — мысли хорошие, а во что это воплотится и нужно ли это будет пользователю — покажет жизнь. Так что, я еще раз хочу сказать — любой коммерческий проект имеет право на жизнь, а что с ним дальше будет? А у меня вопрос такой к Адильбеку. Вообще, за счет чего — это частное финансирование или государственное, за счет чего должен этот проект развиваться и реализоваться?

А. Сарсенов: Идея Open Source предполагает, что есть какая-то центровая команда. В данном случае с этой идеей выходит компания «Казконтент», которая входит в холдинг «Зерде». Понятно, что есть люди, которые занимаются проектами, и они…

В. Мизинов: Извините, я перебью. Я не очень разбираюсь в этой кухне. Кто источник финансирования, кто будет инвестировать?

А. Сарсенов: Самое начало, ядро готово профинансировать «Зерде».

Ю. Мизинов: «Зерде» — это государственная структура?

А. Сарсенов: 100% наших акций принадлежит государству, но деньги — будут они государственные или привлеченные, это…

Ю. Мизинов: То есть это будут бюджетные деньги, да?

А. Сарсенов: Не факт. Мы говорим о том, что холдинг может привлекать бюджетные деньги, если нам дадут. Но мы можем привлечь деньги и частные.

Ю. Мизинов: Тогда я выскажу свое мнение. Я приветствую любой проект, который финансируется частниками, но я против любого проекта, который финансируется из госбюджета. То есть госбюджет есть куда девать, есть более насущные проблемы, которые необходимо финансировать, но никак не на развитие социальных сетей. Вот здесь должно быть чисто частное инвестирование. Привлечение частного капитала должно быть, может быть, зарубежного, может быть, местного, я не знаю какого, но я против финансирования проекта из госбюджета.

Ведущий: Может все-таки такая система необходима? Смотрите, сегодня есть ресурсы социальные в Казнете, но почему-то казахстанцы не пользуются ими, может, недостаточно средств у тех же частных предпринимателей, которые развернули эти сайты?

Ю. Мизинов: Частные предприниматели традиционным путем берут кредиты в банках, инвестируют их, окупают или разоряются наоборот, то есть это нормальный процесс. Как бы сказать, капитализм — это бизнес, и если уже инвестировать что-то, то инвестируйте нормальный хостинг в Казахстане, ребята! То есть потратьте деньги на это. Вот заставьте меня перейти в Казахстан, чтобы я хостился здесь, а не за рубежом. Мы говорим о социальных сетях, а нет нормального хостинга. Вы посмотрите на людей, которые приходят с «Мегалайна». Он не может подключить «Мегалайн», если не стоит Windows, если я ему дам сервер с «Линуксом», он не сможет подключить «Мегалайн», он не знает, говорит: картинка не такая. Я не знаю. Вот сюда деньги должны пойти. Какие-то кредиты льготные или что-то. Вот это надо развивать. А социальные сети пусть развивает частный бизнес.

Д. Сугралинов: Вы согласны с тем, что интернет, это такой же инструмент, как радио, ТВ. Если есть государственное ТВ, газеты, то почему не может быть государственного интернет-ресурса?

Ю. Мизинов: Могут быть государственные интернет-ресурсы. Но если государство хочет помочь развитию интернета, то это должно делаться на конкурсной основе, путем тендера, этот тендер должен быть открытый, возможность подать заявки должны иметь все, кто хочет. То есть это должно быть прозрачно, согласитесь.

А. Сарсенов: Интернет достаточно давно развивается в Казахстане, почему вы думаете, что нет у нас хорошего поисковика по Казахстану?

Ю. Мизинов: А чем вас Гугл, Яндекс не устраивают?

А. Сарсенов: А вы знаете, почему цена интернета такая высокая? Потому что мы всегда являемся придатком Рунета. Между нами и Рунетом всегда есть телекоммуникационная составляющая, так как мы достаточно далеко от них находимся, поэтому у нас всегда будет цена выше. Поэтому, пока мы свое не будем развивать…

Ю. Мизинов: Нужно, во-первых, дать нормальный хостинг в Казахстане, чтобы можно было пользоваться.

А. Сарсенов: Согласен с вами.

Ю. Мизинов: Если будет хостинг здесь, то и трафик сюда придет. Я понимаю эту проблему — что, входящие, исходящие…

С. Игнатов: Нужно разделять тяжелый и легкий контент. Google — это легкий контент, это текст. Gmail — тоже легкий контент. В Казахстане нужен тяжелый контент — видео, аудио, торренты, потому что иначе не будут расти скорости. Опять же, говорим о целесообразности социальных сетей. Если у нас сейчас на внешнем ресурсе 256 на «Мегалайн», берем его за основу, потому что «Мегалайн» идет основной в подключении к интернету. 256 — этого хватает, чтобы лазить в социальных сетях. То есть вы не подкупите пользователей тем, что перенесете соцсеть в Казахстан, их нужно подкупить чем-то другим. Если, допустим, видео ресурсы, когда переносили видео-контенты в Казахстан, мы подкупили их тем, что на здесь, на внутреннем ресурсе выше скорость, в отличие от внешнего — мы их подкупили этим, они ходят туда. Но с социальными сетями мы их не подкупим. И также с Гугл. Не нужно изобретать лишние велосипеды, если запросы к Гуглу составляет 4–5 % от общего трафика Казахстана. Нужно выносить в Казахстан — тяжелые ресурсы.

Д. Сугралинов: Я могу с тобой поспорить. Ресурс Yvision — это же тоже легкий контент, блоги. Зачем его нужно было создавать?

Ведущий: Расскажите, пожалуйста, чем вы подкупили аудиторию, которая сегодня на вашем ресурсе? Чем вы отличаетесь от тех же «Одноклассников» и «Моего мира»?

К. Магузов: Отличаемся тем, что у нас нет фальшивых аккаунтов, фотографии — чужие нельзя, то есть сам автор должен быть на фотографии, если их много — должен указать и остальных. То есть эта такая фишка, при общении они знакомятся с реальными людьми.

Ю. Мизинов: А как вы определяете, что именно я регистрируюсь и ставлю свои фотографии? Как можете выйти на фамилию человека? Вот я написал, что я такой-то, а на самом деле я не такой-то. Как вы определите, объясните процедуру? Вы что, проводите комплекс оперативно-следственных мероприятий, не понял?

К. Магузов: У нас есть книга жалоб, если кто-то чью-то фотографию ворует. По Казахстану есть модератор, который проверяет и следит, если что-то плохое сделает, то мы сразу удаляем, и у нас чисто казахстанский контент.

Ведущий: Предлагаю вернуться к теме. Сколько у вас пользователей?

К. Магзуов: До нового года у нас было 1000 пользователей, а сейчас активных пользователей — 17 тыс., а зарегистрировано 30 тысяч. В сутки проходит около 1700 сообщений между подключениями.

Ю. Мизинов: Вы модерируете все сообщения?

К. Магзуов: Нет. Это чисто конфиденциально между пользователями. Это личная переписка.

Ведущий: Средний возраст ваших посетителей?

К. Магзуов: От 14 до 24 лет.

Ведущий: На кого должна быть рассчитана соцсеть в Казнете?

В. Ульянов: Я думаю, что соцсеть в Казахстане должна быть народной, рассчитана на большую часть интернет-пользователей. Надо делать то, чего казахстанский пользователь не может получить извне. Можно интегрировать, скажем, ТВ и запустить его в соцсети, и местные телеканалы сделать доступными через интренет, сделать доступными казахстанское радио. То есть то, чего ни один российский ресурс не может предложить казахстанским пользователям. И тогда это будет действительно интересно. Сама по себе соцсеть в Казахстане, я считаю, не нужна. То есть нужен ресурс, который будет просто интересен казахстанскому интернет-пользователю. То есть это будет интернет-магазин или интернет-телевидение, или соцсеть. И какой должен быть ресурс, если говорить о том, что на уровне государства этот проект встает, то тут должен быть серьезный большой проект, сильный брэнд, сильный маркетинг, действительно полезный ресурс.

В данный момент возможна интеграция тех сервисов, которые выполняют определенную социально полезную функцию. Может использовать какие-то патриотические нотки, ведь большая часть пользователей заходит сюда, потому что здесь что-то свое.

Между прочим, первые проекты в Казнете, которые стартовали и ведутся, большая часть пользователей в них заходит, потому что это что-то свое. Я, допустим, не покупаю колбасу, которая сделана в Кыргызстане, потому что считаю — лучше будет для страны, если деньги будут оставаться в ней, и, соответственно, на этом можно играть.

Ведущий: Вы думаете, что взыграют какие-то патриотические чувства казахстанцев и поэтому они придут в Казнет?

В. Ульянов: В том-то и дело, если будет хороший ресурс, подкрепленный хорошим контентом, вот таким, например, уникальным контентом, как онлайн-трансляции футбольных матчей, пусть они идут в интернет на нормальных скоростях. Это очень полезная вещь. Патриотизм в Казахстане достаточно силен, люди любят свое государство. Проект будет обречен на успех, но только если в нем будут живые стоящие идеи.

С. Игнатов: Василий говорит правильно, нужно подкупить пользователей. Чем мы можем подкупить? У нас есть внешняя скорость на интернет, есть внутренняя. Они различаются, правильно? Если неделю назад начал фиксироваться 1 Мегабитт на «Мегалайне», на внутреннем ресурсе скорость отличается от внешнего в 4 раза. Василий прав. Нужно привлекать радио и ТВ — это тяжелый контент, который «В контакте» и на «Одноклассниках» им не покажут. Пока я летел в самолете, пришла такая идея — сделать соцсеть на основе знакомств. Знакомства — вы все знаете — это мамба.кз, когда люди знакомятся и переписываются. Но что мы можем дать? Так как мы должны играть на внутренних скоростях, то есть играть с тяжелым контентом. Мы можем дать соцсеть с функцией видеознакомств, к примеру. На Kiwi радио уже работает, энержи вот недавно подключили.

А. Ляхов: Я поддерживаю Юрия Михайловича в том, что может быть, не дело государства заниматься такими соцсетями. Практически здесь присутствуют представители разных социальных сетей — уже существующих, это не парадокс, это действительно так и есть. Потому что само понятие соцсеть появилось, по сути, после «Одноклассников», хотя на самом деле соцсеть можно делать из чего угодно. То есть из общего портала НУР.КЗ можно сделать из блог-платформы, можно делать из сайта знакомств. Можно из юридического портала — Закон.КЗ, который сейчас превращается в портал общего типа. По сути дела любое популярное интернет-сообщество можно превратить в портал. Можно из форума — Зона.КЗ. Дело идет о дополнительных программных вещах, которые позволяют классифицировать пользователей, давать им какие-то фишки интересные — информационные, видео, аудио, комментарии, объединять по интересам. Это задача практически любого создателя сайта, который стал более-менее популярен. Таким образом, что-то добавить, что позволит держать пользователей и дальше развиваться. На мой взгляд, может быть парадоксально, единственной казахстанской соцсетью может быть «электронное правительство» (e.gov.kz). Та идея, которая должна была изначально лечь. По мере того, как люди будут привыкать к интернету, по мере того, как их уже не будут пугать проведение в интернете электронных транзакций или получение информационных услуг, справки, — вот тогда уже можно добавлять вокруг е-правительства какие-то фишки, опять же превращая не в коммерческий, а именно в социально значимый проект, который объединяет. Например, когда мы говорим Казахстан — это народ, который живет необязательно в границах, но и диаспоры, люди, которые уехали на запад совсем или учиться. То же самое и здесь. Поэтому лучше действительно дать возможность конкурировать, дать все возможности — и по скоростям, и по удобному хостингу и т.д.  и т.п и тогда люди сами уже в конкуренции создадут сети, которые нужны, то, чем любой бизнес и занимается.

В Казнете и вообще в интернете вы не найдете нормальных сайтов по истории Казахстана. А чья это задача? Разве не государство должно подобные ресурсы создавать. Не найдете вы списка «Халык кахарманы». Правителей — начиная от Чингисхана и по сегодняшние дни. Нормальной информации, которой можно доверять, нет. Все это либо какие-то частные инициативы из разных источников, проверенная или непроверенная информация. Но люди ищут эту информацию. Поэтому давайте такие ресурсы и создавать.

Игорь Лоскутов: У меня двойственное отношение к этому вопросу, относительно государственного или частного участия. Александр правильно сказал, у нас есть Закон.кз — сообщество юристов, и конечно напрашивается мысль, и мы могли бы облечь ее в форму соцсети. Мы могли бы это сделать, здесь вопрос о нишах, которые не охвачены. Одноклассники друг друга уже нашли, но есть ведь и однокурсники, и почему бы выпускникам КазГУ, вместо того, чтобы общаться через Одноклассников.ру, не создать свою местную сеть — так было бы намного проще друг друга найти. Одноклассники разъезжаются по многим странам мира, а одногруппники и однокурсники наверно существуют в достаточно устойчивых географических границах. Здесь, наверно, есть какие-то перспективы, и их можно было бы организовать на нашей казахстанской платформе и я знаю, что с их стороны высказываются пожелания, чтобы такая сеть была организована. Если есть возможности у «Зерде» оказать такую поддержку, мы бы ее с радостью приняли бы, и в том числе еще вот почему. Мне немного непонятно, с какой стати частному лицу развивать соцсеть? На чем здесь зарабатывать? Ну создадим мы соцресурс, завтра нас начнут ругать в интернете за то, что собираются какие-то деньги, как Одноклассники.ру, за то что за 5 с плюсом собирают деньги, за фотки собирают деньги. Должна быть материальная база. У нас сейчас таких мощных рекламных ресурсов, которые позволят соцсети существовать за счет внешних источников, не собирая взносов с участников соцсети, просто нет.

Ведущий: А если у нас бизнес в Казнете?

Ю. Мизинов: Мы все вынуждены собирать деньги в Казнете со своих читателей. Надо приучать людей к этому. За газету человек платит деньги, а в интернет ходит бесплатно.

И. Лоскутов: Вот Юрий Михайлович, я не думаю, что вы стали каким-то олигархом за счет интернет-газеты. Интернет лишь позволяет сводит концы с концами в лучшем случае, это интернет-бизнес в Казахстане на сегодняшний день. И каких-то мощных рекламных источников, которые есть в телерадиокомпаниях, пока нет и здесь нам равняться очень тяжело. Это первый момент. Второй момент — юридический. Вот у нас закон принимается. Тут возникает вопросы, в разработке подзаконных актов… Надо тщательно прорабатывать эти вопрос. Фактически по новому закону владелец отвечает практически за все действия, которые происходят на его сайте. У нас по Гражданскому кодексу каждое лицо может выкатить многомиллионный иск и предъявить не к какому-то Васе Пупкину, который зарегистрирован на этой соцсети, а именно владельцу информационного ресурса. Здесь возникают вопросы, которые требуют дальнейшей проработки.

К. Есекеев: Мы глубоко изучали все ресурсы. Яндекс, майл.ру, Одноклассники, В контакте, эти все ресурсы входят в одну группу компании. Надо понимать, что майл.ру — это не только социальная сеть, но и бесплатная СИП-телефония. Если государство придет к вопросам соцсети, то первое, что оно должно дать - это возможность хостинга. Насколько можно сделать казахстанским интернет-сообществам бесплатный хостинг. То есть возможность подключения, и возможность выделения их в бесплатное интернет-пространство.

Второй вопрос — насколько государство может пойти на такой шаг, как предоставление возможности СИП-телефонии. Конечно, это больно ударит по телекому, я это прекрасно понимаю, но, в то же время оно привлечет большое количество интернет-пользователей. Если мы предложим новую платформу, государство может пойти даже не деньгами, оно может дать возможность СИП-телефонии. Всех, кто участвует в Казнете, дать возможность общаться не только с помощью чатов, но и с помощью бесплатной телефонии.

Если одна будет такая СИП-платформа, которая будет давать международные и междугородние переговоры, видео, то мы сразу в рейтинге пользования, эта платформа начинает расти. Потому что де-факто этого нет. Мы все сейчас пользуемся Скайпом. Для чего нужен интернет — это новости, Скайп и видео. Если мы эти три эмоции закрываем, то очень интересно. Если мы придем к общему мнению, то можно будет пойти на такой шаг, чтобы дать одну такую СИП-платформу, чтобы все кто участвует в этом проекте, могли бесплатно звонить и выходить на межгород. Это сильно ударит по телеком-услугам, но в то же время привлечет большое количество интернет-пользователей.

В-третьих, что очень важно поднимать со стороны государства, это правильность регулирования контента. Очень много споров было по новому законопроекту. Нужна ли такая юридическая организация, Ассоциация, куда войдут участники данного «круглого стола» для того, чтобы решать конфликты в интернете. Принятие данного законопроекта вызовет много конфликтных полей. Первое конфликтное поле — это основание действий по отношению к интернет-ресурсу, второе — что такое казахстанский сегмент и как работать с зарубежным сегментом, третье — какую степень ответственности владелец будет нести.

Сейчас, если мы объединимся, создадим условия, бесплатную среду, хостинг, SIP -телефонию, чтобы сразу убрать аудиторию у крупных казахстанских сетей. Это можно сделать просто. Почему у майл.ру такой успех? У них есть точки присутствия и большие каналы, большая скорость. Любой московский пользователь звонит в Ярославль бесплатно. Мы можем взять одну СИП-платформу для всех соцсетей, которая будет иметь точки присутствия во всех областях и данным агентом будут пользоваться все соцсети. Автоматически успех обеспечен. Что значит Яндекс заходит на Украину? Он здесь ставит свои сервера, берет прозрачный канал 40 Мегабит, в этом канале он упаковывает все, что связано с голосом, данными. Когда пользователей сетей очень много, они могут между собой бесплатно общаться.

Можно создать агента, который позволит межгор и межнар, и реально с точки дозвона и присутствия везде сделать, то достаточно иметь двухмегабитный канал, и этот агент раздать всем, кто в соцсети, то автоматически 30% рынка можно перетянуть на себя. Государство может принять в этом участие даже не деньгами, а может создать такую SIP-платформу и раздать всем участникам Казнета. Доля рынка будет реально отвоевана. Здесь вопрос тарификации возникнет, этого не избежать. Если мы как государство дадим право распоряжения общественной организации вот эти SIP, кому подключать или нет, определяются квалификационные требования, чтобы люди из этого бизнес не делали. Например, Закон.кз форум, за это портал несет ответственность. Мы четко будем позиционировать те компании, которые имеют право работать в Казнете.

С. Игнатов: Насколько реально то, что вы предлагаете. На месте «Казахтелекома», я бы не согласился такую тему продвигать, потому что SIP-телефония его убьет.

К. Есекеев: Это произойдет рано или поздно, и без меня через два-три года. Второй вопрос — на этот рынок могут придти Яндекс или Майл.ру. Когда прозрачные каналы упадут в цене, а они сейчас очень дорогие, они начнут реализовывать эту тему. А когда мы реально начнем внедрять SIP-платформу, тогда вопросы регулирования сами по себе отпадают.

С. Игнатов: Но они (Яндекс, майл.ру) не заходят не только по той причине, что канал дорогой, просто аудитория наша еще недостаточно большая.

К. Есекеев: Мы проводили обследования. Статистика по Казахстану говорит о том, что в майл.ру зарегистрировано 2,5 млн. пользователей. Украина — ниже нас. По Яндексу, по поисковику, мы тоже проводили обследования. 400 тыс. запросов происходит в день из поисковика, который делается из Казахстана.

Ш. Сабиров: Пользователи — это у кого аккаунты и «Мегалайн» вышел в интернет и все. Для примера — В Канаде живет 32 млн. населения, а ищут сотни миллиардов людей, но от этого их (канадцев) не стало сотни миллионов человек. И сегодня казахи ходят намного больше, чем любые другие. Украинцы почему ходят, только потому что Гугл у них. Сегодня я посмотрел — 70 тыс. в месяц ищут что-то госрегулирование, то это не значит, что это 5 тысяч, а тогда 70 тыс. — это кто? Полмиллиона в месяц набирают что-то, связанное с Алматой или Астаной, а что это? И если у тебя человек будет заходить в день сотни раз, чтобы воспользоваться SIP-телефонией, которая сегодня уже у многих есть, все равно же остается количество звонков. От этого не значит, что если нас 15 млн. человек, а реально аккаунтов — 1,5 млн., то у нас 1,5 млн. людей ходит. Если эти 1,5 млн. будут ходить по 100 раз, у нас — 100 млн. будет.

С. Игнатов: Когда заходят в порталы крупные, они оценивают аудиторию, сейчас на портале, например, сидит 5 тыс. Если они делают 25 тыс., это ничего не значит.

Ш. Сабиров: Если я хочу размещать рекламу, я приду на Зону.кз и спрошу: Юрий Михайлович, сколько у вас уникальных пользователей в день? 15 тысяч. А если 15 тыс. повторяются каждый день, но меня интересует только уникальные. У него будет входить 10 млн. уникальных, хотя население всего 15 млн.

К. Есекеев: Если говорить о развитии Казнета, как такового, то государство может дать возможность, как в телекомовском случае — Казнет бесплатный, чтобы не тарифицировать. Второй вопрос — возможность одной инфраструктуре содержать СИП-телефонию, чтобы потом другой конкурентный оператор эту лицензию не мог получить, и это будет реально очень жесткая норма, которая обеспечит невозможность входа на рынок других операторов.

А. Сарсенов: В данном случае чем бы мы могли помочь, это не то, что мы из бюджета могли деньги принести, у нас одна из задач — е-правительство. Вторая — развитие электронных ресурсов Казнета и быть катализатором процесса, не строя самим. В данном случае вы говорите, что есть проблема монетизации. В соцсети тоже есть проблема монетизации, правильно? Здесь мы могли бы привлекать более длинные деньги. У нас кредитные условия более мягкие. У нас задача — собирать такие идеи у частников, приносить деньги и вместе делать эти ресурсы. Поэтому мы говорим — мы в этом участвуем. Вы же сейчас хотите нам по рукам ударить, дескать, зачем это делать.

С. Игнатов: Если мы сделаем открытую систему Open Source, завтра кто-то запускает что-то похожее. Чем это будет подкрепляться, какими требованиями и задачами?

А. Сарсенов: Почему я хотел Open Source? Завтра парень одно напишет, у него лучшая система получилась, кто-то добавит функционал. Когда команда одна работает, мы ограничены своей командой, 5–6 людьми. Когда мы открываем систему, идет рост, более стабильно и более качественно.

С. Игнатов: А тот момент про прототипы?

А. Сарсенов: Прототипы. Я к тому, чтобы клич кинуть в интернет, айтишникам: идея есть, борьбу прототипов устроим, выбрать одну, на базе чего будем развивать.

Ш. Сабиров: Я думаю, будет очень сложно, потому что сегодня все живут за счет своего небогатого трафика в Казнете. Если выживает Закон.кз, то только потому, что к нему ходят люди, если к нему люди не будут ходить, то вряд ли выживет. А если делать какую-то площадку, с которой весь трафик практически уйдет с Зоны.Кз, Закона.кз, Yvision и он придет к вам, я не думаю, что все остальные на этом поднимутся.

А. Сарсенов: Мое предложение такое. Есть ресурсы востребованные, есть возможность пытаться нарастить свой ресурс и конкурировать с уже состоявшимися, биться с ними «в лобовую». Я предлагаю просто встать впереди паровоза и вместе с ними идти, теперь они твои. Так как все начинают через тебя входить, постепенно можно придумывать что-то новое. Теперь вопрос был, почему Open Source. Я предлагаю всем, давайте разработаем это. Вы правы, что нужно сначала концепцию, проще дать идею и придут более лучшие концепции, на базе этой. Давайте конкурс идей сделаем.

Ш. Сабиров: Я считаю, что если люди уходят на Майл.ру,или еще куда-то — ничего страшного нет, каждый волен выбирать то, что ему нравится. Страшнее другое, что у нас утекают ресурсы. Человек берет с собой ресурс и уходит заграницу. Правильно, что вопрос номер один у Куаныша Бахытбековича — это хостинг. Когда мы сделаем здесь площадку интересную для того, чтобы контент базировался у нас, тогда, конечно, вопрос решен. Когда в Казнете лидирует Казторка — файлообменник, в интернете лидирует файлообменник, это такая ситуация, когда в экономике лидирует кэш. Это отвратительная экономика. Как только мы уйдем от того, что у нас будет лидировать Закон.кз, Зона.кз, Крыша, Колеса, вот тогда мы будем считать, что мы действительно встали на один ряд, точно так же, как стоит весь мир. Как только будем развивать, простите, вы будете говорить тяжелый контент сколько угодно, видео, аудио — ворованный контент, как только у нас не будет авторского права, г-н Ляхов имеет право на собственный контент, который пишет в течение 15 лет, любой журналист имеет право на собственный контент. Он хочет бороться с плагиатством. Зачем нам развивать воровство? Я считаю, что такого не нужно делать.

С. Игнатов: Кто-то из нас пытается за какие-то три года сделать опыт других стран за 15–20 лет.

А. Сарсенов: Это скорее вопрос не одного ресурса, а вопрос законодательного поля. Казторка.кз, я считаю, делает полезные вещи для Казнета. Поскольку люди, пока не запрещено это, все равно это скачивают, но только с российских сайтов. И мы перегружаем внешние ресурсы «Казахтелекома», поэтому нам интернет обходится дороже. Так что пусть воруют, но пока здесь. Конечно, это плохо сказано… Воровать плохо на улице, воровать разрешается в интернете.

Ш. Сабиров: Если бы могли поддержать НУР.кз, Зону.Кз, Закон.кз, того же Ляхова, который все 15 лет пишет и продолжает писать. Я думаю, это больший дало бы результат, чем тяжелый контент. Радио Астаны вещало на 2 Мегабита. Сколько они провещали? Годик-полтора и ушли, потому что это оказывается невыгодно.

А. Сарсенов: Надо было тогда этот закон не только на СМИ, но и на легальный контент и некоторые другие распространить. Та же проблема, сейчас крик подняли, что Закон (о регулировании интернета) начинает распространяться на СМИ, но надо было тогда еще больше туда внести поправок, чтобы на легальный контент… Пока же об этом не говорят.

С. Игнатов: Нельзя в Казахстане перепрыгнуть эволюцию.

А. Сарсенов: На Казтубе, на Киви можно сделать, чтобы создать платные разделы и за деньги можно было смотреть легальный ресурс.

А. Ляхов: Вместо того, чтобы потворствовать незаконному контенту, давайте делать тяжелый контент на экспорт. Очень большие казахские диаспоры живут заграницей, через интернет на хороших скоростях давайте возможность скачивать конкурсы, айтысы, передачи на национальные темы, например.

К. Магзуов: В прошлом году начали word press.com блог платформу переводить на казахский язык, казахи со всего мира помогали. Постепенно полностью интерфейс перевели на казахский язык word press по статистике Алекса вошел в 100, он сейчас 87 место занимает. Пользователи — это наши из казахских диаспор за рубежом. Очень большой спрос именно на казахский язык. Это просто текстовый контент, а если тяжелый контент будем так предоставлять — это вообще будет больше пользователей.

Ш. Сабиров: Ну вы попробуйте договориться с автором передачи и выложить его бесплатно в интернет. Казтьюб этим занимался, ходил к авторам, просил эксклюзивы. Кроме того, что мы закачиваем, мы стараемся не удалять. Все легально.

Ведущий: Какой должна быть социальная сеть в Казнет, какие сервисы создать, чем привлечь?

С. Игнатов: Чем привлечь, идеи какие-то мы покидали. Здесь еще важен вопрос монетизации. Как делать бизнес?

Ведущий: Но ваши ресурсы приносят прибыль?

С. Игнатов: Нет. Почему это не рентабельно. Во-первых, очень большая часть идет на микроплатежах — это мобильная связь. Если ты начинающий игрок, то 50% берет оператор, и 25–30% — посредник, и тебе остается 25–30%. Если ты крупный игрок, например Зона.кз, они могут зайти с оператором 50 на 50. Это неудобно. Нужно ускорить вопрос с электронной валютой. Цензура на веб-мани. Пользователь не может оплачивать какие-то услуги. На мобилке ты теряешь 70%.

И. Лоскутов: Почему они так делают? Это тоже по сути незаконные платежи. Потому что сотовая связь предназначена для сотовой связи. Если они посредством сотовой связи начинают проводить платежи между третьими лицами, то по идее нарушают законодательство. Нужны какие-то цивилизованные способы проплаты, в рамках закона. Как на западе, с карточки, сидя перед компьютером, не идя в банк, заплатил, вот этого у нас действительно нет.

А. Сарсенов: Есть интернет-шлюз «Казкоммерцбанка», когда можешь ввести любую карточку и заплатить. Он только появился. В рамках е-правительства делаются шлюзы, предназначенные, чтобы за каждую услугу можно было оплатить. И должны быть, я думаю, какие-то льготные тарифы на транзакцию. Эти микроплатежи можно развивать через эту систему. Эта система на испытании, но думаю, ближе к осени уже запустим.

И. Лоскутов: Вот у нас средняя стоимость документа — 50 тенге, кто пойдет в банк за этим? Поэтому вынуждены обращаться к сотовым операторам с помощью SMS-сообщений.

С. Игнатов: В России еще нет закона об электронных деньгах. Но там ВМЗ — 2 млн. долл. (примерно), если не ошибаюсь, у них оборот в год. В России поняли, что нужна электронная валюта, ее создали, хотя она пока незаконна. Здесь нужно чем-то жертвовать. Там написано, что это марка. Законы всегда опаздывают. Нужно делать, то, чтобы Казнет развивался.

К. Магзуов: Куанышбек предложил SIP-платформу. Если будем делать эту платформу, будут развиваться микроблоги, твиттер. Легче общаться, ссылки кидать.

Д. Сугралинов: Я считаю, что при прочих равных условиях казахстанской сети, то есть не хуже будет функционал, дизайн, сервис, есть шансы переманить часть пользователей из Рунета, хотя за счет того, что это свое. Как Василий говорил, что он покупает колбасу казахстанскую только. Патриотизм, он у многих есть.

Ю. Мизинов: Надо покупать колбасу, которая пригодна для пищи. Это говорит о том, что надо улучшать качество колбасы. Патриотизм тут ни при чем.

Д. Сугралинов: Я сказал, при прочих равных условиях, в данном случае соцсеть, будет не хуже, чем В контакте, Одноклассники.

А. Сарсенов: Я хочу еще одну идею кинуть для обсуждения. У меня двое старших детей постоянно сидят на Моем мире. Есть ли в этом проблема, что они сидят на Моем мире другого государства, и у них мозги немного промываются. Вот у них была истерия по поводу Грузии, еще чего-то. У нас государство такое, мы не разделяем людей, терпимость у нас, а там такие вещи могут быть потенциально опасны. Как вы считаете? Может ли это быть причиной, чтобы развивать свое? Чтобы наши дети были здесь.

Д. Сугралинов: Мои дети смотрят Фокскидс, Джетикс. Я считаю, что это плохо. И в государстве должна быть альтернатива.

И. Лоскутов: Нужен в Казахстане нормальный хостинг. Я купил бы сервер для размещения видео, но я не уверен, что получу сервис нужного качества.

Ведущий: Еще вопрос для обсуждения. В интернете задумываются, что будет после соцсети? Будут ли Одноклассники, в Контакте еще долго существовать?

Д. Сугралинов: Вконтакте.ру уже превратились в видеохостинг. Я говорил об универсализме порталов. Если в Казахстане будет соцсеть, который будет финансировать государство, то это должна быть соцсеть, как минимум, не уступающая. Она должна нести национальную идею. Плюс она должна давать доступ к ресурсам, участникам. Адильбек обратился с призывом объединяться. Что это даст, к примеру, Станиславу? Это даст дополнительный трафик. Думаю, такая система устроит всех.

В. Ульянов: Самое главное — создать хорошее поле для бизнеса. Во всех странах огромные деньги заходят в интернет, это сотни миллионов евро капитализация бизнеса. Если бизнесменам будет комфортно, они тоже вложат деньги. Достаточно просто сделать систему, которая давала бы смелость вкладывать деньги. В интернете речь идет только о долгосрочных инвестициях, больших рисках, срок окупаемости — три-пять  лет.

Ведущий: У каждого есть, что сказать по итогам обсуждения? Будет ли у казахстанцев альтернатива?

Ш. Сабиров: Нам нужен правильный квалифицированный широкополосный доступ, и измеряли не битами, а мегабитами. Как на западе 6–8 мегабит входит в каждую квартиру. Создать условия для владельца, второе — нужна нормативная база, которая позволяла бы работать легально журналистам, провайдерам, владельцам ресурсов, которые имеют право на тот контент, то изображение, которое есть у него на сайте. И третье — монетизация зависит от того, существует на сегодня электронная коммерция или нет.

Ю. Мизинов: Я скажу три вещи. Первое — качественный хостинг, второе — проблема микроплатежей, третье — нормальный закон об интернете.

А. Ляхов: О роли государства, меня один момент смутил, государство говорит: мы даем вам пряник, а вы будьте хорошими, этому дадим, этому нет. Конкуренция может быть убита. Аргумент насчет интернет-телефонии — он может действительно перевесить все остальное. Но в итоге — люди пойдут к вам не потому, что вы развили какую-то часть, а из-за того, что государство дало вам весомый кусок в виде той же телефонии.

И. Лоскутов: Я присоединюсь. Нормальные цивилизованные правовые рамки надо создавать. Нужно выстраивать схему и выделять статус собственника интернет-ресурса. В действующем законе он прописан символически. Надо разделить СМИ и средства массовой коммуникации, которые самостоятельно ведут информационную политику и средства коммуникации для общения других людей. Выделить статус контент провайдеров, нести ответственность. Объективные предпосылки для развития соцсетей в Казахстане есть, есть потребность, возможности нужны материально-технические, организационные.

К. Магзуов: Нужен качественный хостинг. Как минимум, «Мегалайн» 512 Мегабит. Для развития соцсети в Казахстане нужен доступ каждому пользователю в интернет.

Д. Сугралинов: Вообще любая сеть — пирамида, где на вершине стоит лидер, ниже — чуть меньший лидер. По сути Зонакз.net — это соцсеть. В Казахстане Соцсеть тоже надо делать вокруг каких-то лидеров реальной жизни — звезд шоу-бизнеса, спортсменов, политиков и т.д.  — вокруг них формировать границы и строить реальную соцсеть.

С. Игнатов: Я считаю, что в соцсети должна быть коммерческая составляющая, это должна быть какая-то отдельная организация, возможно, инвестиции должны быть государственные. Плюс у нас в том, что мы, в отличие от Украины и Беларуси, видим как это делается, и планирование — хороший процесс, мы видим как у других это работает и можем ускоряться, добавив что-то свое. Хотел бы попросить присутствующих в целом понимать ситуацию, эволюцию Казнета, самим участвовать в этом.

В. Ульянов: Думаю, что соцсетей должно быть много. Сейчас мы кушаем китайские помидоры, надо дать возможность бизнесу выращивать свои помидоры, они будут разные. Могут быть соцсети, ориентированные на студенческие ассоциации, на представителей религиозных общин и т.д.  Надо только предоставить малому бизнесу заниматься этим. Чтобы был открытый доступ, чтобы это было не так затратно и рискованно. Вселить уверенность инвесторам о том, что это выгодно.

А. Ляхов: Бизнес должен быть выгодным, это специфический бизнес, возврат никому не гарантирован, это все нужно государству. Может другое налогообложение должно быть для тех, кто работает в интернете?

Б. Маханбетажиев: Все те мнения, которые были высказаны, они показывают очень глубокое понимание вопроса у наших участников «круглого стола», как раз в таких разговорах рождается общая позиция. По поводу закона, я долго говорить не буду, он активно обсуждается. Есть разные варианты. Остается много вопросов, которые надо обсуждать.

А. Сарсенов: Я хотел бы поблагодарить всех. Благодарен, что подняли проблему с хостингом. Кунышбек Бахытбекович это услышал, я думаю, он в этом плане поможет. Еще в 2007 году я предлагал первое — казахстанский трафик сделать бесплатным, потому что он уже входит в стоимость «Мегалайна». Мы с Куанышбеком Бахытбековичем этот вопрос продавили. Результат — 68% трафик к концу года стал казахстанским. Второе — это хостинг, государство должно дать интернет-дата центры, где каждый мог бы бесплатно скачать 5, 6,10,  100 страниц, а дальше — платно. Этот вопрос начнет усиленно двигаться. Третье — нужен свой казахстанский поисковик. Нужен свой почтовик, соцсеть. У нас нет своего амазона, ибея. Надо создать свою интернет-ассоциацию, чтобы обсуждать злободневные темы. Нужна серия встреч.

Ведущий: Нашу встречу можно назвать продуктивной. Конкретных ответов мы, конечно, на многие вопросы не получили, хотя и не ставили такой задачи. Тема очень большая, интересная. Но отчасти глупо надеяться на то, что казахстанцы из каких-то патриотических качеств просто перейдут в Казнет. Нужна реальная альтернатива, в наших силах ее дать. Большое спасибо за участие.

Комментарии