Следите за новостями

Цифра дня

71,5 млрд тг заработал Kcell за полгода

Ломка по эфиру

О необходимости в Казахстане закона о радиочастотном спектре.

3 июля 2006 15:34, Александр Таланов, Мегаполис
Рубрики: Связь

Аэростат не взлетит, если надувать его в железной бочке. Именно в такой ситуации оказался сегодня телекоммуникационный рынок Казахстана. Новые технологии развиваются столь стремительно, что им в прямом смысле не хватает воздуха. Пока еще асфиксия находится в начальной стадии. Но кислородную подушку никто подложить не пытается.

Сотовая и спутниковая связь, передача данных, интернет, новые возможности телевидения буквально за пять лет перевернули нашу жизнь. Мы с удовольствием пользуемся благами цивилизации, даже не подозревая о том, насколько тесно становится тем, кто нам их предоставляет, жить вместе и не мешать друг другу. Но им не хватает элементарного. Им не хватает радиочастот. 98 процентов радиочастотного спектра либо находится в ведении силовых структур республики — Министерства обороны, МВД и КНБ — либо подведено под графу «совместное использование». Так повелось с советских времен. Тогда оставшихся двух процентов вполне хватало остальным. Никто не мог предвидеть таких темпов развития хайтека.

Собаки на сене поневоле

С богатством расстаться трудно, даже если точно знаешь, что его тебе хватит с избытком. Вот только лежит это богатство мертвым грузом, не работая и не принося прибыль хозяину. А в результате Казахстан сегодня отстает если и не на десятки, то на много лет от темпов внедрения современных радиотехнологий в наиболее развитых странах.

Все игроки телекоммуникационного рынка это прекрасно понимают, но громко говорить не решаются. Они боятся потерять последнюю надежду. Они боятся, что силовики и в первую очередь Минобороны обидятся и всеми правдами и неправдами будут и дальше убеждать власть, что радиочастоты им нужнее. И при этом продолжать использовать технику 50-летней (без преувеличения) давности, которой требуется на несколько порядков больше ресурсов по сравнению с современными средствами связи. Поэтому и говорят операторы на эту тему очень осторожно, просят не ссылаться на них и не включать диктофон при разговоре. Но при этом говорят о совершенно реальных путях выхода из тупика.

Радиочастотный спектр (РЧС) — ресурс ограниченный. Это ясно и старшекласснику. И вместе с тем ясно, что политика выделения РЧС в гражданское пользование поставлена у нас, мягко говоря, неправильно.

По действующему законодательству в гражданское пользование можно выделить только те полосы РЧС, которые находятся в совместном использовании, под так называемым грифом «Си». При этом понятно, что это необходимо согласовывать с Министерством обороны. Такая концепция, утверждают специалисты, неправильна изначально. Когда ее утверждали, никто не мог предполагать, что радиотехнологии получат столь бурное развитие. На переднем плане стояли прежде всего вопросы национальной безопасности. Самый большой авторитет перед правительством, перед Совбезом, даже перед президентом в то время был действительно у силовых структур. И вопросы гражданского использования РЧС оказались как бы на втором плане.

Его отдали на откуп силовым структурам. Однако при этом совершенно упустили из виду, что у них нет возможности грамотно распоряжаться этим национальным богатством. Причин тому много. Это и нехватка грамотных специалистов, которые явно не горят желанием работать за военную зарплату. Деньги, выделяемые армии, идут в первую очередь на самые насущные нужды: обмундирование, проживание, питание и так далее. Но ведь армия должна модернизироваться точно так же, как и все остальные отрасли, в том числе и телекоммуникационная. А на это нужны дополнительные ресурсы, несопоставимые по размерам с расходами на бытовое содержание. Где их взять?

Деньги из воздуха

Если бы кто-то правильно поставил задачу модернизации вооруженных сил и силовых структур в целом, они были бы просто вынуждены изменить политику распределения радиочастот. Казахстан не производит телекоммуникационное оборудование, тем более для военной связи — мы все покупаем на Западе. А западное оборудование уже приспособлено под мировые стандарты, которым следуют во всех цивилизованных странах. И получается, что радиочастотным спектром владеют те, которые не могут правильно им распорядиться и правильно представить программу конверсии.

За последние годы таких программ было представлено две. Обе были составлены Министерством обороны. Когда гражданские специалисты их читают, то понимают, что фактически это отписка. Да, на силовиков давят. Они, как люди военные, говорят «есть!» и выполняют. Но на самом деле сделать они ничего не могут. Или не хотят. У них просто нет стимула.

А тем временем операторы связи готовы за частоты платить, как это делается в цивилизованном мире. Но все упирается в отсутствие механизма. Механизма прямого вливания денег от операторов в структуру Минобороны и других силовых структур. У нас ведь как? Если деньги идут из коммерческих структур на нужды государства, это — коррупция. Но ведь на эти средства вполне можно было бы оснастить армию новыми средствами связи, которым нужен уже куда более узкий диапазон частот.

Менять законодательство? Почему бы и нет? Например, в Республиканском бюджете красной строкой провести норму, что деньги, поступающие от продажи или аренды частот, идут напрямую на нужды армии и других силовых структур. Вот только убеждать правительство в необходимости такого шага должны не только операторы, но и сами военные, причем они-то как раз в первую очередь. Ясно, что только тех денег, которые готовы платить операторы, не хватит. Но неужели Казахстан так мало зарабатывает, чтобы влить недостающую сумму? Ведь речь идет о безопасности государства. Или Минобороны устраивает существующее положение вещей, когда можно спокойно сидеть на месте и не дергаться? В свое время, лет 7–8 назад, операторы выходили с такой инициативой и даже вроде были услышаны. Но где эта идея сейчас? Вопрос открыт…

Понятно, что людям, которые работают уже лет по 50 с одним и тем же оборудованием, очень трудно перейти на новое. Таких людей надо воспитывать, учить, готовить и так далее. И для этого опять-таки нужны деньги.

Велосипед уже изобретен

В западных странах под нужды силовых структур выделяются те полосы частот, которые уже согласованы в мировом масштабе. Фактически все страны — члены Международного союза электросвязи (МСЭ) — решают эти вопросы на договорных основах. Если что-то выделяется силовым структурам, то это признается всеми странами одновременно. В ряде стран размер платы за частоты вполне умерен. В других, наиболее развитых странах, силовые структуры даже сами платят за частоты. Есть и такие примеры. Они не сидят на всем радиочастотном спектре. Может быть, через несколько лет мы все-таки к этому придем. Но время уходит, а это очень актуально уже сейчас, поскольку мы и так сильно запаздываем.

Но МСЭ может только рекомендовать. Следовать этим рекомендациям или нет — дело каждой отдельной страны. Но, как показывает практика, следование этим рекомендациям уже доказало свою эффективность. Тем более, что у нас этот процесс будет проходить менее болезненно, поскольку и радиоизлучающих средств у нас меньше, и территория у нас больше.

Министерство обороны утверждает, что конверсия будет стоить очень дорого — они озвучивают цифру в 800 миллионов долларов. Но насколько она оправдана? Эта цифра берется из российских источников, арифметически экстраполируется на Казахстан и выдается за результат анализа. Но российские Вооруженные Силы и количественно, и структурно отличаются от наших. Для того чтобы в России провести конверсию, все заводы, которые производят вооружение и уже встраивают в него определенные телекоммуникационные модули, необходимо перепрофилировать. Это сделать гораздо труднее, чем у нас.

Свое добро карман не тянет

Если ведомство не платит за частоты, оно их ценить не будет. Иначе они уже по-другому бы думали, по-хозяйски. Минобороны утверждает, что пользуется всеми частотами, что есть в их распоряжении. И попробуй проверь — военная тайна!

Нам нужен закон о радиочастотном спектре. Но представители силовых структур однозначно должны быть вовлечены в его разработку. В этом вопросе они должны быть прежде всего партнерами, причем заинтересованными. А заинтересовать их можно только одним способом — дать им возможность модернизировать свое оборудование, дать средства, дать все, что необходимо, вплоть до подготовки специалистов.

Это, наверное, их беда, что они не могут нормально все организовать.

Комментарии