Следите за новостями

Цифра дня

На 54-м месте Казахстан в рейтинге скорости 4G

Эксперты считают, что Казахстан может повторить самые жесткие международные образцы регулирования интернет-пространства

Казахстан выбрал китайский путь развития в формах регулирования интернет-ресурсов.

30 января 2009 12:11, Ярослав Разумов, Панорама

Казахстан выбрал китайский путь развития в формах регулирования интернет-ресурсов, заявил на недавней пресс-конференции руководитель Союза журналистов страны Сейтказы Матаев. Темой пресс-конференции стала масштабная критика законопроекта «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информационно-коммуникационных сетей». А проиллюстрировал «китайский путь» г-н Матаев следующим фактом: на прошлой неделе в КНР были закрыты 150 тысяч сайтов.

Пресс-конференция стала своего рода продолжением и развитием темы, поднятой представителями журналистской общественности неделей раньше, когда было обнародовано заявление о «недопустимости интернет-цензуры и внесудебного произвола в отношении СМИ». Теперь критики представили прессе обширный документ, разработанный юристами Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» и Национальной ассоциации телерадиовещателей — анализ законопроекта, разработанного Агентством по информации и связи РК.

Фокус критики его, как и прежде, направлен на отсутствие в законопроекте четких критериев того, какие интернет-ресурсы подпадают под определение «средства массовой информации», а какие нет. Отнесение всех без исключения интернет-ресурсов к средствам массовой информации «представляется избыточным и неоправданным». При этом в действующем ныне законе РК «О средствах массовой информации», отметили авторы исследования, веб-сайты приравнены к СМИ и несут, соответственно, равную традиционным СМИ уголовную, гражданскую и административную ответственность. Теперь разработчики проекта предлагают эту ответственность распространить на все без исключения интернет-ресурсы. «При этом надо учесть, что национальное законодательство о средствах массовой информации даже его сторонники никогда не называли либеральным. Оно является одним из самых жестких на постсоветском пространстве. Пакет законодательных изменений, принятый парламентом в конце 2008 года во исполнение обязательств, взятых перед председательством в ОБСЕ, никаких существенных изменений в ситуацию со свободой выражения в Казахстане не внес», — отмечено в исследовании.

За рамками внимания разработчиков остался вопрос, с какой целью создан тот или иной сайт (например, как домашняя или рекламная странички), как часто обновляется (каждый час или один раз в год), сколько у него посетителей. При этом все эксперты единодушно подчеркивают, что проконтролировать соблюдение законодательства о СМИ во всех блогах, чатах, WАР-порталах, на интернет-телевидении, в системах Р2Р и пр. невозможно, и что «если терминологическая новация данного законопроекта будет законодателями принята, органам прокуратуры понадобится существенное увеличение штатов в самое ближайшее время».

Тамара Симахина, юрист Конгресса журналистов Казахстана, сконцентрировала свое выступление на другом проблемном аспекте законопроекта. Он, как известно, содержит норму, согласно которой правом приостанавливать распространение на территории Казахстана того или иного СМИ наделяется Генеральный прокурор.

«Необходимо, чтобы в законе было очень четко прописано, за какие нарушения может налагаться столь серьезная санкция. Но этого в проекте нет. Более того — предложенная норма противоречит действующему Закону о прокуратуре», — заявила эксперт, отметив, в частности, что в ситуации, когда решение о приостановке деятельности СМИ будет приниматься руководством Генпрокуратуры, у владельца СМИ не будет инстанции, в которой он мог бы оспорить такое решение.

Также критики законопроекта нашли в нем нормы, противоречащие, на их взгляд, принципу политического и идеологического многообразия, идущие «вразрез с конституционными гарантиями свободы слова и творчества» и «чреватые на практике обилием необоснованных репрессий в отношении СМИ». Хотя один момент обыгран в анализе законопроекта не с драматической, а с юмористической позиции: «Особняком в законопроекте стоит предложение изменений статьи 2 Закона «О средствах массовой информации». Статья называется — «Свобода слова, получения и распространения информации». Содержание этой статьи предлагается дополнить пунктом 4 следующего содержания: «Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения административных правонарушений либо уголовно-наказуемых деяний». Предложение нельзя охарактеризовать иначе, как правовой казус. Разве есть какие бы то ни было средства, которые какое-либо государство разрешает использовать «в целях совершения административных правонарушений либо уголовно-наказуемых деяний?».

Но с каких бы позиций ни критиковали законопроект представители общественности, в возможность его неприятия мажилисом, они, похоже, верят мало. Тамара Калеева, президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз», заметила: «Еще в 2005 году Казахстан ратифицировал Международный пакт о политических и гражданских правах, содержащий статью, согласно которой граждане имеют право на получение информации независимо от государственных границ. Международные документы у нас имеют приоритет над национальными. Значит, попытки ограничивать интернет-пространство, в частности, бороться с неказахстанскими интернет-ресурсами, являются нарушением Конституции РК. И если бы мы имели юридические возможности, то обратились бы с этим вопросом в Конституционный совет. Но, увы, мы не имеем такого права».

Юрий Мизинов, администратор известного казахстанского сайта, высказал мнение, что мотивом появления этого законопроекта стала попытка ограничить возможности Рахата Алиева по публикации компромата на его политических противников. «Если бы не было «сливов» Рахата, то и законопроекта бы не было, хотя теперь, уже появившись, он может использоваться как очень разнонаправленное оружие», — считает г-н Мизинов.

«Никто не спорит, что на законодательном уровне должны регулироваться вопросы функционирования интернет-ресурсов, например, нуждаются в урегулировании отношения редакции и блогера. Но смешно считать все ресурсы средствами массовой информации. В России идет обсуждение этой проблематики, в частности, определения и правового места блогов, возможностей их регулирования. И то, что я читал из российских дискуссий по этим вопросам, выглядит вполне разумно. На Западе, как известно, ведется борьба с попытками использовать интернет-ресурсы для проявлений террористических угроз и детской порнографии. Только в КНР регулируется весь интернет как таковой», — заметил г-н Мизинов.

Комментарии