Следите за новостями

Ержан Байтуганов, Tele2 Казахстан: мы абсолютно конкурентоспособны

Интервью с техническим директором «Tele2 Казахстан» Ержаном Байтугановым о том, как компания выходила на рынок, какие технические работы проводились и за счет чего «завоевывались» абоненты.

10 сентября 2014 11:14, Наргиз Асланова, Profit.kz

В Казахстане рынок услуг сотовой связи сложно назвать излишне активным или динамичным. Наиболее заметные изменения здесь начались лишь с приходом компании Tele2. Новичку пришлось вступить в конкурентную борьбу с операторами, которые чувствовали себя вполне устойчиво и могли похвастаться немалой абонентской базой. О том, как компания выходила на рынок, какие технические работы проводились и за счет чего «завоевывались» абоненты, мы расспросили Ержана Байтуганова, технического директора «Tele2 Казахстан».

Ержан Байтуганов

Ержан, Tele2 выходил на казахстанский рынок, когда здесь уверенно чувствовали себя операторы, развивавшие свои сети постепенно. Вам же пришлось не только набирать абонентскую базу, но и вкладываться в развитие сети. Тяжело ли было в роли «догоняющего»?

— Абсолютно правильно. Два больших игрока на рынке в течение десяти лет спокойно развивались. У нас задача стояла другая: нам нужно было в кратчайшие сроки выйти на конкурентоспособный уровень. Естественно, за этот период рынок развился, и абоненты стали достаточно разборчивые и требовательные к качеству. Причем обоснованно требовательные. Клиента не интересует, 10 лет развивалась компания или она вчера пришла. Ему нужно качество здесь и сейчас. Мы это прекрасно понимали, понимали в какой мы ситуации и, соответственно, ставили себе очень жесткие планы и требования.

После приобретения Neo, ваша компания объявляла о том, что ожидается активное развитие сети и апгрейд оборудования. Какая работа была проделана за эти годы?

— Время идет, технологии в телекоммуникационной отрасли развиваются стремительно, и то оборудование, которое было установлено 5-6 лет назад, на данный момент, может быть, немножко устарело. У нас же была возможность сразу устанавливать самое современное оборудование, что мы, собственно, и делали. Мы произвели апгрейд всего оборудования и стали использовать уже самые современные разработки, которые есть на рынке. Это базовые станции, которые способны работать сразу во всех диапазонах, позволяют очень быстро расширять емкость по мере необходимости и максимально использовать все функции современных телефонов.

Вы видите, какой бешеный прогресс произошел в потребительских девайсах. Это не просто экран и красивый дизайн, это еще и технологии. Это — увеличение скорости, передача данных, всевозможные приложения. И, соответственно, оборудование, которое стоит на стороне оператора, также должно все это поддерживать. Вот в этом отношении у нас было, скажем так, некоторое преимущество перед нашими партнерами. Мы сразу могли поставить самое современное оборудование, чем и воспользовались.

Конечно, нужно было строить сеть, причем очень быстро. Последние 2-3 года мы строили по тысяче новых базовых станций в год. Для Казахстана это огромная цифра. На сегодня в зоне уверенного покрытия сети Tele2 живет 85% населения страны.

А сколько у вас всего базовых станций?

— Сейчас у нас порядка 4000 базовых станций по всей стране. Стартовали мы с цифры менее тысячи (около 700 БС) — это то, что досталось от NEO. Причем, все это было модернизировано, все старое оборудование заменено. То есть, можно сказать, мы начинали практически с нуля.

Ержан Байтуганов

Где была начата работа?

— Актобе стал первым регионом, который мы запустили под брендом Tele2. В каждом регионе перед запуском, естественно, была подготовка. Не только коммерческая, но и, в первую очередь — техническая. Мы считали минимальный уровень покрытия, который необходим для достойного запуска, рассчитывали количество базовых станций и места, где они должны быть расположены. [О том, как строится сеть сотовой связи у нас выходил отдельный материал, — прим.ред.] Мы строили сеть, готовили ее и только после этого объявляли коммерческий запуск. Количество базовых станций с тех пор увеличилось в разы, но на достигнутом мы не останавливаемся и работу продолжаем.

О каких суммах идет речь, если говорить о постройке базовых станций?

— Одна базовая станция может стоить от 50 до 100 тысяч долларов. Какие-то сложные объекты могут быть еще дороже. Базовая станция — это достаточно сложный и затратный объект инфраструктуры и по оборудованию, и по затратам на аренду и строительство. То есть, это были очень большие вложения. Всего за весь период нашего присутствия и работы в Казахстане, мы вложили в развитие инфраструктуры порядка 700 млн долларов.

К вопросу о базовых станциях насколько я знаю, у операторов есть практика установки временного оборудования при проведении различных мероприятий для обеспечения работоспособности сети. Как происходит этот процесс?

— Да, дополнительные станции все операторы используют, и мы не исключение. У нас тоже есть так называемые мобильные базовые станции. С учетом того, что мы достаточно экономичный оператор, мы максимально эффективно используем средства. У нас есть необходимое количество таких мобильных БС. На специальном трейлере с прицепом расположен контейнер, наращивается «мачта». Внутри находится генератор, оборудование.

Одно из недавних мероприятий, где мы использовали такое оборудование — байкерский фестиваль на Балхаше «Байкфест». В течение полутора дней (с учетом дороги) мы развернули эту базовую станцию, фестиваль прошел, байкеры остались довольны. Перед этим был визит главы нашего государства в Южно-Казахстанскую область, в Шымкент — в этом случае был запрос со стороны госорганов о том, что необходимо обеспечить связь. Мы также отправили базовую станцию, своевременно все развернули.

В целом же, мы строим сеть с таким расчетом, чтобы был соответствующий запас по емкости. Допустим, если это какие-то крупные торговые центры или стадионы, в этих местах мы сразу устанавливаем станции с большей емкостью.

Какие еще варианты установки БС возможны, помимо мобильных решений?

— Бывают отдельные проекты, нетиповые решения. Обычные решения вы можете наблюдать повсеместно — это антенны на крышах зданий. Но бывают сложные объекты инфраструктуры (различные торговые центры, гостиницы), где невозможно обеспечить связь внутри помещений, если антенна просто стоит на крыше. Здесь применяются так называемые индор-станции. Каждый раз это уникальный проект, потому что каждое здание по-своему уникально по дизайну и архитектуре, у него свои особенности. Мы готовим проект, располагаем антенны и оборудование внутри помещений (на этажах, между ними, в паркингах и т.д.), точки подключения электроэнергии, варианты прохождения кабеля. Мы планируем БС так, чтобы обеспечить максимальное покрытие внутри здания. Затем все это согласовывается с владельцами здания, с арендодателями. Подобные проекты реализованы в аэропортах, торговых центрах и крупных гостиничных сетях.

Ержан Байтуганов

К теме о нестандартных проектах. Многие интересуются, появится ли сотовая связь в алматинском метро. Проходили ли какие-либо переговоры или это уже закрытый вопрос и в метро сотовой связи не будет?

— Я думаю, что к этому вопросу еще обязательно вернутся. В настоящее время операторы ограничены в развертывании сети на территории алматинского метрополитена, и это продиктовано, в первую очередь, вопросами безопасности. Однако не исключаю, что по мере постройки и развития линий, с ростом пассажиропотока, возникнет насущная необходимость в организации сотовой связи внутри метрополитена.

В последнее время часто поднимается вопрос о вреде антенн сотовой связи. Жители домов, на крышах которых располагаются антенны, протестуют против такого соседства. Что вы, как технический специалист, можете сказать по данному вопросу?

— «Все в этом мире яд и все лекарство», — сказал когда-то знаменитый мыслитель и врач Парацельс. Мы все живем в радиоволнах. Уровень сигнала антенн сотовой связи не превышает уровень электромагнитного излучения от микроволновой печи, мобильных телефонов, телевизора, компьютера и других бытовых приборов, которые вы ежедневно используете дома.

Кроме того, оборудование, используемое операторами сотовой связи, проходит строгую процедуру проверки на соответствие казахстанским, европейским и международным стандартам качества в уполномоченных органах Республики Казахстан. Перед вводом в эксплуатацию каждая антенна сотовой связи проверяется органами СЭС, по итогам которой на каждую антенну выдается разрешительный документ, подтверждающий ее соответствие требованиям СанПиН №1341. При несоответствии указанным требованиям СанПиН, разрешение на ввод в эксплуатацию просто не выдается. На ежегодной основе органы СЭС проводят инспекцию установленных антенн сотовой связи на их соответствие нормам безопасности здоровью людей и животных.

Интересен вопрос с частотами 3G. Ранее Теле2 работал в диапазоне UMTS 900. Как я понимаю, это «наследство» от Neo? Какие частоты используются сейчас?

— На самом деле, 900-й диапазон — это хорошее наследство. Часть данного диапазона используется для 2G, часть — для 3G. Что дает этот диапазон и какие у него преимущества? За счет того, что длина волны здесь больше, частота меньше, этот диапазон обладает большей проникающей способностью. Базовая станция в этом диапазоне покрывает большую территорию, чем в диапазоне 2100. За счет этого мы значительно расширяем зону покрытия 3G, у нас лучше проникновение внутри зданий. Это, на самом деле, очень хорошее преимущество. Сейчас, по сути, там, где работает наша сеть 2G, там же есть и сеть 3G. У наших партнеров по рынку с этим могут быть некоторые сложности, поскольку бывает так, что на частоте 2100 МГц 3G где-то не «пробивает» внутри здания. Так что, это наследство отличное.

Диапазон 2100 мы уже используем порядка 2 лет, для емкости. Там, где необходима дополнительная емкость или там, где возникает потребность в дополнительном трафике, мы ставим дополнительные передатчики на 2100 МГц. Как я говорил в начале, у нас современное оборудование, поэтому нет необходимости в «глобальной стройке». Мы просто ставим дополнительные блоки к существующему оборудованию, за счет чего очень быстро можем расширять емкость.

Ержан Байтуганов

Если говорить о качестве связи, фактически оно зависит от множества факторов (число устройств, одновременно подключенных к базовой станции, плотности застройки и т.д.). Тем не менее, абоненты видят конечную картину например, сбои в часы пик…

— Вообще, вопрос улучшения качества — это процесс, который никогда не должен останавливаться. Наши конкуренты развивались достаточно длительный срок. Выходя на рынок, мы понимали, что абонентам нужно качество прямо сейчас, иначе они не будут пользоваться нашими услугами. Поэтому мы очень много внимания, сил и средств тратили на то, чтобы не только построить сеть, но и обеспечить конкурентоспособное качество.

В первую очередь, стояла задача обеспечения стабильности сети. Когда ты строишь сеть, очень сложно обеспечить еще и необходимую стабильность. Для этого требуются дополнительные источники питания, генераторы, аккумуляторы. Мы очень много средств и оборудования потратили на то, чтобы было возможно резервирование, чтобы различные коллапсы не влияли на наш сервис, чтобы мы были защищены хотя бы на какой-то период в случае проблем с электроэнергией, чтобы наши станции обеспечивали связь.

Также могу сказать, что у нас очень хорошие возможности в области предоставления услуги передачи данных. В чем-то мы даже опережаем конкурентов по скорости мобильного доступа в интернет. Tele2 — еще достаточно молодой оператор, однако если сравнить нашу долю в передаче данных, по модемам, по числу пользователей, то мы занимаем хорошие позиции на рынке. Да, нам еще предстоит большая работа по обеспечению роста абонентской базы, увеличению голосового трафика, но в передаче данных мы на уровне и, я думаю, что некоторых наших конкурентов уже обгоняем. Это стало возможным как раз за счет 900-го диапазона и нашего качества. Мы понимаем, что за интернетом будущее, поэтому свои основные усилия направляем на его дальнейшее развитие и улучшение. В прошлом году наша компания запустила проект по строительству собственных волоконно-оптических линий связи, к которым подключены наши базовые станции. Это позволяет повысить стабильность работы сети и обеспечить более высокую пропускную способность. Общая протяженность введенных в 2013 году в эксплуатацию сетей ВОЛС составила несколько сотен километров. Ими на данный момент охвачены Астана, Алматы, Караганда и Актобе. На текущий год запланировано подключение базовых станций к ВОЛС в Шымкенте, Павлодаре, Оскемене, Уральске и Таразе. Кроме того, активно ведется работа по внедрению технологии Dual Carrier, или DC-HSDPA+, которая позволяет расширить емкость существующей сети в 2 раза, а значит — значительно увеличить скорость доступа в интернет даже во время пиковых нагрузок.

А как обстоит дело с «глушилками» в местах лишения свободы? Те абоненты, которые проживают вблизи таких учреждений, часто жалуются на отсутствие связи.

— С этим была большая проблема. Понятно, что требования государства необходимо выполнять. У госорганов был соответствующий проект, когда они в большом количестве, самостоятельно, установили так называемые «глушилки», но зона их глушения была существенно больше, чем требовалось. В некоторых регионах они действительно перекрывали по полгорода. Мы смогли решить эту проблему, и сейчас она практически снята. Добиться этого получилось за счет взаимодействия с госорганами, чтобы отработать процесс настройки этих глушилок. Сейчас, если какая-то проблема возникает, мы договариваемся о допуске на территорию, где расположено оборудование, делаем совместный выезд с представителями правоохранительных органов и администраций исправительных учреждений, и уже в тандеме с представителями поставщиков такого подавляющего радиосигнал оборудования настраиваем его так, чтобы оно работало только там, где необходимо, т.е. непосредственно на территории исправительных учреждений. В настоящее время в результате совместной плодотворной работы всех операторов сотовой связи с органами внутренних дел и УИС практически не осталось городов, где невозможно было бы разрешить такие проблемы. Что, безусловно, показывает общность интересов государства и операторов в выработке и соблюдении эффективных способов обеспечения безопасности в стране.