Следите за новостями

Топ-7 провальных ИТ-проектов Казахстана

Список провальных проектов в области информационных технологий, произошедших в новейшей казахстанской истории.

11 июня 2014 15:17, Карим Токтабаев, Profit.kz

Развитие информационных технологий за последнее десятилетие проделало огромный путь. Старался идти в ногу со временем и Казахстан, инициируя массу самых разных проектов в ИТ-сфере. У разных проектов судьба сложилась по-разному: есть как и успехи, так и провалы. Но, как говорится, на ошибках учатся. Именно поэтому мы решили начать со списка провальных проектов в области информационных технологий, произошедших в новейшей казахстанской истории. В то же время хотелось бы отметить, что редакция Profit.kz не ставит задачу огульно критиковать все инициативы по развитию ИТ в Казахстане. За всеми неудачными проектами стоят довольно здравые идеи, и причины неуспеха зачастую кроются в недостаточно тщательном планировании при их реализации. Мы же со своей стороны обещаем рассказать и об успешных казахстанских проектах в области информационных технологий.

1. Государственная программа «Снижение информационного неравенства»

Снижение информационного неравенства

Наш скорбный список мы хотим начать с программы «Снижение информационного неравенства» (СИН) на 2007-2009 годы, о которой заявили в 2006 году. Вообще, в Казахстане 2006-2007 годы ознаменовались несколькими громкими инициативами, которые были призваны способствовать развитию конкурентоспособной нации. Однако не все из них увенчались успехом.

Так, в 2005 году были предприняты первые шаги по формированию «электронного правительства», для реализации чего в том числе требовалось обучить население компьютерной грамотности, показатель которой в 2005-2006 годах в Казахстане официально составлял 5%, или 750 тысяч человек активного населения, в связи с чем, в рамках реализации программы до 2008 года предстояло довести этот показатель до 21,3% (3,195 млн человек). На реализацию программы планировалось выделить более 15 млрд тенге.

По мнению руководителя фонда «Информационная инициатива» Михаила Тюнина, чья организация проводила общественный мониторинг госпрограммы СИН в РК, программа была фактически провалена. Обучение населения за государственный счет просуществовало два года вместо трех и было приостановлено правительством под нажимом общественности.

По одним данным, к середине 2008 года было обучено около 800 000 человек, по другим — в 2007 году только 200 000. «Однако, по завершении первого года реализации программы государственные органы все же отчитались по количественным показателям, при этом информацию о качественных результатах из открытых источников получить было невозможно. Попытки неправительственных организаций с помощью официальных запросов оценить качество исполнения программы СИН, а также объем освоенных бюджетных средств в 2007 году не увенчался успехом. Ни на один из 18(!) запросов, направленных в республиканские и региональные структуры, ответственные за реализацию Программы СИН, Фонд «Информационная инициатива» не получил исчерпывающих данных. Очевидно, что эта информация государственной тайной не является, но и «докладывать» ее гражданским активистам никто не намерен, полностью исключая принцип прозрачности работы структур, оплаченных налогами населения», — писал тогда Profit.kz.

Причины провала, на взгляд Михаила Тюнина, таковы:

1. Слабое информирование населения о программе. Администраторам программы приходилось загонять на курсы бюджетников, многие из которых проходили обучение 3 или 4 раза.

2. Недостаточный контроль за качеством реализации программы. Общественный мониторинг показал, что в летний период очень много классов просто пустует, а в списки обучаемых заносят «мертвые души» из числа вспомогательного персонала школ и родственников преподавателей курсов.

3. Низкое техническое оснащение классов. В первый год обучения подавляющее число классов, где обучали население, было либо не подключено к интернету, любо подключение было на одном компьютере. Были случаи, когда обучение проходило на компьютерах с операционной системой Windows 3.11, хотя программа обучения строилась на изучении Windows ХР.

4. Низкое финансовое администрирование. Перед преподавателями курсов нередко возникали задолженности в выплате зарплаты по 3-6 месяцев, что существенно демотивировало преподавателей.

5. Выданный по окончании курсов сертификат, по задумке авторов программы, предполагал получение скидок на покупку компьютеров и IT-литературы, но фактически сертификат никаких преференций людям не дал.

6. При составлении программы СИН широко использовался мировой опыт, в т.ч. Эстонии. Однако этот опыт не был адаптирован под местные условия.

Тогда же был представлен проект «Всенародное IT-образование», разработанный Международным институтом информационных технологий «Futurtech» совместно с компанией «NIIT». Было выпущено определенное количество ваучеров, которые давали его обладателю право пройти курс компьютерной грамотности во Futurtech. По замыслу создателей было предусмотрено 2 вида ваучеров: SWIFT-1 (1 неделя обучения) и SWIFT-2 (3 недели обучения). Согласно данным, представленным Futurtech, за первую половину 2008 года по этой программе обучились работе с компьютером 210 человек. С тех пор новых данных о вновь прошедших обучение не поступало.

2. Народный компьютер

Народный компьютер Tecata

Еще раз напомним, что в 2006 году правительство нашей страны поставило задачу ликвидировать компьютерную безграмотность в Казахстане, в результате чего появилась программа по снижению информационного неравенства «Ашык Алем» («Открытый мир»). По замыслам программы СИН, людям, получившим сертификаты по окончании курсов, нужно было предложить инструмент для работы: недорогой компьютер со средними техническими характеристиками, достаточными для работы с интернетом и сервисами электронного правительства. Выпускать «народные компьютеры» планировали несколько крупных казахстанских производителей, таких как «Логиком» и Glotur, в проекте также участвовали Агентство по информатизации и связи РК, компании «Казахтелеком», Intel и Microsoft.

Летом 2007 года компания Glotur объявила о планах производить компьютер под торговой маркой Tecata по цене в 350 долларов США. Предполагалось, что компьютеры будут предназначены для школ и малоимущих слоев населения с реализацией через почтовые отделения. Уже через полгода, в марте 2008 года первые компьютеры Tecata вышли в свет на производственной базе компании Glotur Production. Предполагалось к концу 2009 года собирать до 300 компьютеров в сутки, или до 100 тысяч ПК в год.

Однако далеко не все специалисты и пользователи восприняли программу «народного» компьютера с энтузиазмом. Заявленная конфигурация — процессор 2 ГГц, оперативная память 512 Мб, жесткий диск от 40 Гб, CD-ROM, 17-дюймовый CRT-монитор, антивирус Dr. Web, ОС Windows Vista Starter и офисный пакет Microsoft Works — по цене в 350 долларов вызывала усмешку: в те годы за эти деньги можно было купить компьютер и помощнее.

Со временем у производителей возникли трудности с финансированием, и цена «народного» компьютера стала увеличиваться — сначала 400 долларов, а потом еще выше. «Например, в ВКО учителям продавали «народный компьютер» по цене свыше 750 долларов США», — отмечает Михаил Тюнин. По мнению эксперта, причины провала следующие:

1. Фактический спрос на компьютеры оказался намного ниже по сравнению с прогнозами, согласно которым ожидалось, что число желающих купить «народный компьютер» достигнет 400 000 человек. На самом деле, оказалось в сотни раз меньше. Снижения стоимости компьютеров за счет большого объема производства не получилось.

2. Распространение «народных компьютеров» в глубинке доверили «Казпочте», не имеющей опыта работы с продажей и обслуживанием компьютерной техники. Люди просто не доверяли покупке компьютеров через непрофильную организацию.

3. В сельской местности компьютер оказался бесполезным для общения с е-правительством, поскольку интернет в селах появился позже. Предложенная модель использования беспроводных технологий в сельской местности (проект «Электронная деревня» в п. Кокпекты Карагандинской области) оказался невостребованным центральными и региональными властями.

Таким образом, примерно через два года после объявления, этот проект стал историей. Примечательно, что изначально производить «народный компьютер» собирались несколько компаний, но именно почивший в бозе Glotur стал символом провального проекта.

3. Казахстанский планшет «Акку»

Планшет «Акку»

Завод «Caspiy Electronics» в Актау торжественно презентовали в конце 2011 года, по специально организованному телемосту церемонию открытия наблюдал глава государства Нурсултан Назарбаев. На предприятии собирались выпускать телевизоры, мониторы и планшетные компьютеры — что тогда казалось настоящей сенсацией. Тем более что, как обещали производители, планшет под торговой маркой «Акку» будет не просто собираться в Казахстане, но также использовать местное программное обеспечение.

Правда, впоследствии появилась информация, что местное содержание в планшете состоит только из названия — «Акку», плюс меню на казахском языке и кюй «Сарыарка», который должен звучать при включении гаджета. Сам аппарат, как оказалось, будет производиться в Китае.

Собственно, бизнес-идея заключалась в том, чтобы собирать планшет на предприятии на территории специальной экономической зоны «Морпорт Актау». Это давало освобождение от таможенной пошлины на комплектующие, плюс нулевой подоходный налог. В итоге, как заявлялось, изделие обойдется покупателям всего в 500 долларов.

Однако громким планам было не суждено сбыться. Как писал Profit.kz, проект завода оказался убыточным, планшет так и не вышел в производство, финансовая полиция возбудила уголовное дело в отношении должностных лиц АО «НК СПК «Каспий». Следствие установило, что оборудование, представленное на сумму 600 млн тенге фактически стоило 20 миллионов. А недавно по уголовному делу был вынесен приговор — директора завода признали виновным в мошенничестве и осудили на 6 лет.

4. Парк инновационных технологий «Alatau IT City»

Это самый неоднозначный проект, из всех перечисленных нами. Наверняка найдутся те, кто не согласится с тем, что СЭЗ ПИТ «Алатау» нельзя назвать прорывным ИТ-проектом Казахстана. Мы выскажем свою точку зрения, но сначала вспомним некоторые факты.

«В сентябре 2006 года в поселке Алатау под Алматы открылся парк информационных технологий (ПИТ) «Alatau IT City», первый проект по созданию технопарка национального уровня в Казахстане, деятельность которого нацелена на создание, укрепление и развитие ИТ-индустрии Казахстана в рамках государственных приоритетов по диверсификации экономики, развития высоких технологий и создания рабочих мест для высококвалифицированных кадров», — передавал Казинформ. В ПИТ «Alatau IT City» планировалось запустить завод по производству жидкокристаллических панелей, наладить выпуск радиосистем и сопутствующих аксессуаров, а также разрабатывать программное обеспечение.

Технопарк получил статус специальной экономической зоны, компании на его территории имеют ряд льгот по налогам, а в 2014 году ожидается введение принципа экстерриториальности.

Мы не утверждаем, что ПИТ совсем не работает: известно, что ряд компаний наладили производство своей продукции на территории технопарка, в последнее время к парку проявили интерес интернет-компании. Согласно последним данным, в парке работают порядка 150 компаний, хотя полный список участников найти не удалось. На сайте «ПИТ» в наличии только список арендаторов, порядка 50 компаний. Например, на конец 2012 года из работающих на территории парка 135 компаний активно действовали только 60. Что касается отдачи от парка, то в новостях можно встретить информацию, где в качестве показателя роста СЭЗ «ПИТ» приводится объем уплаченных налогов его участниками, исчисляемый в несколько миллиардов тенге (к середине 2013 года — 3,5 млрд тенге), а не объем средств, оставшихся у участников СЭЗ «ПИТ» для собственного развития, и это вызывает недоумение. Также часто ведутся разговоры об освоении земель под парк, что вряд ли можно назвать позитивным результатом.

В общем, несмотря на громкие заявления и грандиозные планы, существует мнение, которое мы также разделяем, что со своей задачей ПИТ «Алатау» пока не справляется. За 7 лет работы парка сменилось 7 руководителей, в связи с чем возникают вопросы о компетентности менеджмента управляющей компании. Средств было вложено около 10 миллиардов тенге, 7,5 млрд тенге в строительство первой очереди и порядка 3 миллиардов — на строительство второй.

Будем надеяться, что технопарк «Алатау» все-таки станет локомотивом ИТ-отрасли Казахстана.

5. Талоны к водительскому удостоверению

Талон к водительскому удостоверению

В славном 2007 году в Казахстане планировалось ввести талоны к водительским удостоверениям, которые представляли собой пластиковую карту с микрочипом, куда записывались бы все нарушения водителя транспортного средства. Этой же картой можно было оплатить штраф. Выпуском талонов занималось АО «Процессинговый центр», которое входило в состав холдинга «Зерде».

С самого начала было непонятно для чего нужна еще одна карта/талон, когда в водительских удостоверениях нового образца уже был встроен чип. Более того, чтобы получить талон, нужно было заплатить 2000 тенге. Учитывая, что в Казахстане в 2008 году было зарегистрировано около 3 миллионов водителей, «только за услуги по персонификации талонов АО «Процессинговый центр» получит 6 миллиардов тенге», писал журналист газеты «Время» Геннадий Бендицкий. Он также отмечал, что введение талонов к водительским удостоверениям могло привести к монополизации страхового рынка, поскольку с выпускающим талоны «Процессинговым центром» в хороших отношениях находились две аффилированные между собой страховые компании.

В общем, по идее этим талоном прямо на месте можно оплатить штраф, однако для этого требовалось положить некий депозит в размере, по разным данным, от 25 000 до 100 000 тенге, причем снять эти деньги невозможно. «По сути дела, мы имели платежную карточку, но не банковскую, — отмечает руководитель фонда «Информационная инициатива» Михаил Тюнин. — А поскольку на руках у населения довольно много банковских карт, возникает вопрос: зачем государство обязывает открывать еще одну карту?» К тому же, государство признает, что водитель — потенциальный нарушитель ПДД, отмечает он.

Эта затея была неоднозначно встречена обществом, часть водителей успела получить талон — не ясно лишь, кто смог им воспользоваться. Тогдашний председатель комитета дорожной полиции МВД РК Омурзак Тусумов заявил, что идея «талонизации всей страны была пролоббирована группой депутатов парламента в 2003 году»...

В итоге в 2008 году АО «Процессинговый центр» обратилось в МВД с предложением приостановить введение талонов к водительским удостоверениям, а затем проект потихоньку свернулся. «Процессинговый центр» вышел из холдинга «Зерде» и вскоре вообще перестал существовать.

6. Национальная операционная система

Сейчас, в связи с событиями на Украине и России, последняя особенно остро почувствовала потребность в наличии собственного программного обеспечения. Потому что во многих отраслях наблюдается полная зависимость от западного проприетарного «софта», в том числе в вооруженных силах, МВД, госучреждениях и в финансовых институтах. А при введении экономических санкций западное ПО может попросту отказать.

В 2007 году (неужели?) в Астане состоялся «круглый стол», на котором обсуждались возможности создания национальной защищенной операционной системы (НЗОС). Национальную ОС с открытым исходным кодом планировалось создать в рамках первого этапа программы национального электронного правительства, рассказывает Михаил Тюнин. «Одна из причин, почему у нас это не пошло — потому, что не оказалось специалистов, которые могли бы разобрать бинарный код и потом его собрать, — говорит он. — Даже на написание технического задания приглашали специалистов из России». В конкурсе на создание НЗОС планировали пригласить компании из России, Беларуси, Южной Кореи и Казахстана. Однако при расчете бюджета на этот проект выяснилось, что национальная ОС получится слишком «золотой», на порядок дороже использования проприетарных решений. Один из недостатков идеи НЗОС, по мнению М. Тюнина, состоял в идее реализации платформы в большей степени для е-правительства, в то время как НЗОС могла бы работать на благо армии, МВД или образовательных учреждений.

К слову, в 2008 году казахстанская компания ARTA Software представила собственную разработку операционной системы на базе ядра Linux под названием Arta OS. Изначально операционная система задумывалась как возможность снизить стоимость поставок ПО в школы и вузы. В то же самое время Arta OS рассматривалась больше как имиджевый проект. В настоящее время никакого упоминания об этой операционке на сайте компании нет.

7. Космический спутник KazSat-1

Запуск космического спутника нельзя отнести исключительно к ИТ-явлению, однако аэрокосмическая отрасль одна из самых технологичных, поэтому проигнорировать ее достижения мы никак не можем.

В июне 2006 года состоялся запуск первого казахстанского телекоммуникационного спутника KazSat. Коммерческая эксплуатация спутника была начата в ноябре 2007 года: на спутник были переведены интернет-коммуникации и сети телевещания. К концу 2007 года загрузка спутника составила 70% от запроектированных возможностей. Однако в начале 2008 года в работе спутника начали возникать сбои, и к концу этого года он перестал отвечать на сигналы управления и ушел в неориентированный полет. За время работы спутника Kazsat-1 заработал 2,5 млрд тенге, в то время как только на спутник было потрачено почти 10 млрд тенге.

В настоящее время запущен в эксплуатацию космический спутник Kazsat-2, а в конце апреля 2014 года произошел запуск спутника Kazsat-3.