Следите за новостями

Не так страшен KazSat, как им пугают

Интервью с Алексеем Черновым, президентом АО «Кателко», об ожиданиях и возможностях казахстанского спутника связи.

24 июля 2006 16:24, Александр Таланов, Мегаполис
Рубрики: Бизнес, Связь

И все-таки казахстанские операторы разочарованы первым национальным спутником, как бы нас ни пытались убеждать в обратном. Судя по предложениям, которые они писали, когда KazSat только задумывался, его технические характеристики хоть и ненамного, но отличаются от их желаний. Но главным камнем преткновения стала точка стояния. По словам специалистов, угол возвышения приемо-передающих антенн относительно линии горизонта должен быть не менее 25 градусов на всей территории Казахстана. А при точке стояния 103 градуса этот угол составит 13 градусов. Для наших операторов это недопустимо. Они хотели совсем другого.

Впрочем, трагедию из этого, похоже, никто не делает. На мою просьбу рассказать о том, насколько оправдались ожидания, вице-президент АО «Казахстанские телекоммуникации» («Кателко») Алексей Чернов ответил:

— После утверждения технического задания сравнивать те пожелания, которые мы давали, с конечным результатом просто некорректно. Так, как ты хочешь, получается только тогда, когда ты делаешь все сам для себя. Государство заказало спутник. Ему продавать этот ресурс, поэтому учитывать или не учитывать наши пожелания — его дело. Поэтому такая постановка вопроса по сути своей некорректна.

Сейчас полученные результаты можно сравнивать лишь с техническим заданием. И если полученные в результате летно-конструкторских испытаний (ЛКИ) параметры спутника соответствуют записанным в техзадании, дальше уже все по местам расставляет жизнь. Через год-два-три станет ясно, насколько хозяин спутника угадал или не угадал. Покупают у него или не покупают, или покупают не за те деньги, которые он хотел. Это обычный бизнес, в котором действуют обычные законы. Вы же видите — магазинов понастроят, а потом через полгода смотришь — магазин вылетел в трубу. И никто не падает в обморок. Ну не додумался хозяин, что место малолюдное или что-то другое. Всегда есть проблемы, которые на первый момент не приняты во внимание или не так оценены.

— То есть вы трагедию из этого не делаете…

— Конечно, нет. Здесь может быть только одна проблема. Представьте, что вы приходите на базар. И если вас никто не хватает за руки и не толкает вам в карман помидоры, которые вам нравятся, одновременно вытаскивая из того же кармана ваши деньги, то трагедии здесь нет. Другое дело, если вам, не спросив, сунули гнилые помидоры, забрали деньги и сказали: «Все, ты помидоры получил — иди дальше». Поэтому если не будет жесткой обязаловки, что все должны работать через KazSat, а все будет построено на нормальных бизнес-отношениях, можно только за рюмкой чая разговаривать, что было бы лучше, если было бы вот так. Но я понимаю, что на эту тему разговаривают везде и всюду. Даже говорят, что было бы лучше, если бы у «Мерседеса» была палитра не из пяти, а из 15 цветов. Просто у кого-то шубка не того цвета была.

— Ну а ваши прогнозы какие? Будут заставлять или нет все-таки?

— Трудно сказать. До тех пор, пока аппарат не «задышал» как положено, все это на уровне домыслов. Никто не будет предпринимать никаких шагов до тех пор, пока не будут подписаны результаты ЛКИ и не станет ясно, что аппарат соответствует всем требованиям. По моим сведениям, где-то в 50 процентах случаев ни один аппарат не соответствует в полном объеме пожеланиям заказчиков или не может быть задействован в полной мере. Виной тому могут быть вполне объективные причины. Например, может выясниться, что через 10 градусов висит другой аппарат и влияет на первый. И тогда владелец первого спутника вынужден просто не задействовать часть ресурсов. Когда закончатся ЛКИ, понадобится еще, как минимум, полгода, чтобы утрясти вопросы взаимного расположения, электронно-магнитной совместимости с другими аппаратами. Только тогда можно будет говорить, что аппарат имеет такие-то ресурсы. И тогда, если у кого-то есть рычаги воздействия, он может сказать: «мол, извините, вы «попали», все строем маршируем туда». Но сейчас, думаю, ни у кого рука не поднимется давать команду «иди туда, не знаю куда».

— Но вы, зная технические характеристики, заинтересованы в этом спутнике?

— Понимаете, здесь нет понятия «заинтересованность». Есть понятие «разворачивание бизнеса». Вот вы приходите на остановку. По вашему маршруту ездят маленькие «газели». Вы как-то втискиваетесь и ездите на них. Вам обещают, что через полгода акимат всех «построит», и будут ходить большие шикарные автобусы. Но вы все равно будете ездить на «газелях» до тех пор, пока не увидите эти шикарные автобусы и не узнаете, что они действительно шикарные, что можно постоять лишние десять минут, но потом проехать с большим удовольствием. Поэтому после того, как спутник будет сдан в эксплуатацию, после того, как будут официально «засвечены» результаты, которые в принципе могут быть прописаны уже в договоре на аренду, тогда можно планировать бизнес уже с учетом KazSat.

Но придется подождать. Процесс испытаний достаточно сложен, тем более что этот аппарат в принципе первый. Первый не только для Казахстана, но и для Хруничева. Плюс центр управления и контроля — он тоже в Казахстане первый.

— Пока не запустили KazSat-2, какой спутник может выступать в качестве резервного?

— Понимаете, когда говорят «резервный спутник», это своего рода блуд. Потому что если вы ставите одну линию, скажем, из Алматы в Астану, у вас две станции, две антенны в Алматы и Астане, которые между собой связаны. И в случае перестройки на другой спутник специалисты за пять-шесть часов их могут развернуть. Если же у вас стоит одна передающая станция и три тысячи приемных… Вы же понимаете… Это же нужно два-три месяца ездить по всей территории Казахстана и разворачивать все эти приемные антенны. Вы говорите «резерв», а каждый понимает это по-своему. Есть бутылка водки, а в холодильнике резервная. Достал вторую и допил. А есть бутылка водки, а резервная находится в круглосуточном гастрономе на другом конце города. Тоже резерв, но суть разная. Поэтому говорить о спутнике, который может выступить резервом, в принципе нелогично.

Реальный резерв — это когда в этой же точке висит второй аппарат с такими же параметрами, у которого полезная нагрузка временно отключена. Но все считают деньги, у всех трезвый ум, и все понимают, что такая схема может быть обоснована в каких-то единичных случаях. Для разных систем связи должны быть свои схемы. На KazSat установлены 12 рабочих транспондеров. По международной практике, если спутник загружен наполовину, то это уже хорошо. Соответственно вторая половина, даже если на нее нет покупателя, она рабочая. Помимо этого, на KazSat есть два резервных транспондера. Два отказывают, два задействуются — и конфигурация изначальная. Когда говорят об отказе, то имеют в виду, что спутник полностью неуправляемый или вся полезная нагрузка неработоспособна. Это тот вариант, который был на «Экспрессе-11».

— Но это редко случается, насколько я понимаю…

— Случается редко, но стращают чаще. А так обычно к концу срока жизни 80 процентов аппаратуры на спутнике уже не работает. Поэтому, когда аппарат отработал половину срока, уже начинают думать о следующем. Хоть все и говорят, что 10-11-12 лет, но у всех хватает ума не доводить до этого.

Комментарии