Следите за новостями

Цифра дня

На 54-м месте Казахстан в рейтинге скорости 4G

Демонополизация доступа к сети

Президент Национальной телекоммуникационной ассоциации Евгений Малишевский и эксперт Жакипбек Айдабеков — о ситуации, сложившейся вокруг проекта пиринг-центра.

4 апреля 2008 11:58, Рафаэль Балгин, Деловая неделя
Рубрики: Интернет

В прошлом номере, «ДН» предложила вниманию читателей репортаж о прошедшем на прошлой неделе в Алматы совещании по вопросам снижения тарифов на интернет-трафик в РК. Кроме интересующих всех пользователей интернет-услуг вопросов особое внимание вызвали реплики некоторых участников, которые могли бы сойти за конфронтационные порывы, направленные в адрес главного оператора — «Казахтелекома». Последний представлялся в ряде случаев как монополист. При углубленном анализе прозвучавшего на совещании стали проявляться очертания глубинных нюансов тех самых реплик. За разъяснениями «ДН» обратилась в Национальную телекоммуникационную ассоциацию (НТА), от двух представителей которой прозвучали слова, взбудоражившие телекоммуникационный штиль, держащийся в телекоммуникационной сфере, несмотря на незначительные поветрия.

Контента нет?!

В материале «Проект «Казахтелекома» как объект пристального внимания», опубликованном в прошлом номере, президентом Национальной телекоммуникационной ассоциации Евгением Малишевским и экспертом Жакипбеком Айдабековым было заявлено, что предлагаемый к совместной реализации проект пиринг-центра (центра обмена интернет-трафиком) создается монополистом. Это, по его мнению, основная причина того, что другие операторы безынициативно относятся к такой затее доминирующего оператора.

Основной интерес у присутствовавших на прошедшем совещании журналистов возник к складывающимся отношениям «Казахтелекома» и Национальной телекоммуникационной ассоциации, а также к тому, почему именно эта некоммерческая структура была рекомендована Агентством РК по информатизации и связи (АИС) на позицию куратора проекта пиринг-центра. Эти же вопросы, так и не прозвучавшие на совещании, «ДН» задала собеседникам при встрече.

По их словам, идея кураторства ассоциации в проекте пиринг-центра зиждется на принципах, сходных с имеющимися в российской и украинской практике, где некоммерческие структуры занимаются операторской деятельностью. Жакипбек Айдабеков считает, что между Национальной телекоммуникационной ассоциацией и «Казахтелекомом» нет никаких конкурентных отношений и быть не может. «Мы некоммерческая организация. Задачи, которые мы решаем в основном включают в себя корректировку законодательной базы на соответствие международному законодательству, демонополизации сектора, конкурентного развития и прочего», — добавил он.

Конфронтации в отношениях с «Казахтелекомом» представитель НТА Евгений Малишевский не видит: «Мы к конфронтации не стремимся, а стремимся найти консенсус. У них узкая задача, а мы стремимся понять и их интересы, и стремления других операторов».

Он считает, что кураторство, на которое ассоциацию рекомендовало АИС, может позволить избежать тотальной монополии на данном сегменте. Также господин Айдабеков обратил внимание на то, что «при возможных неадекватных условиях», создаваемых «Казахтелекомом» и «Нурсатом», НТА способно инициировать создание другими операторами альтернативного пиринг-центра, в котором должным образом может быть обеспечена прозрачность подобного проекта.

Рекомендацию АИС Жакипбек Айдабеков объяснил так: «Распоряжение о создании пиринг-центра почему-то поступило прямо в «Казахтелеком». Эта компания, естественно, выполнила эту задачу. С другой стороны, заместитель председателя АИС Аскар Бишагаев, понимая главенствующее положение «Казахтелекома», предложил участвовать в данном проекте и альтернативным операторам, интересы которых было предложено представлять профильной некоммерческой организации».

По мнению господина Айдабекова, законодательное поле в отношении интернета в нашей стране в настоящее время «не совсем четко отработано». Он полагает, что из-за этого возникала ситуация, когда «Казахтелеком», как основной поставщик внешнего интернет-трафика и основной площадки размещения казахстанских интернет-ресурсов, де-факто определяет ситуацию на рынке интернета в Казахстане, в том числе и позиционирование в данном сегменте и других отечественных провайдеров. По его словам, как бизнес-ориентированная компания «Казахтелеком», естественно, работает на получение доходов и так, чтобы для нее было все максимально удобно. «Я не думаю, что «Казахтелеком» добровольно свои функции кому-нибудь отдаст. Это было бы с позиции его интересов неправильным», — пояснил он.

По словам эксперта, либерализация телекоммуникационного рынка в Казахстане не является самоцелью. Однако именно она влечет за собой создание новых рабочих мест и конкурентных преимуществ, при которых качество услуг значительно возрастет. Для того, чтобы выполнить эту задачу, по его мнению, «Казахтелеком» должен контролироваться государством как доминирующий оператор в разных сегментах услуг, т.е.  монополист. Вместе с тем эксперт Айдабеков за то, чтобы этот процесс происходил закономерно и логично: «Одномоментно ничего не делается. То, что мы сделали за достаточно короткий промежуток времени, достаточно много. Другие государства на это тратили долгие годы».

Как говорит Айдабеков, когда возникла идея создания пиринг-центра, ассоциация эту идею поддержала, полагая, что кроме того отечественные операторы получат еще и доступ к другим типовым и перспективным решениям, которые сейчас активно работают или тестируются на аналогичных зарубежных площадках (вход на ftp-серверы, обмен голосовым и медийным трафиком, региональные субпроекты пиринговых услуг и прочее). Однако, по его словам, в настоящее время в этом нет особенного смысла, так как отечественные операторы первого уровня, не располагающие большими ресурсами, не считают необходимым активно вести работы в этом направлении. Особенно учитывая, что примерно 80% интернет-ресурсов страны расположено на площадках «Казахтелекома» и «Нурсата», и даже не говоря о том, что порядка 80% интернет-обращений в Казахстане происходит к российским сайтам, а главным оператором внешнего трафика является «Казахтелеком».

Тем не менее, несмотря на крайний недостаток контента, в НТА считают, что волевое решение АИС и премьер-министра РК может помочь расширить масштаб внутреннего трафика и обращений к отечественному контенту извне. «Мы же не какая-нибудь Зимбабве. Мы должны иметь ресурсы, где можно было бы размещать наше культурное достояние и вещи, которые были бы интересны для обращения к ним извне», — считает Айдабеков, отмечающий пока только один крупный казахстанский проект — так называемое электронное правительство, которое призвано вывести прозрачность госорганов на новый уровень (хотя одновременно в ведомостях «ДН» говорят о запрете для сотрудников на использование e-mail для общения со СМИ).

«Если программа формирования электронного правительства будет реализована в полном объеме и данный казахстанский контент будет создан и будет работать, то это будет началом подъема интернет-контента в целом и активной работы интернет-операторов, потому что на эту основу идеи будет наращиваться все новый и новый контент. Это должно быть скелетной структурой. К сожалению, процесс идет медленно. Есть сайты госорганов совершенно формальные. Конечно, контентную составляющую трудно определить каким-нибудь законодательным решением. Она должна быть востребована обществом. Электронное правительство — государственная идеология. А по остальному кто может заставить кого-нибудь создать какой-нибудь сайт? Одноклассники.ru и похожие сайты не просто так создавались. Просто были идеологи, которые создали сайт в рамках маркетинговых стратегий, учитывающих востребованность таких ресурсов», — считает эксперт Айдабеков.

По мнению Евгения Малишевского, уже создана база для того, чтобы можно было поднимать контент. Этому может содействовать и проект центра обмена интернет-трафиком. Стоимость интернет-доступа в этой ситуации будет значительно ниже, чем была, когда он осуществлялся через внешние каналы. Развитие содержательной части Казнета, по мнению господина Малишевского, выгодно отечественным операторам и конечным потребителям интернет-услуг.

Это произойдет, по его мнению, в силу того, что у первых при массовом обращении вырастет доход и снизится себестоимость услуг. «Пиринг-центр должен будет служить не только делу обмена трафиком, но, возможно, он должен предоставлять хостинговые услуги, оказывать поддержку для развития контентной части», — предположил Малишевский.

Вместе с тем он обратил внимание на то, что пункт 3 статьи 26 Закона РК «О связи» вступил в действие позже остальных. В нем говорится о том, что каждый оператор сети телекоммуникаций обязан обеспечить техническую возможность свободного выбора пользователями услугами связи оператора междугородней/международной связи.

По его словам, несмотря на вступление в силу этого положения 1 января 2006 года, оно не выполняется. К этому эксперт ассоциации Жакипбек Айдабеков добавил, что именно «Казахтелеком» не желает иметь конкурентов на сети междугородней связи. Хотя современные технические условия позволяют по одному кабелю пускать различные сигналы и не только одного оператора.

Казахстан имеет большой транзитый потенциал. По территории нашей страны проложен мощный оптоволоконный кабель, соединяющий Китай с его миллиардным населением и Европу с ее интеллектуальным потенциалом. Жакипбек Айдабеков по этому поводу сказал, что выгодополучателем от этого транзита является также «Казахтелеком» как хозяйствующий субъект и бизнес-компания. На базе TAE магистрали создавались локальные оптические кольца с участием «Казахтелекома», которые позволяют «закрыть» потребности в телекоммуникационных услугах. В дальнейшем на этой базе Национальной супермагистрали будет создано казахстанское кольцо, от которого пошли веточки. Хотя уже сейчас наряду с «Казахтелекомом» насыщением базовыми магистралями и их компонентами также занимаются «Транстелеком», «Казтранском», «Казтранс», которые строят собственные магистральные оптические сети.

В НТА полагают, что с точки насыщения IP-магистралей контентом значимым показателем является плотность населения. Стоимость затрат на одного абонента в Казахстане и, к примеру, в соседнем Узбекистане сильно разнится. Становится очевидным, что объемы контента зависят не только от количества населения, но и еще от количества компьютеров, подключенных к сетям, людей, желающих работать в интернет-пространстве, а также наличия коммуникационных составляющих этого процесса. Сейчас все упирается в вопрос «Будет ли контент в Казахстане?».

В отношении же ряда предлагаемых индивидуальними и групповыми инициаторами проектов контент-наполнения казнета Евгений Малишевский признал, что они могли бы заткнуть за пояс очень многих. Однако, по его мнению, у нас в деле инновационно-технического развития почему-то принято копировать существующие в мире модели, не всегда подходящие своей спецификой для Казахстана.

Хотя в этом плане как хороший пример он привел практику китайского технологического парка Шеньжень, на базе которого развилась мощнейшая индустрия в сфере телекоммуникаций. По его словам, там идея развития телекоммуникационного потенциала основывается на принципах планомерного формирования заказа по развитию телекоммуникационной сферы, которое идет от простого к сложному. «Только после того, как вам начнут поступать заказы с коммерческими требованиями по стандартам и сертификации и у вас сформируется команда, только тогда вы будете способными решать различные вопросы», — считает Евгений Малишевский.

Оператор для операторов?

По причине баснословной дороговизны интернет-услуг от альтернативных операторов в сельской местности в Казахстане, и в частности в Алматинской области, Евгений Малишевский заявил, что объективной причиной складывающегося положения дел является тариф «Казахтелекома», который для других операторов многократно превышает тариф для конечного пользователя. Он считает, что в данной ситуации налицо несогласованность политики «Казахтелекома». Существующее положение в области тарифов им объясняется просто: налицо стремление «Казахтелекома» удержать монопольное положение.

Впрочем, нельзя сказать, что монополист вообще не идет навстречу пользователям. На этой неделе им были снижены тарифы на услуги широкополосного доступа к сети интернет. В частности, с 1 апреля 2008 г. произведено снижение тарифов на услуги широкополосного доступа к сети интернет для групп пользователей: «юридические лица» и «физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица» по тарифному плану «Без учета трафика (Unlimited)» в 2 раза — при пропускной способности порта от 256 Кбит/с и выше, в 4 раза — при пропускной способности порта 128 Кбит/с. Так, например, тариф на данную услугу при пропускной способности порта 128 Кбит/с ранее составлял 62226 тенге в месяц (без учета НДС), с 1 апреля он снизился до 15500 тенге (без учета НДС). Тариф за данную услугу при пропускной способности порта 256 Кбит/с ранее составлял 111983 тенге в месяц (без учета НДС), с 1 апреля снизился до 55500 тенге (без учета НДС). Кроме того, с 1 апреля 2008 г. для групп пользователей «юридические лица» и «физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица» ежемесячная плата за услугу широкополосного доступа к сети интернет по тарифному плану «Казахстанский Интернет» снижена почти в 3 раза.

Кроме случаев по недостаточной интернетизации сельских регионов, примеры которых были озвучены на совещании 26 марта, даже в самом центре Алматы возникают парадоксальные ситуации с обеспечением интернет-доступа. По информации Евгения Малишевского, некоторые фирмы и частные лица вынуждены пользоваться даже сотовой связью, когда вполне логично подключаться через «Казахтелеком», для того чтобы получить доступ к сети интернет. Это происходит из-за того, что отдельные дома, находящиеся в эпицентрах сноса ветхого и старого жилья, становятся непривлекательными клиентами для «Казахтелекома».

К этому Жакипбек Айдабеков добавил свое мнение в отношении происходящего. По его мнению, «Казахтелекому» следовало бы стать «оператором для операторов». Эксперт Айдабеков констатирует, что сейчас «Казахтелеком» занимается всем: розничными и оптовыми продажами, магистральными и местными сетями телекоммуникаций, радиосетями, абонентскими системами доступа, сотовой и спутниковой связью. Конечно, в условиях доминанты «Казахтелекома», другим операторам приходится нелегко. Демонополизация, таким образом, по его словам, происходит не такими темпами, какими хотелось бы.

Наряду с этим, по мнению Евгения Малишевского, нынешняя непривлекательность центра обмена интернет-трафиком объясняется еще и тем, что подробная информация о пиринг-центре скрывается его руководством.

«Мы не говорим, что в «Казахтелекоме» плохие люди. У нас со всеми руководителями различных компаний хорошие отношения. Мы друг друга понимаем. И по большому счету если взять меня, его или вас и назначить топ-менеджерами в «Казахтелекоме», просто в силу объективных закономерностей развития монополии и ее стремления укрепиться мы бы все действовали бы так же, как теперешнее руководство доминирующего оператора», — считает при этом он сам.

В заключение беседы Евгений Малишевский сказал, что в Казахстане необходимо уходить от противоречия интересов: «Первые шаги были по проектам ЕБРР, который давал рекомендации по либерализации отрасли в Казахстане, когда от АИС было убрано право собственности. Интересы собственника и органа, регулирующего положение в телекоммуникационной сфере Казахстана, удалось разделить. Следующим шагом должно стать то, что агентство должно уйти от положения администратора государственных программ, который продает оборудование, торгует компьютерами, маршрутизаторами и сетевым оборудованием. Механизм не должен проходить через уполномоченный орган».

Комментарии