Следите за новостями

Цифра дня

71,5 млрд тг заработал Kcell за полгода

Наши сети притащили GSM

Итоги прошедшего 20 июля «круглого стола» на тему «Рынок сотовой связи в РК: соотношение цены и качества».

26 июля 2007 11:58, Руслан Минулин, Экспресс-К
Рубрики: Рынок, Связь

Казахстанское Министерство обороны распоряжается 95 процентами радиочастотного спектра. На оставшихся 5 процентах ютятся 10 млн. абонентов сотовых операторов, зрители кабельного ТВ и прочие гражданские пользователи. Правила игры на этом крошечном радиочастотном диапазоне всяк формулирует для себя сам.

20 июля в алматинской редакции «ЭК» состоялся «круглый стол» на тему «Рынок сотовой связи в РК: соотношение цены и качества». За «круглый стол» «ЭК» нам удалось усадить почти всех влиятельных игроков сотового рынка в Казахстане. Дискуссии шли так горячо, иногда — сразу в четыре горла, что оппоненты уже похлопывали друг друга по плечам и готовились перейти в рукопашную.

Защити меня, тариф

Начало нашей встречи грозы не предвещало. Директор научно-консультационного центра Национальной телекоммуникационной ассоциации РК Евгений Малишевский рассказал об отмеченном им активном росте сотового рынка. Оборудование, мол, заменили, качество сигнала выросло, а вместе с ним — и абонентская база. Соответственно, оживилась конкурентная борьба за клиентов. «Казахтелеком» наконец отменил свое требование к операторам строить всю сотовую связь только через линии монополиста. Это кардинально улучшило качество связи, но проблемы не закончились.

«Сегодня все упирается в наращивание мощностей. Самая острая проблема — рост абонентской базы опережает технические возможности имеющейся инфраструктуры. Она попросту зашивается. Очень часто спрашивают, почему компании сотовой связи не снижают тарифы, а им просто нельзя снижать. Иначе они будут захлебываться», — говорит Евгений Витальевич.

Эти «захлебывания» памятны казахстанским абонентам не только по новогодним и прочим праздникам. В такие «красные» дни календаря на сутки задерживаются SMS-сообщения, звонки не проходят, а вместо них в трубке раздается кошмарный писк: «Cеть недоступна». Сегодня это все чаще происходит и в будни.

Светлане Савченко, президенту Лиги потребителей Казахстана, как-то объяснили: если бы ресурсы сотовых операторов в Казахстане успешно справлялись с пиковой нагрузкой, то нынешние тарифы не покрыли бы расходы компаний.

Контролировать же качество услуг сотовой связи в республике сегодня приходится: самим сотовым компаниям. Объясняя такую забавную коллизию, начальник отдела присвоения радиочастотного спектра (РЧС) департамента связи Агентства по информатизации и связи (АИС) Виталий Ярошенко процитировал «Правила оказания услуг сотовой связи».

«Качество услуг сотовой связи должно соответствовать стандарту. А стандарта нет. Как разработаем стандарт, так и будем проверять, какого качества услуги предоставляют операторы сотовой связи. На данный момент мы не можем проверить», — развел руками Виталий Владимирович.

Не дай звонку сорваться

Качество связи сотовые операторы отслеживают сегодня независимо друг от друга и от беспомощных (пока) госорганов. В ТОО «GSM-Казахстан» (торговая марка К’Cell), к примеру, в первую очередь ориентируются на стандарты, принятые в корпоративной среде. Инженеры центров оперативного обслуживания получают информацию о работе сети, о сбоях работы каналов связи и базовых станций. Например, такое случается, когда на определенной базовой станции идет превышение допустимого числа сорванных звонков.

«Есть у нас и драйв-тесты: оборудование ставится на подвижные объекты, они ездят по городам и трассам. В режиме реального времени наши сотрудники отслеживают уровень сигнала, замеряют разные технические показатели, выявляют проблемы. Есть обратная связь со стороны наших абонентов. Ключевые показатели — стандарты по доступности сети, по количеству недозвонов — мониторятся на постоянной основе. Они входят в нашу систему внутренней отчетности. Мы обязаны перед своими учредителями и абонентами поддерживать эти стандарты на самом высоком уровне. Планирование сети мы проводим сегодня с использованием самого современного программного комплекса. Без использования автоматизированных систем это уже невозможно», — утверждает Нурлан Саргаскаев, директор по развитию бизнеса ТОО «GSM-Казахстан».

У Beeline технические специалисты ежедневно мониторят аж 500 параметров, подсчитал руководитель дирекции регионального развития ТОО «КаР-Тел» Магауя Уморбеков. В обеих компаниях отслеживают и жалобы абонентов в call-центры. Так, на «горячую линию» Beeline, по собственным данным компании, за период с 7 июня по 5 июля поступило 239 претензий на качество связи. Жалобы разделились так: «нет связи» — 87 претензий, «нет сети» — 57, «сеть занята» — 45, «нет исходящих» — 22. Зафиксировано 11 срывов звонка. Оставшиеся 17 обращений к «жалобной книге» связаны с отсутствием зоны покрытия, входящих звонков и низким качеством передачи речи.

К сожаленью, день рожденья

Впрочем, рынок сотовой связи в Казахстане все еще остается диким, уверена Светлана Савченко. Дату рождения ее сына в компании Beeline запомнили, похоже, навечно: именно в этот день до Светланы Юрьевны не дозвонились разом 40 абонентов, стремившихся навестить на празднестве маму с сыном в санатории «Алатау» под Алматы. После этого Лига потребителей открыла у себя очередную «горячую линию» и тоже начала коллекционировать жалобы на сотовых операторов. По ее итогам здесь планируют подать иск в суд от «неопределенного круга лиц». У расстроенной мамы и защитницы абонентов мы поинтересовались: как именно она будет обосновывать в суде свои претензии к оператору? Ведь если стандартов качества нет, то претензий к Beeline тоже не сформулируешь, правда?

«Существует само понятие качества. Потребитель имеет право на получение связи. Если он ее не получает, эта услуга уже некачественная. Это первое, очень важное. Второе — потребитель имеет право на информацию о том, за что он платит деньги», — уверена Светлана Юрьевна.

Впрочем, сыпать щедро все шишки на головы сотовых операторов сегодня, как выяснили собравшиеся за «круглым столом» «ЭК», было бы несправедливо. Ведь на самом деле не они сегодня делают погоду в радиочастотном диапазоне страны. В стороне от всех этих жарких баталий, безучастно ко всему происходящему в радиоэфире сегодня прочно обосновался самый главный «игрок» сотового рынка Казахстана. Он контролирует почти весь радиочастотный спектр (РЧС) республики. РЧС — это стратегически важный, ограниченный ресурс любой страны — не менее стратегический, чем нефть или вода.

Но ни один казахстанец ни sim-карты, ни сотового телефона, ни минуты трафика от этого таинственного игрока не получил. Потому что не положено.

GSM?! Отставить!

«Когда принимали таблицу распределения полос радиочастот, основной РЧС отдали Минобороны. Как основному пользователю РЧС Минобороны принадлежит 95 процентов спектра. Мы, АИС, у них просим — согласуйте для нас, если вы не пользуетесь. Они нам либо отказывают, либо дают разрешение. В других же странах Минобороны — такой же пользователь радиочастотного спектра, как и любой другой оператор», — открыл страшную военную тайну Виталий Ярошенко.

Впрочем, тайной это уже перестало быть с того момента, как сотовые операторы поняли, с какой именно прапорщицкой простотой военные распоряжаются своим добром. На любую попытку операторов попросить еще чуток спектра они слышат грозный окрик: «Отставить!».

95-процентный ломоть РЧС казахстанских военных выглядит весьма солидно по сравнению с аппетитами того же Пентагона. Ведь в США Минобороны принадлежит: всего 25 процентов радиочастотного диапазона. Может быть, именно поэтому в США тарифы на сотовую связь ниже казахстанских вчетверо. «Казахстан — самое милитаризованное государство в мире», — сыронизировал Евгений Малишевский. Он сравнивает эту львиную долю военных с «черным ящиком». Хотя сам-то догадывается, что именно там происходит.

«Те частоты, которые находятся в распоряжении МО, являются основой пополнения карманов целого ряда офицеров центрального аппарата министерства, его региональных подразделений. Они их продают. Если взять таблицу распределения частот, можно увидеть, к примеру, что некоторые частоты закреплены за военно-воздушными силами, радиолокаторами. И вдруг на этой частоте спокойно разворачивается широкополосный доступ в интернет. Сменили начальника войсковой части — бах, плати снова, неси новый чемодан», — раскрыл еще одну военную тайну связист со стажем.

Лишить военных этой заманчивой монополии ни АИС, ни операторы, конечно, не вправе. На заседании госкомиссии по радиочастотам во главе с премьер-министром этот вопрос поднимался не раз. Результаты вы видите — горько отметили в АИС. Последний раз комиссия собиралась 2,5 года назад, теперь вот, не спеша, планируют вновь собраться.

На мое дурацкое замечание, что Казахстан не собирается вроде ни с кем воевать и спрос на эти 95 процентов у военных должен быть минимальным, гости «ЭК» отреагировали бурно и хором: «Наверняка. Но вы докажите! Это же закрытая информация!».

Заставь генерала делиться

«В программу развития отрасли телекоммуникации заложено проведение конверсии — высвобождение полос Министерством обороны, передача этих полос радиочастот нам, АИС. Для проведения конверсии Минобороны требует денег на закупку нового оборудования, которое будет работать в других диапазонах», — говорит Виталий Ярошенко.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить: заставь Минобороны платить за РЧС наравне с остальными, сразу выяснится, что такое огромное количество частот им и не нужно вовсе. Простимулировать генералов мог бы, к примеру, закон о радиочастотном спектре. Если его когда-нибудь напишут.

«А кто в итоге страдает? — задал риторический вопрос Нурлан Саргаскаев. — Наши потребители. Мы отстаем именно потому, что многие вопросы у нас решаются через пень-колоду. Стандарт GSM в Казахстане был введен на 3–4 года позже России. Если бы не это отставание, уровень проникновения у нас сегодня был бы уже стопроцентный! Мы бы сейчас боролись с Beeline за качество связи».

Нурлан Тынышбаевич уверен, что эти вопросы нельзя считать второстепенными. Казахстан может и должен сокращать цифровое неравенство. У страны есть не только амбиции, но и все условия по выполнению всех установок президента и правительства. Вполне реально войти в число 50 конкурентоспособных экономик. Если сегодня уровень проникновения сотовой связи около 60 процентов, то к концу года он достигнет 70!

Что имеем — то храним!

Многим памятна пресс-конференция сотовых компаний в Алматы по поводу внедрения на казахстанском сотовом рынке стандарта 3G. Бизнесмены били премьер-министру челом и просили дать им еще немного спектра. 2–3 месяца назад операторы побывали и в столичном главке АИС с той же просьбой. На переговорах с компанией «Алма ТВ» (кабельное телевидение) K’Cell даже уговорил телевизионщиков потесниться на своем диапазоне. Но из Минобороны в ответ на запрос сотового оператора ответили стандартно: «НЕ ПОЛОЖЕНО!» Какие же тут могут быть запреты, если обе столицы уже используют эти якобы «запретные» и «закрытые» частоты под кабельное ТВ?!

Какие именно потери несет сегодня бюджет? (Читай: какие суммы оседают в карманах у нечистоплотных военных?) Догадки можно строить бесконечно. Но вот в США сегодня планируется одна интересная сделка — и как раз по радиочастотам. Google, знаменитая поисковая интернет-система, расширяет свою деятельность на рынке беспроводной связи. О своем предложении правительству США на днях рассказали владельцы. Компания готова выкупить у американских властей радиочастоты за 4,6 млрд. долларов США и с нетерпением ждет аукциона. Минфин США обязан провести его в срок до 28 января 2008 г. Заокеанское правительство планирует привлечь на аукционе в общей сложности около 20 млрд. долларов США.

Узбекские частоты ближе к уху

Если сравнение с американским рынком радиочастот многие сочтут некорректным, то запросто можно примеры для сравнения поискать поближе. В Узбекистане недавно компания K’Cell купила местного сотового оператора на корню. Так у него при абонентской базе в миллион человек в распоряжении находится 34 канала в диапазоне 900 МГц (в Казахстане K’Cell добился выделения лишь 24 каналов от государства) и еще 50 каналов в диапазоне 1800 МГц — невиданная роскошь для казахстанских бизнесменов от сотовой связи. И это при том, что и Казахстан, и Узбекистан составляли не так давно единую систему противовоздушной обороны СССР, а значит — одинаково бдительно вроде бы должны и свой РЧС хранить.

«У окружающих нас стран нет проблем с частотным ресурсом. Пожалуйста, операторы, вот вам частотные ресурсы, платите за них деньги. За каждый мегагерц радиочастотного спектра, который получает K’Cell или Beeline, мы, в отличие от Минобороны, платим деньги в бюджет. Эти миллионы поступают от нас каждый год. Почему бы не провести действительно независимый анализ, а не отпускать все вопросы на волю Минобороны. Хочет — дал, не хочет — не дал. По нашим заявкам мы получаем от АИС ответы следующего содержания: мы передали ваш запрос Минобороны, получили отрицательный ответ. На основании чего? Мы сейчас готовим исковое заявление в суд и уведомили об этом АИС», — сообщил собравшимся Нурлан Саргаскаев.

Компания рассчитывает, что, увеличив свой радиоресурс хотя бы наполовину (до уровня Beeline), K’Cell сможет уверенно снижать тарифы, не боясь перегрузок в сети. Если же обоим операторам — и K’Cell, и Beeline — позволить увеличить диапазон до 12,5 МГц (это, впрочем, и обещано им еще в лицензии), то емкость радиоресурсов увеличится в 2–3 раза.

Сегодня клиент «наговаривает» в среднем 150–200 минут в месяц. Расширив свой диапазон, компании могут опустить тарифы так, что абонент «разболтается» до 400–500 минут ежемесячно, не теряя качества связи.

«Впрочем, при всех своих недостатках и сложностях становления GSM-формата в Казахстане сотовые компании уже заслужили глубокий поклон сотен тысяч алматинцев. Активное развитие и проникновение сотовой связи в южной столице привело к полному уничтожению в городе тараканов. Они исчезли как класс», — торжественно сообщил своим собеседникам Евгений Малишевский.

Комментарии