Следите за новостями

Александр Ляхов: аудиторию нужно захватывать сейчас

Интервью с Александром Ляховым о Казнете вообще и о конфликте между ИАК и Award.kz в частности.

25 сентября 2013 13:36, Карим Токтабаев, Profit.kz

Поводом для разговора с Александром послужил недавний конфликт в рядах ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана» (ИАК), в результате которого Общественный фонд «Национальная интернет-премия AWARD.kz» покинул ИАК. Напомним, что Александр Ляхов является вице-президентом ИАК по связям с общественностью, а до недавнего времени входил и в Попечительский совет AWARD.kz, который покинул после выхода AWARD.kz из ИАК. Мы попросили Александра поделиться своим видением случившегося, а заодно поговорили о том, что происходит в Казнете.

Александр Ляхов

Александр, что произошло между ИАК и AWARD.kz? И почему вы приняли сторону Ассоциации, хотя стояли у истоков интернет-премии?

— Все ждали разоблачений или разборок по поводу денег. На самом деле у Кости (Константин Горожанкин — директор ОФ «Национальная интернет-премия AWARD.kz») возникли трения с Шавкатом (Шавкат Сабиров — президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана»). Если не складываются отношения, то тут уже «всякое лыко в строку». Например, приняли в члены ассоциации Международную интернет-выставку «Internet Avenue», а Костя был против и стал задавать вопросы, требовать точного исполнения процедур и т.д. Костя любит все делать по букве, однако, когда у людей нормальные отношения, то на какие-то вещи не обращаешь внимания, но если случилась «заруба» — то тут можно ко всему прицепиться. И пошло-поехало. Это же было не на уровне личных отношений, а происходило в рассылке, которую получают члены ИАК; многие стали просить исключить их из переписки, которая настроила большинство членов ассоциации против Кости. Дошло до того, что в повестке внеочередного общего собрания членов ИАК появился пункт о деятельности Кости в отношении ассоциации. Но ИАК — это объединение юридических лиц, а Костя представляет в нем ОФ «Национальная интернет-премия AWARD.kz». У меня возник конфликт интересов: с одной стороны, я — вице-президент ИАК, с другой — учредитель и член Попечительского совета AWARD.kz.

Считая, что Award.kz нужен ИАК, и в то же время ИАК нужен AWARD.kz, я предложил другим соучредителям AWARD.kz (Константин Горожанкин, Алексей Ли, Амирет Конысбаев и Серик Кушпанов) вариант, при котором AWARD.kz остается в составе ИАК, а кто-то из нас заменяет Костю на собраниях. Однако после долгого обсуждения решили все-таки выйти из ассоциации. Тогда я предложил сделать это тихо, без «битья посуды»: т.е. мы договариваемся об исключении из повестки собрания пункта о Косте, а сами пишем заявление о выходе из ассоциации. Ну объявят на следующем собрании, что за истекший период из ассоциации выбыло столько-то компаний, включая AWARD.kz — обычный рабочий момент. Всякое бывает… Понимая, что присутствие Кости на собрании обязательно спровоцирует конфликт, я считал, что ему и ходить туда не стоит, но Костя сказал, что обязательно придет на собрание. После чего мне все стало ясно…

Но ведь Горожанкин причиной выхода назвал несоответствие действий и принципов ИАК принципам AWARD.kz. Что члены Ассоциации не видят сделки, которые совершаются от имени ИАК…

— На этот счет существует ревизионная комиссия, которая осуществляет контроль над финансово-хозяйственной деятельностью ассоциации. Хочу напомнить, что в начале деятельности ассоциации я был ее исполнительным директором и единственным, кто работал на полную ставку. Участников было мало — 10-15 компаний, взносы — мизерные (мы специально так сделали, чтобы привлечь больше компаний), — откуда брать деньги на зарплату? Выручали тендеры. Работу по выигранным тендерам мы делали честно, но сама необходимость постоянно мотаться в Астану и возиться с бумажками угнетала. Я продержался восемь месяцев и ушел, оставшись вице-президентом на общественных началах.

Александр Ляхов Александр Ляхов

Что касается обвинений в использовании ИАК в своих целях… Можно ведь и про Костю сказать то же самое: что он использует в своих целях AWARD.kz. При том, что сам конкурс вовсе не прибыльный!

В общем, после решения общего собрания ИАК об исключении AWARD.kz, я написал, что не считаю себя вправе оставаться среди его учредителей и членов Попечительского совета. Если учесть, что в прошлом году я отдал фонду домен award.kz и покинул пост сопредседателя Оргкомитета конкурса, то с AWARD.kz меня больше ничего не связывает.

Давайте поговорим о конкурсе. Каково, на ваш взгляд, будущее AWARD.kz?

— Проблемы с конкурсом начались в прошлом году. Если бы в январе я знал, что Софья (Софья Носкова — генеральный директор ТОО «Творческая группа «Весна», технологического спонсора конкурса) беременна, я был бы категорически против изменения схемы проведения конкурса. Дело в том, что «движок» (CMS) сайта конкурса разрабатывается под его схему проведения. В первый год он всегда «сырой», на второй год «баги» убираются, работа более-менее нормализуется, и только на третий год все идет по накатанной. К 2011 году схема работала уже третий год, вот почему конкурс стал идеальным с технической точки зрения. Члены Малого и Большого жюри благодарили нас за то, что все было четко и понятно. И тут, чтобы добавить конкурсу динамики, с 4-этапной схемы перешли на 2-этапную, пришлось переписывать «движок». Но — Софья в июне рожает, ей и ее мужу не до конкурса (Николай Носков — технический директор «Весны»). К тому же, у студии есть коммерческие заказы… Я сам в январе попадаю в больницу: долгое лечение и восстановление — мне тоже не до конкурса. А мои функции как раз технические — тестирование «движка» и поиск «багов», подбор членов жюри, контактирование с ними и разъяснение принципов работы.

У Горожанкина, который отвечал за пиар и проведение церемонии награждения, прошлый год тоже выдался сложный. Во-первых, были проблемы с запуском и поиском клиентов для Processing.kz, третий год «кушавшим» денежки инвесторов. Во-вторых, он возглавил стартап-акселератор iStartup.kz, много времени уделял организации конференций InvestorDay и iMIX. Да и то, что сейчас вылилось в АКИБ (Ассоциация казахстанского интернет-бизнеса и мобильной коммерции), это ведь тоже работа не одного дня…

В общем, прошлый год для AWARD.kz оказался провальным. То участники не могли зарегистрироваться, то «баги» вылезали один за другим, пиар «хромал»… Я смотрю, что все заняты своими делами, всем не до конкурса, да и сам я устал. Если в 2005 году я держался за конкурс, воевал до последнего, то теперь решил сделать хорошую мину при плохой игре. И объявил как Ельцин: «Я устал, я ухожу» ;-)

В этом году я не вижу, что что-то меняется. До сих пор висит прошлогоднее Положение о конкурсе, и по каким правилам он проводится — непонятно. Судя по всему, Косте по-прежнему не до конкурса. Раньше мы друг друга дополняли, а сейчас ни противовесов, ни сдержек в Оргкомитете нет.

Хотелось бы верить в лучшее. Хотя Азиза Шужеева, генеральный директор Седьмого канала, и написала в Фейсбуке, что у молодых одни деньги на уме, им награды конкурса не нужны, я все же считаю, что признание профессионалов важно. Да и больших денег в Казнете я пока не вижу…

Александр Ляхов Александр Ляхов

О Казнете давайте поговорим позже. А сейчас хотелось бы услышать ваше мнение об ИАК. Что хорошего сделано за прошлый год?

— К таким структурам отношение всегда скептическое, но они нужны. Как любая бизнес-ассоциация, ИАК влияет на развитие отрасли. Представители ИАК участвуют в обсуждении самых разных законопроектов, потому что многое сейчас касается интернета, и без общественной экспертизы их нельзя принимать. Принят закон об электронных деньгах, а сейчас идет работа над законопроектом об электронной коммерции. По инициативе ИАК запущен сайт Safekaznet.kz («Горячая линия» по противодействию противоправному контенту), проводятся всевозможные мероприятия, исполнительный директор ассоциации Асет Нурпеисов ездит по школам и разговаривает об интернете с детьми. Поэтому говорить, что ИАК ничего не делает — это неправильно. Другое дело, что это — бизнес-ассоциация, и одним из главных пунктов деятельности любой бизнес-ассоциации является содействие ее членам в их интересах. Те же законы об электронных деньгах и электронной коммерции помогают всему рынку, но и себе тоже. Опять же, тендеры, — государство является крупным заказчиком.

Какие проекты выполнил ИАК?

— Правильнее говорить о сайтах, сделанных членами ассоциации. Хороший пример — Уикипедия. В ближайшие дни будут запущены два мощных тематических портала, созданных при поддержке Службы центральных коммуникаций при Президенте РК — «История Казахстана» и «Ислам». У многих наших компаний есть проекты при господдержке, направленные на развитие идеологии и политики. В данном случае ИАК участвует опосредованно, но это всегда плюс, когда, участвуя в тендере, ты указываешь членство в бизнес-ассоциации.

Поговорим о вас. В последнее время вы стали много писать о спорте. С чем это связано?

— Футбол и теннис мне всегда нравились. Поэтому когда мне предложили вести теннисный раздел в еженедельнике «Sport Review», я с удовольствием согласился. И благодаря сотрудничеству с журналом я съездил с нашей мужской сборной в Остраву на матч против сборной Чехии в рамках Кубка Дэвиса, в прошлом году побывал на финалах Кубка Дэвиса и Кубка Федерации, на итоговом турнире года у мужчин…

А теперь о нашем любимом Казнете. В прошлом году вы закрыли «Блинную»…

— Но есть желание возобновить. Я тогда закрыл, потом открыл, но на другой основе: брал один или несколько сайтов — то, что привлекало мое внимание, не в обязательном порядке уже, а для души. Но тоже не выдержал. А сейчас вижу, что появляются интересные проекты, о которых хочется рассказать людям. Когда ты пиаришь себя сам, ты говоришь только о том, какой ты хороший. Я же смотрю на проекты со стороны и могу заметить недостатки, а также сравнить с другими, аналогичными проектами: у этого одно хорошо, а у другого — другое, этому проекту не хватает того, что есть у второго или третьего. Всегда есть возможность, невзирая на личные интересы, показать общую картинку. Поэтому я подумал о том, что хорошо бы возобновить «Блинную Дяди Шала» и, может, уже через недельку открою ее снова. Не на регулярной основе, а по ситуации. Ведь рутина убивает творчество.

Александр Ляхов Александр Ляхов

Что вы наблюдаете сейчас в Казнете? Что хорошего, что плохого?

— Хорошее? Я писал три года назад и ошибся со своим прогнозом. Я писал, что грядут президентские выборы, а под выборы начинается политическая борьба, и политикам нужны платформы, на которые они могли бы опираться. Соответственно, пойдут деньги на сайты. Другое дело, что в нашей стране этого не происходило, потому что де-факто выборы всякий раз были безальтернативными. Но сейчас все ближе момент, когда место главы государства освободится, и на него найдется немало претендентов. А значит, будет борьба, и в ход пойдут все ресурсы, включая сайты.

Но ведь большинству простых пользователей нужна не политика, а развлечения, игры, шопинг?

— Те, кто дают деньги, видят лишь свой интерес. И пусть дают деньги! Я к чему: в любом случае, деньги в Казнет пошли, и не важно, из каких они источников — из частных кошельков или из госбюджета. Чиновники начинают понимать, что репрессивными мерами и офлайновыми средствами политику и идеологию проводить сложно, поэтому сейчас деньги на идеологические и политические ресурсы выделяются и государством, и оппозицией.

Но аудиторию нужно захватывать именно сейчас, а не перед выборами. Сейчас нужно входить на рынок и стараться как можно дольше соблюдать статус независимого, неангажированного ресурса. Так что нас ожидают интереснейшие предвыборные баталии!

С этим понятно. А что у нас плохого?

— Много говорят о стартапах, но я не вижу удачных проектов, за исключением «Тикетона». Которому уже два года, и это уже далеко не стартап. А молодые… каждый год одни и те же лица. Они ухитрятся по два-три года получать гранты, пусть небольшие — по 10-15 тысяч долларов, — и постоянно что-то улучшают, улучшают, а сайтов-то нет! Все на уровне альфа-, бета-тестирования, прототипов и т. п. А потом проект тихо умирает, и стартаперы переключаются на другую идею.

Александр Ляхов Александр Ляхов

Если следовать классическому методу стратегического планирования, скажите — чего нам следует опасаться?

— Интернет развивается. Однако меня больше всего напрягает возня вокруг языков и этнических вопросов. Идет конкретное раскачивание общей лодки. В 1987 году я впервые попал в Алма-Ату, и казахский язык невозможно было услышать. Сейчас ситуация совершенно другая. И чем дальше — тем больше ситуация будет меняться, причем сама по себе. Уверен абсолютно! Не нужно подогревать ситуацию. Вы сделайте все ясли и детсады с казахским языком, ведь дети осваивают языки легче, чем взрослые. Начните с малого, потом потихоньку дело и до школ дойдет. И дети придут из садиков, уже свободно говорящие по-казахски. То, что происходит в интернете в отношении языкового вопроса, ничего кроме отторжения и раскола среди самих казахов не вызывает. Я боюсь этого. И чем дальше мы в интернет влезаем, тем больше этих вещей.

Кстати, Казнет хорошо развивается в части казахского языка. Приходит молодое поколение, для которого казахский — родной, и они ходят на казахскоязычные сайты, а там градус обсуждений совсем другой. И каким будет это поле? Все будут стараться находить консенсус или это будет в чистом виде поле боя, на котором… молодежь не обладает критическим взглядом, она очень быстро вспыхивает, очень быстро соглашается на флешмобы. Какая разница — выйти ногу поднять или магазины сжечь?

На эту тему немало копий сломано, оставим ее другим. Как вы видите развитие интернет-коммерции? Говорят, что объем интернет-торговли за год составил порядка 400 млн долларов?

— Мне кажется, существует проблема, заключающаяся в подмене понятий. Air Astana и КТЖ продают билеты через сайт — это электронная коммерция? Да. Но разве можно сравнивать эти компании с простыми интернет-магазинами? Поэтому, когда мы говорим о сумме в 400 миллионов, в ней огромная доля этих двух монополистов. И как судить о развитии отрасли в целом? Это как средняя температура по больнице — один умер, другой выздоровел, — а в целом, все нормально.

Я считаю, что бизнес-ассоциации вместе должны добиваться преференций для участников электронной коммерции. Хорошо, если ты монополист, у тебя есть ресурсы. А если ты небольшая компания? Опять же, хорошо, когда у тебя есть варианты. При наличии надежного основного офлайн-бизнеса, интернет-магазин потерять не страшно. Если же у тебя только интернет-магазин — ты либо пан, либо пропал. И нужно, чтобы государство тебе помогало хотя бы законами.

С другой стороны, в свое время я предлагал создать фонд страхования электронной коммерции, который защищал бы пользователей от недобросовестных продавцов. Ведь любой бизнес живет за счет потребителей, которые приносят деньги.

Комментарии