Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Тахир Такабаев, ahost.kz: наш ЦОД заполнен лишь на 15%

Интервью с генеральным менеджером ТОО «Академсеть» Тахиром Такабаевым о плюсах и минусах работы на рынке ЦОДов, а также его перспективах.

17 октября 2012 12:46, Наргиз Асланова, Profit.kz
Рубрики: Интервью

Рынок центров обработки данных в Казахстане не может похвастаться масштабностью и большим количеством игроков. В отличие от многих других сфер ИТ-отрасли, данный сегмент в Казахстане находится еще в начале своего развития. О плюсах и минусах работы на рынке ЦОДов, а также его перспективах в интервью Profit.kz рассказал Тахир Такабаев, генеральный менеджер ТОО «Академсеть», владеющего одним из коммерческих дата-центров в Алматы — Ahost.kz.

Тахир Такабаев Тахир Такабаев

— Тахир, вак бы вы оценили рынок центров обработки данных в Казахстане? Что он сегодня собой представляет?

— Нужно разделять рынок ЦОДов и рынок коммерческих ЦОДов. ЦОДы строят для себя банки, крупные корпорации. Этот тренд достаточно развит и есть крупные интеграторы, которые могут похвастаться определенными успехами в ЦОДостроении. С точки зрения коммерческих ЦОДов — рынок в зачаточном состоянии. У нас единственный пионер — «Казахтелеком», который построил 12 коммерческих ЦОДов по республике. Вроде бы неплохо! Но здесь есть вот такое «но». Я могу привести ряд статистических отчетов по российскому рынку, где на Россию приходится свыше 50 тысяч стоек, шкафов в коммерческой эксплуатации. При этом в обзоре рассматриваются только коммерческие ЦОДы свыше 100 стоек. Например, один из лидеров нашего рынка хостинга — «Интернет-компания PS», — у них 9–10 стоек.

Поэтому, с большой долей уверенности я могу сказать, что рынок коммерческих ЦОДов находится в зачаточном состоянии. Но, с другой стороны, он на старте. «Казахтелеком» анонсировал два больших ЦОДа в Алматы и в Астане, также в Павлодаре будет строиться ЦОД размером порядка 1000 стоек. Это информация из прессы, поэтому более точные цифры назвать затрудняюсь.

— На ваш взгляд, почему такая ситуация сложилась?

— Первое — это политика «Казахтелекома». Есть такое понятие — ограничение на порту. То есть, в какой-то момент «Казахтелеком» был доминантом рынка в казахстанском сегменте интернета (сейчас их доля неуклонно снижается и если государство демонополизирует частоты LTE, их доля пойдет на снижение). Политика «Казахтелекома» была такова: если ты частный пользователь, хочешь скачивать оттуда, из Африки, то тебе самая максимальная скорость; а вот если ты бизнесмен и хочешь делать бизнес в сети Казахстана, то будь добр, плати бешеные деньги. То есть, как наша нефтяная отрасль настроена на прокачу «туда» сырой нефти, так и наша телекоммуникационная отрасль настроена на прокачку трафика «оттуда». И, как следствие — в Казахстане всего 100–130 тысяч доменных имен зарегистрировано, а только в зоне.ru — свыше 5 миллионов доменов (есть еще зоны.su.рф), то есть превышение над Казнетом в 50 раз. Население у нас в 10 раз меньше, а отставание — в 50 раз. Это и есть следствие ограничения на порту. Вот у меня мощность достаточно большая, много контента, это ресурсы для казахстанских граждан, но к ним — скорость у абонентов «Казахтелекома» 2 Мбит. Почему? Почему «Казахтелеком» к доменам в других зонах делает скорость в 100 Мбит, а до казахстанских доменов для своих же клиентов делает 2 Мбит? Ответ понятен. Вот это и сдерживало рынок коммерческих ЦОДов.

Затем, есть так называемые веб-приложения и офисные приложения. В наш ЦОД зашли несколько банков. Они зашли только для своих офисных приложений. Банки делают резервную гермозону для себя и получают 100-процентный бэкап. Пожары и затопления — это большой бич. Таких случаев очень много: сгорел дата-центр нефтяной нацкомпании в Астане, был пожар в серверной «Казахстан Темiр Жолы», в серверной крупной компьютерной компании, целый день стоял затопленным серверный узел крупного инвестиционного банка. Поэтому резервный ЦОД нужен многим компаниям. Коммерческих ЦОДов для веб-приложений при 100–140 тыс. доменных имен в Казахстане много не надо. А вот для офисных приложений возможностей очень много. Мое мнение: чем больше ЦОДов будет в Казнете, тем больше пользы он получит.

Тахир Такабаев Тахир Такабаев

— Насколько высок спрос на услуги дата-центров в РК?

— В Казахстане большинство пользователей понимает ЦОД как веб-приложение. Якобы, это место для хранения сервера с большой бесплатной дыркой в интернет, и все. Чтобы поставить стойку, мы предоставляем комфортные технологические условия, а за канал нужно платить отдельно — многие этим шокированы. В этом плане возможности «Казахтелекома» гораздо выше, чем у любого стороннего оператора ЦОД.

— Получается, клиенты не совсем понимают, зачем им нужны коммерческие ЦОДы?

— Общее понимание есть, но детально да, действительно не понимают. Даже многие профессионалы.

— А каков ваш прогноз развития рынка?

— Как я уже говорил, в России сейчас 50 тысяч стоек в коммерческой эксплуатации. Соотношение Казахстана и России — 1 к 10 по населению. По идее, у нас должно быть 5 тысяч стоек. Если «Казахтелеком» 12 ЦОДов по 100 стоек даже построит, — это 1200 стоек. Где-то еще должно быть 4000 стоек. Причем, это на данный момент, чтобы сравняться в пропорциях с Россией. А там рынок не стоит на месте.

И второе — облачные сервисы. Почему-то все компании ориентируются на зарубежные облачные сервисы, а не на казахстанские. Например, я предложил сотовым операторам организовать для абонентов облачное хранилище. Они отвечают — у нас есть для Nokia SkyDrive, в подарок для Lumia дают 20 Гб бесплатно. Есть еще Dropbox, iCloud и другие. Но SkyDrive находится в Америке. При цене мобильного интернета в 1 тг за мегабайт, чтобы эти 20 Гб заполнить, нужно заплатить 20000 тенге, и чтобы скачать, нужно еще столько же заплатить. Если сотовые операторы подойдут к развитию — развлечения, онлайн, контент, игры, тогда дата-центры начнут развиваться примерно также, как и в России. В России уже четко поняли, что дата-центр внутри сети — это генератор трафика. В конце концов, трафик когда-нибудь станет бесплатным, на чем они будут делать деньги? Деньги нужно делать на дополнительных сервисах. Один дополнительный сервис — это сервер. 1000 сервисов — это 1000 серверов. 1000 серверов — это ЦОД! Чем больше ЦОДов в сети, тем более она интересна клиентам. Все государства, например, строят технопарки, СЭЗ, чтобы развивать бизнес. Так вот ЦОД — это технопарк внутри сети оператора. Операторам надо дать возможность делать бизнес внутри сети и тогда бизнес сам наполнит сеть и контентом и приложениями. А у нас пока бизнес-тарифы намного выше тарифов для частников.

На самом деле, «Казахтелеком» — это профессионалы, и они предоставленными возможностями воспользовались на 100%. Тот же «Транстелеком» мог построить себе гермозону, у них денег не меньше, — не построили. Тот же KazTransCom мог построить двадцать ЦОДов, а построили только 2 на 20 стоек — в Астане и Атырау. А «Казахтелеком» — строит. Это профессионалы, они развивают облачные сервисы. Единственное — они относятся жестковато к остальным, но, наверное, такова логика бизнеса. Я их критикую (и не только я), потому что вопреки остальным операторам, они везде числятся как «национальный оператор». Хотелось бы, чтобы и для других сограждан они сделали что-то исходя из этого статуса, а не только для прибыли своих акционеров старались (у них только 51% — акции государства. Более 40% акционеров — иностранные компании). Но вообще то, в облаке на сегодняшний день места всем хватит. Облако — это СВОБОДА. И чем быстрее мы построим казахстанское Облако, тем больше смогут от этого выиграть все рядовые граждане.

Тахир Такабаев Тахир Такабаев

— Расскажите о вашем дата-центре — как вы пришли к его созданию?

— К идее создания ЦОДа пришел достаточно случайно. Я долгое время занимался продажами IT компонент, но в какой-то момент это становится неинтересным. Дата-центр строится на стыке каналов и энергетики. У меня была провайдинговая компания Академсеть. Как провайдер мы приняли решение уйти с рынка передачи данных. Ведь если ты маленький провайдер, тебя душат крупные рыбы. Электрика, которая была заложена в нашем здании на этапе строительства, была достаточно мощной, и я решился попробовать себя как оператор ЦОД. В России на этот бизнес нужна лицензия, а в Казахстане он не лицензируется.

— Немного технической информации: каков у вас уровень надежности, количество стоек, вычислительные мощности, площадь, система охлаждения?

— У нас максимальное количество — 70 стоек, мощность энергоузла — 450 кВт. Общая площадь 495 кв.м, площадь серверных комнат — 170 кв.м, 6 раздельных гермозон.

Сертификацией занимается Uptime Institute, который выработал стандарты. Ни один дата-центр в Казахстане по ним не сертифицировался. Существуют такие стандарты, как Tier 1, Tier 2, Tier 3, Tier 4. Каждый из этих стандартов подразумевает дублирование внутри системы, требования к зданию и т. д. Tier 3 и Tier 4 — это отдельно стоящее здание. Мы уже не попадаем. С точки зрения дублирования — да, у нас два ввода электропитания, два источника бесперебойного питания, два кондиционера на гермозону. То есть, мы близки к стандарту Tier 2. С точки зрения требований к сейсмостойкости — ни одно здание в Алматы (кроме жилого дома Столичный Центр) физически не проверялось на сейсмоустойчивость. У всех сейсмостойкость — расчетная, рассчитанная на программном комплексе LIRA. Наше здание я построил сам и знаю. У нас расчетная сейсмостойкость 9 баллов.

— Как у вас сейчас с заполняемостью?

— У нас есть договоренность с 2DAY Telecom, они будут развивать услугу Colocation (размещение сервера клиента в нашей стойке). Это облегчает мне предоставление бизнеса веберам. Все-таки, у них сильный интернет-канал. Вообще, из операторов меня активно поддержал только Beeline (2DAY Telecom — их дочка). С другими операторами у меня просто ВОЛС-стык. Но надеюсь развить сотрудничество со всеми. А с точки зрения офисных приложений я достаточно конкурентен на рынке. Не случайно несколько крупных банков выбрали меня в качестве резервного ЦОДа. Мы полгода, как первую гермозону забили, — мощности дата-центра заполнены на 15%. Сейчас продолжаем активный маркетинг. Очереди нет, но надежда есть. Хотелось бы получить поддержку вендоров. У каждой крупной компании в штате есть евангелист по ЦОДам — ни один не был в моем ЦОДе. Но, например, надо понимать, что клиент не купит сервер, если у него нет инфраструктуры. Один клиент, заходя в мой ЦОД, сразу же купил мощный Blade и мощный data storage. То есть, если вендоры будут сотрудничать с ЦОДами, они больше продадут своего товара.

Тахир Такабаев Тахир Такабаев

— С какими проблемами пришлось столкнуться при создании дата-центра?

— Самая основная проблема — недопонимание на рынке. После того, как я подал заявку в банк на кредит, мне поступил звонок от менеджера с просьбой прийти и рассказать о том, что такое дата-центр. То есть, даже для банка коммерческий ЦОД — это новая стезя.

Также, есть такой аспект — программа ФИИР, включающая программу развития ИКТ. Там сказано, что к 2014 году в Казахстане должно быть построено несколько коммерческих дата-центров. И все это, якобы, возлагается на операторов с госучастием. Я с этим не согласен, категорически. То есть, есть понимание необходимости задач со стороны правительства, но все это отдается в одни руки. При этом, например, более года «Казахтелеком» отказывал всем, кто хотел прийти на Colocation — в Алматы и Астане не было мощностей. На год развитие рынка Алматы было заторможено.

— В каком регионе сконцентрированы основные заказчики?

— По своему опыт продаж ИТ-компонент могу сказать, что практически каждый регион РК покупает достаточно много компьютерной продукции. Распределение продаж по конечному ИТ-оборудованию примерно одинаково пропорционально по всем регионам Казахстана. Это говорит о том, что с точки зрения компьютеризации продвинуты все регионы. И если у них будет инфраструктура для создания веб-проекта, то почему бы им не развить этот бизнес в регионах? Казахтелеком, например, новый ЦОД в Павлодаре анонсирует. Если мы полностью загрузим свой ЦОД, то будем строить ЦОД в Астане.

— Если говорить о расходах на построение ЦОДа — как обстоит дело с окупаемостью?

— Нам еще далеко до окупаемости, мы, скорее, ближе к банкротству. Например, если банк хочет у нас поставить свое оборудование, мы должны идти просить разрешение на прокладку оптики у «Казахтелекома». Это наш конкурент. Ответ ожидаем. Мне, как рядовому гражданину, хотелось бы получить поддержку госструктур, таких как АО «Казахтелеком», АО «Транстелеком», АО «Зерде», АО НИТ. Все они планируют построить ЦОДы и говорят об этом в будущем времени. А я уже построил.

Тахир Такабаев Тахир Такабаев

Стоимость оборудования дата-центра — от 3 до 10 тыс. долларов за квадратный метр. Оборудование у нас почти все китайское. По бюджету это процентов на 40 дешевле, чем западные бренды. Например, источники бесперебойного питания у нас от компании Kehua. Это лидер китайского рынка. На их UPS’ах работают China Telecom, 4 банка из топ 10. Мы считаем, что эти UPS ничем не хуже. Соответственно, это позволило снизить затраты. Ну, а вообще, цифры по миру — 5–20 тыс. долларов за квадратный метр.

— Какие услуги вы сейчас предоставляете и что планируете в будущем?

— Мы предоставляем услуги аренды гермозоны, стойки и юнита, с доступом к каналам шести провайдеров. Самое интересное — это продажа и аренда софтверных приложений, SAAS. Для многих коробочное программное обеспечение дорого, но его можно брать в аренду и платить помесячно. Я во многом зависим от операторов, если они пойдут на диалог, тогда будем развиваться и в этом направлении. Также готовы развивать сервисы DaaS (Desktop as a Service) для образования. Это даст ВУЗам 100% обеспеченность компьютерной техникой. Сейчас у них один компьютер на десять учащихся. Рядом с нашим ЦОДом несколько государственных ВУЗов со студенческой аудиторией 30 000 человек. Уверен, мы могли бы принести пользу и образованию.

— Каков ваш прогноз развития рынка в ближайшие годы?

— Рынок ЦОД пойдет в гору, не случайно государство это обозначило в программах ФИИР и развития ИКТ.

Комментарии