Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Сергей Миронов: «Быть хорошими для всех – это значит ввести тариф, в котором бесплатная связь на все номера»

Интервью с генеральным директором ТОО «КаР-Тел» Сергеем Мироновым о том, нужна ли казахстанцам услуга переносимости номера, почему нельзя резко снижать ставку интерконнекта, и готов ли рынок к связи 4 поколения.

10 октября 2012 15:19, Виктория Говоркова, Капитал.kz
Рубрики: Бизнес, Связь

Сергей Миронов, руководитель ТОО «КаР-Тел» Вот уже более полугода у Beeline в Казахстане новый руководитель. Третий за последние два с половиной года. Почему в ТОО «КаР-Тел» так часто меняется топ-менеджмент — вопрос, адресуемый нами в штаб-квартиру VimpelCom Ltd в Амстердаме. Нынешнего же руководителя компании Сергея Миронова мы попросили озвучить свою точку зрения по наиболее острым вопросам, вызывающим сейчас горячие дискуссии среди игроков телекоммуникационного рынка. О том, нужна ли казахстанцам услуга переносимости номера, почему нельзя резко снижать ставку интерконнекта, готов ли рынок к связи 4 поколения и почему офис Beeline переехал в Астану Сергей Миронов рассказал в интервью «Капитал.kz».

— По вашему мнению, как может сказаться переезд офиса Beeline в Астану на компании и на рынке в целом?

— В работе компании принципиально ничего не изменится. Это решение позволило нам сконцентрировать свои усилия на столице республики, быть ближе к основным государственным органам, что для такой крупной компании как Beeline является жизненно необходимым. На абонентах это никак не скажется, а если и повлияет, то только в лучшую сторону.

Центр деловой активности постепенно перемещается в Астану, крупный бизнес, контакты с которым для нас также являются жизненно необходимыми, перемещается в столицу.

Регулирующие органы находятся в столице республики, поэтому те структурные подразделения, которые завязаны на данный функционал, переехали в Астану.

В Алматы остается большой филиал, который в полном объеме обслуживает жителей мегаполиса.

— В компании довольно часто по рыночным меркам происходит смена топ-менеджмента. С чем это связано?

— Мне сложно комментировать данный вопрос, потому что в каждом конкретном случае были свои причины.

— Очертите сферу проблемных зон компании. На что вы как генеральный директор будете делать акцент в своей деятельности?

— Я бы не сказал, что у компании есть какие-то проблемы, у нашей команды есть акценты и направления развития, над которыми мы работаем. Я в свою очередь буду стремиться к тому, чтобы компания эволюционировала в лучшую сторону.

Многие тарифные предложения раньше вызывали у наших абонентов двойную реакцию. Они, с одной стороны, были достаточно интересными, с другой стороны, несли в себе так называемый «эффект звездочки», то есть сноски, пояснения мелким шрифтом. Сейчас мы отошли от этой практики, компания абсолютно открыта со своими абонентами. Политика честности и максимальной открытости является нашим принципом. Это первое.

Второе. Наши новые тарифные предложения направлены на то, чтобы сделать мобильную связь в Казахстане еще более доступной. Некоторое время назад, действительно, стоимость одной минуты разговора в Казахстане существенно превышала уровень, который является приемлемым для стран со сравнимым уровнем экономики. В частности, сравнивая с Россией, можно отметить, что мобильная связь в Казахстане была более чем в два раза дороже. При этом нельзя не отметить объективные факторы, способствовавшие относительной дороговизне связи, среди которых: отсутствие внутристранового роуминга и низкая плотность населения. Изменившиеся рыночные условия внесли свои корректировки, несмотря даже на значительные вложения в строительство 3 G. Сейчас стоимость одной минуты разговора уже вышла на уровень России, а по некоторым параметрам стала даже существенно ниже. Теперь абоненты могут общаться, практически не ограничивая себя.

И третий момент, который мы хотим совершенствовать — это качество. В данном направлении была сделана огромная работа, но сеть развивается стремительно, поэтому потенциал для развития есть всегда. Для абонента качество выражается в двух ключевых понятиях: зона покрытия и стабильность соединения. Людям важно, чтобы звонки не прерывались, голос слышался чисто; интернет-соединение не прерывалось, скорости были высокими. Также абонентам важно быть на связи в роуминге, эту возможность обеспечивают роуминг-партнеры в более чем 180 странах мира. Это те приоритеты, которые были и остаются у нашей компании. Не хочу озвучивать все планы, но уверяю вас, что вскоре абоненты Beeline почувствуют результаты этой работы.

— Действительно, абоненты не любят тарифы со звездочками. А насколько ожидаемой для вас была весьма неоднозначная реакция на последний из представленных Вами тарифных планов «Freestyle»?

— Мы не удивлены такой реакцией. Быть хорошими для всех — это значит ввести тариф, в котором бесплатная связь на все номера и при этом, по возможности, оператор еще доплачивает за каждый звонок. Это была бы идеальная ситуация. Но мы живем в материальном мире, и компаниям необходимы средства для развития сетей. Оператор должен зарабатывать для того, чтобы абоненты могли пользоваться высококачественными услугами, к примеру, связью 3G. Отмечу, что у нас самые высокие скорости среди тех стран, где мне доводилось побывать, 2–5 мегабит в секунду — это что-то недостижимое для России, Испании, Кипра, США, для целого ряда других стран. Чтобы держать такой уровень, разумеется, необходимы средства. Поэтому бесплатной сотовой связи не будет ни у одного из операторов.

— Еще один болевой вопрос — услуга переносимости номера Mobile Number Portability (MNP). Вы предсказуемо против ее внедрения в Казахстане?

— Это невыгодно никому, поскольку вложения в реализацию MNP придется делать всем трем игрокам, а эффект совершенно неочевиден. Нам придется отвлекать свои средства и реализовывать технические решения, которые позволят реализовать эту услугу. Но эффект от ее внедрения несравнимо мал по сравнению с теми инвестициями, которые необходимо вкладывать в этот проект. По опыту других стран, в самом лучшем случае услугой MNP воспользуются порядка 1,5% от общего числа абонентов.

Конкретные факты: Минэкономразвития России полагает, что там это новшество вряд ли будет широко востребовано. Операторами предоставлены данные о востребованности услуги на рынке некоторых стран, где уровень проникновения сотовой связи был уже значительным. К примеру, в Республике Беларусь количество абонентов, которые воспользовались услугой за первые 4 месяца с момента ее введения, не превысило 2 тыс., что составило 0,019% от общей абонентской базы. В Болгарии на момент ввода услуги в 2008 году только 1% абонентской базы воспользовался предоставленной возможностью, в 2009 году доля пользователей составила 0,54%. В Чехии средний объем переноса составил 0,1% абонентской базы, в Грузии — порядка 1,5%.

— Вы принимаете участие в «круглых столах», рабочих группах, где есть возможность обменяться с конкурентами своими позициями по таким спорным вопросам? У вас были открытые дискуссии на эту тему?

— Я на этой позиции работаю более полугода и стараюсь посещать все мероприятия, которые собирает министерство транспорта и коммуникаций. К моему удивлению, из первых руководителей на этих мероприятиях присутствую только я, от других операторов участвуют заместители. Поэтому обменяться мнениями с первыми лицами пока возможности не было.

— Можно ли уже говорить о том, что суббренд «Дос» уходит с рынка? Его запуск был ответом «Tele2 Казахстан» или инструментом для маркетингового маневра?

— Это было желание противостоять нашему конкуренту. В тот момент времени этот шаг сыграл свою позитивную роль, но сейчас мы пересматриваем наши подходы. Фокус будет исключительно на бренде Beeline, бренд «Дос» уйдет со сцены. Мы пришли к выводу, что нужно фокусироваться на чем-то одном, а не пытаться распылять свои усилия в разных направлениях.

— Как бы вы в целом оценили конкурентное поле в Казахстане? Согласно стратегии компании, как должны выстраиваться отношения с конкурентами по рынку?

— Мы говорим не о конкурентах, мы говорим о партнерах по рынку. Это компании, к которым мы относимся с большим уважением, и которые вместе с нами формируют рынок сотовой связи Казахстана. Кстати, по моему мнению, абсолютное большинство проблем, с которыми сталкиваются люди и компании, своим корнем имеют недостаток уважения.

Безусловно, мы сделаем максимум возможного, чтобы находиться «в рынке», но провоцировать или начинать новые войны — это не наша позиция, потому что есть экономические законы, поменять которые не сможет никто. Конечным результатом деятельности любой компании является получение прибыли. Ни одна из компаний не занимается благотворительностью и попытками обесценить имущество акционеров, поэтому чудес ждать не следует. И все резкие действия на рынке, которые иногда предпринимаются нашими партнерами, имеют временный характер. В итоге цены все равно будут соответствовать среднерыночным.

— Вы работали в разных странах. По вашим оценкам, насколько активны казахстанские регуляторные органы в телекоме по сравнению с другими странами СНГ?

— Они очень корректны и сумели найти баланс между чрезмерной игрой в демократию, когда на рынке начинаются хаос и анархия, и закручиванием гаек, когда каждый шаг согласовывается с государством. В Казахстане регуляторы контролируют принципиальные направления развития отрасли, но не административно-директивными методами, а путем поиска взаимно приемлемых решений, которые согласуются со всеми основными игроками рынка. В конечном итоге, мы имеем оптимальное, взвешенное решение. Эта позиция мне крайне импонирует и заслуживает всяческого уважения.

— Есть ли еще в Казахстане ресурс для органичного роста всех операторов одновременно?

— Что касается абонентской базы, то показатель проникновения мобильной связи в стране — 140% — говорит о том, что дальнейший рост будет очень незначительным, если будет вообще. Что касается увеличения доходности, то, безусловно, потенциал для роста существует. С точки зрения увеличения спроса по передаче данных, можно с уверенностью говорить о том, что рынок будет расти и основным ресурсом роста будет именно передача данных. Все компании, включая нас, основные усилия сконцентировали на передаче данных, и этот фокус едва ли изменится.

— Почему Beeline в Казахстане стагнирует в абонентах и в прибыли?

— Темпы роста в этом году ниже по сравнению с прошлым, но при этом никакой стагнации не наблюдается. Некоторое замедление объясняется обострившейся конкуренцией. Вместе с тем, мы зафиксировали рост количества абонентов, которые ежедневно регистрируются в нашей сети. Показатель VLR (Visitor Location Register) за последний месяц вырос на 130 тыс. абонентов, поэтому говорить о стагнации неуместно.

— Вероятно, корпоративный рынок рассматривается в качестве потенциала для роста?

— Да, безусловно. За три года после запуска направления Beeline Business нам удалось значительно усилить свои позиции в корпоративном секторе. Преимущество нашей компании в том, что своим клиентам мы предлагаем персональные решения, а не просто набор отдельных услуг мобильной и фиксированной связи.

— На каких позициях в группе компаний VimpelCom Ltd находится Beeline Казахстан?

— Начну с того, что на сегодня VimpelCom Ltd является глобальным игроком на мировом рынке телекоммуникаций. Группа компаний объединяет операторов мобильной и фиксированной связи в 18 странах Европы, Азии и Африки с общей численностью населения около 900 млн человек. В этой глобальной структуре мы занимаем 6-е место по размерам бизнеса. Внимание к нашей компании со стороны штаб-квартиры в Амстердаме повышенное, объясняется это тем, что 7 крупнейших компаний генерируют 90% выручки всей группы.

— Каковы перспективы 4G в Казахстане? Будет ли спрос на «следующие» скорости?

— Несмотря на многочисленные дискуссии о сетях четвертого поколения, думаю, что перспектива внедрения довольно отдаленная. По некоторым оценкам, работы по выделению частотного диапазона затянутся до 2015 года. Востребованность той или иной технологии напрямую связана с доступностью устройств, которые позволяют этой технологией пользоваться. Сегодня единичные устройства, поддерживающие стандарт LTE, имеют высокие цены. На мой взгляд, массовое распространение такие девайсы получат не ранее 2–4 лет.

Производители абонентских устройств должны увидеть, что услуга пошла в массы, а сотовые операторы должны понимать, что развитие этой услуги действительно будет востребовано. Когда эти два фактора сойдутся в одной точке, начнется массовый выпуск относительно недорогих пользовательских устройств с поддержкой данной технологии связи, а операторы начнут серьезно инвестировать для того, чтобы связь стандарта LTE охватывала значительную часть территории страны. По моим оценкам, в Казахстане это произойдет не раньше, чем через 2–3 года. Нужно объективно сказать, что абоненты практически ничего не потеряют от того, что LTE не запустится в одночасье. Сегодня сети третьего поколения демонстрируют скорости порядка 3–5 мегабит в секунду. Здесь и сейчас вопрос острой необходимости в развитии сетей 4G для меня является открытым. Сети 4 поколения выйдут на сцену в тот момент, когда количество абонентов, пользующихся сетями 3G, вырастет в несколько раз, они начнут потреблять больше трафика и сеть из-за ограниченности частот использования перестанет справляться с возросшим потоком трафика. И, безусловно, Beeline в этом направлении будет стремиться сохранить лидирующие позиции.

— Как вы решаете задачу низкой технической экспертизы ваших подрядчиков в сегменте FTTB и долгого времени ожидания при звонках в call-center?

— Этот вопрос я взял под личный контроль. К примеру, время ожидания в call-сenter услуги «Интернет дома» в марте составляла 6–7 минут, что, конечно, было неприемлемо. Этот показатель снизился, на данный момент составляет 119 секунд. Мы приложим все силы, чтобы положительная динамика сохранилась. Что касается профессионализма бригад, которые выезжают на место и обслуживают абонентов, здесь вопросы более серьезные, потому что это сотрудники сторонних подрядных организаций, которых мы привлекаем для проведения данных работ. Процесс селекции и отсеивания непрофессиональных компаний занимает определенное время. Но могу сказать, что ситуация с начала года существенно улучшилась.

— Какова на сегодняшний день ваша доля на рынке проводного интернета?

— Мне сложно оценивать долю. На настоящий момент двумя ключевыми игроками на этом рынке являются Beeline и «Казахтелеком», который заявил об 1 млн абонентов. Наша цифра подключенных абонентов приближается к 150 тыс. Остальные игроки имеют существенно более низкую долю на рынке.

— Какую долю в структуре ваших доходов занимает этот бизнес?

— Небольшую, пока этот показатель равен нескольким процентам.

— А сколько вы инвестируете в развитие этого бизнеса?

— Тоже достаточно ограниченные суммы. Мы их чрезмерно не форсируем, потому что понимаем, что бороться с таким игроком как «Казахтелеком» задача сложная и на данном этапе экономически нецелесообразная. Для нас этот бизнес скорее дополнительный к основному, чтобы мы имели возможность предоставлять нашим абонентам конвергентные услуги.

Комментарии