Следите за новостями

Пользоваться моментом

Информационные технологии и связь в Казахстане остаются под влиянием того приятного для всех нас состояния экономики, которое стало следствием обильного притока денег.

7 июня 2006 16:28, Алексей Иконников, Континент
Рубрики: Бизнес, Рынок

Информационные технологии и связь в Казахстане остаются под влиянием того приятного для всех нас состояния экономики, которое стало следствием обильного притока денег. Казахстанцы все меньше оглядываются на цену. То, что потребитель сегодня не экономит на благах современных технологий, видимо, несколько сглаживает для работающих в Казахстане ИТ-компаний те внутренние и внешние проблемы, которые в другой обстановке беспокоили бы их серьезнее

«Хард» и электроника: дешевизна не в цене

Дежурный, казалось бы, вопрос о том, каковы позиции технологического сектора Казахстана относительно мирового рынка информационных технологий, на самом деле выглядит глубже. Многие специалисты отрасли отвечают на него с оптимизмом: за считанные годы, по сути сведено на нет былое отставание Казахстана в оснащенности современными компьютерами и электроникой, технологиями работы с базами данных, телекоммуникационными новшествами последних поколений. Все это не новость. Удивляет другое: находясь по восприятию новинок в русле глобальных тенденций на рынках ИТ, наш рынок почему-то не реагирует на их глобальные проблемы. В Казахстане продажи увеличиваются даже тогда, когда в других странах и целых регионах наблюдается замедление роста.

Это хорошо прослеживается на рынке hardware — компьютеров, их комплектующих и мультимедиа. Как известно, мировой рынок ПК в прошлом году вырос значительно меньше, чем ожидали компании-производители. За год глобальные продажи, по данным Acer, увеличились всего на 13 процентов, в то время как аналитики обещали рост на уровне 25–27%. В этом году ситуация складывалась не лучше: по данным IDC Research, продажи ноутбуков и персональных компьютеров в четвертом квартале 2005 года превысили 60 млн. штук во всем мире, а уже в первом квартале года текущего едва дотянули до 56 млн. Характерно, что в этот процесс вовлечена и Россия: как сообщает IDC Russia, российский компьютерный рынок снизил темпы роста с 32% в 2004 году до 22% — в 2005. «Ожидания аналитиков относительно объемов российского рынка персональных компьютеров в 2005 году оказались вдвое выше фактических результатов, а в сегменте ноутбуков — на треть», — комментирует глава представительства Acer в России и Казахстане Глеб Мишин. Интересно, что хотя Казахстан также демонстрирует некоторое сокращение спроса, но в значительно меньшей степени: по предварительным оценкам IDC, рост рынка ПК в республике за 2005 год оказался максимум на 4–6% ниже прогнозных данных. А первое полугодие 2006 вновь показывает рост, который может превысить 30%.

В некоторых секторах рынка hardware и мультимедиа спрос в Казахстане вообще выходит за рамки мировых тенденций, значительно превышая прогнозные ожидания. Например, за тот же 2005 финансовый год общий оборот в СНГ японской Hitachi Data Systems, поставляющей системы хранения информации, вырос на 83%, причем более 10% прироста продаж компании по СНГ обеспечил рынок Казахстана. Другие крупные компании-вендоры также отмечают высокую доходность казахстанского рынка. Например, доходы подразделения НР по странам СНГ увеличились на 29% по сравнению с результатами предыдущего года, причем в Казахстане этот показатель, по предварительным данным, превысил 31%. Для сравнения, рост продаж НР по Казахстану оказался более чем в три раза выше, чем в Евросоюзе.

Чаще всего этому феномену можно слышать самое простое объяснение: в Казахстане рынок ИТ-продуктов еще далеко не насыщен. Безусловно, это мнение справедливо. Например, количество пользователей ПК в Казахстане оценивается на уровне 1–1,2 млн., или менее 10% населения, в том числе активных — не более 500 тыс; порог проникновения мобильной связи в Казахстане пока ниже 40%, в то время как в Европе проникновение ПК достигает 65–80%, а сотовой связью пользуются свыше 90% населения.

Однако сегодня характерной особенностью роста рынка ИТ в Казахстане являются не только его темпы, но и качество спроса. Спрос смещается в более дорогие сегменты. Казахстанцев перестали устраивать дешевые продукты сомнительного качества. В целом развитие рынка стало меньше зависеть от его физического насыщения продукцией — на первый план выходит вопрос о качестве этой продукции.

В этом смысле показательно, что крупных вендоров, поставляющих в Казахстан ПК, принтеры, мониторы и другой «хард», сегодня не очень волнует проблема так называемых «черных» сборщиков, которые пока еще присутствуют на нашем рынке. Генеральный директор НР в странах СНГ Хилмар Лоренц, комментируя ситуацию на казахстанском рынке hardware, отметил, что «с уважением» относится к тем, кто «на коленке» занимается сборкой компьютеров из деталей сомнительного происхождения. «У этих поставщиков, безусловно, пока еще есть свой потребитель, но он уже не имеет значительного влияния на рынок в целом, — отмечает г-н Лоренц. — Так что пусть рынок сам найдет им место. Сейчас у людей и у компаний в Казахстане есть деньги, причем заработанные не так легко, и они предпочитают тратить эти деньги на такую продукцию, которая удовлетворит самые высокие запросы, эта продукция явно не является сиюминутным дешевым вложением». Действительно, можно видеть, что, например, спрос на мониторы смещается в сторону более дорогих, но экологичных и компактных ЖК-панелей. Так, лидером продаж в апреле-мае, по данным Computer Club Magazine, стал ЖК-монитор Samsung SM713N стоимостью 271 долл., и это несмотря на то, что на рынке полно «классических» флэт-мониторов по цене 95–110 долл.

Совершенно схожий приоритет качества над ценой можно видеть и в секторе других «хайтековских» продуктов, таких как бытовая электроника и всевозможные гаджеты — сотовые телефоны, MP3-плееры, цифровые фотокамеры. «Сейчас наш потребитель более ориентируется на дорогие плазменные и ЖК-телевизоры,  — отмечает менеджер по продажам LG Electronics Almaty Kazakhstan (LGEAK) Рахимжан Османов. — В этом году по сравнению с прошлым очень сильно возрастают продажи ТВ: в целом прирост составляет не менее 30%, и рост обеспечивается в основном за счет более дорогих моделей. Мы видим, что цена перестала играть главную роль. Потребителя интересуют опции, дополнительные возможности, эстетический стиль продукта».

«Ценовой фактор перестал быть определяющим, — продолжает Галымжан Бердыкулов, менеджер по продажам отдела GSM LGEAK. — При примерном выравнивании потребительских характеристик у разных конкурирующих брэндов на первый план выходит эстетика — стиль, дизайн, мода. Сегодня функциональные возможности разных брэндов примерно сравнялись, причем часто они настолько широки, что люди даже не обо всех опциях знают. Проводя социологические исследования, мы пришли к выводу: покупателям сейчас больше интересен дизайн, стиль, и они готовы за это платить».

Рынок гаджетов в Казахстане, кстати, показателен тем, что очень явно ориентируется на высокие запросы. Причем запросы казахстанского потребителя уже настолько серьезны, что, например, в международной торговой компании «Евросеть» пришли к решению открыть в республике специальные салоны сотовых телефонов премиум-класса, стоимость которых составляет несколько тысяч долларов. «В прошлом году в штучном выражении в Казахстане было продано порядка 1,5 млн. мобильных телефонов, — отмечает Ирина Кравчук, директор по продажам Казахстанского филиала компании «Евросеть». — В этом году мы ожидаем увеличения рынка не менее чем на 20 % — до 1,8 млн. трубок. Потребитель отдает предпочтение более дорогим и функциональным трубкам, причем их продажи выросли даже среди массового покупателя за счет кредитования. Сейчас кредиты занимают до трети продаж. «Стартовый» пользователь — в возрасте от 14 и выше; но молодой человек уже не купит самую дешевую трубку. Чем он моложе, тем чаще он меняет сотовые аппараты, тем больше он привязан к рекламе, ко всевозможным новшествам стиля. Интересы смещаются в сторону более широкой функциональности, причем телефоны выступают не только средством связи, но и предметом моды, элементом имиджа. Спрос молодежи на модели стоимостью свыше 400 долл. очень быстро растет. Трубки меняют часто, некоторые делают это раз в полгода». К сказанному добавим, что все это происходит у нас опять-таки на фоне замедления и общей стагнации мирового рынка сотовых телефонов, начавшихся еще в 2001 году и вынудивших ведущих производителей предпринимать беспрецедентные усилия для продвижения своих брэндов. Например, ассигнования той же LG на разработку оригинального дизайна своих трубок исчислялись в 2005 году несколькими миллиардами долларов.

Итак, стабильно высокий спрос и отход от ценового фактора как определяющего — главные черты современного рынка hardware и электроники в Казахстане. То же самое — полная готовность потребителя платить, стремление к наиболее продвинутым продуктам — характерно и для программного сектора ИТ-индустрии.

Software: от творчества — к партнерству?

Рынок программных продуктов в Казахстане чаще всего затрагивается в контексте одной, достаточно узкой проблемы соблюдения авторских прав. На самом деле вопрос о том, как скоро власти решат проблему пиратских подделок на рынке, безусловно, волнует работающих в Казахстане крупных вендоров, особенно тех, которые поставляют так называемые «коробочные» продукты (готовые лицензионные приложения) — например, Microsoft. Но нельзя сказать, что этот вопрос является для них сегодня критически важным. Купит ли рядовой обыватель в Казахстане «пиратскую» копию Microsoft Windows XP или Adobe Photoshop за 600–800 тенге или предпочтет ей, например, оригинальную версию OEM без права повторной установки за 100–150 долларов — для «грандов» особой разницы нет. Рынок software в Казахстане, население которого всего 16 млн. человек, с индексом проникновения ПК менее 10 процентов, интересен мировым софтверным гигантам пока только в корпоративном секторе. Крупный бизнес, государственные холдинги и ведомства, национальные компании формируют тот основной спрос, который, собственно, и определяет состояние рынка и интерес к нему поставщиков ПО.

Спрос на программное обеспечение в корпоративном и госсекторе, как и в случае с «хардом», также ориентирован на качество: здесь обычно не экономят и стремятся приобретать самые удобные и продвинутые версии. На это и ориентируются поставщики ПО. Например, объем продаж корпорации Oracle в Казахстане за текущий финансовый год, который завершается в мае, по предварительным оценкам, вырос более чем на 30%. Основной интерес компаний, отмечает консультант по программным продуктам Oracle Михаил Михайлиди, привлекают современные системы управления базами данных и решения класса ERP — системы управления ресурсами предприятия. Потребителей также интересуют современные программные продукты, которые упрощают доступ к данным с удаленного рабочего места через интернет, что дает возможность управлять бизнесом на расстоянии. Эти и другие «продвинутые» решения, отмечает г-н Михайлиди, сегодня очень интересуют компании и госструктуры Казахстана вне особой зависимости от их цены, которая может составлять десятки и сотни тысяч долларов. Поэтому основной акцент, который компания и ее основные конкуренты делают на рынке, это современные продукты. «То новое, что появляется на мировом рынке, тут же оказывается на рынке Казахстана, — говорит г-н Михайлиди. — Наш рынок заинтересован в этих новых решениях. Только узнав о новом решении, наши клиенты начинают запрашивать его презентации, демонстрации. Интересно, что по ряду позиций мы вообще »впереди планеты всей«. Например, централизованная система управления казначейством было впервые реализована в Казахстане, сейчас этот опыт используется в других странах».

«Сейчас не только большие холдинги и госструктуры интересуются ERP-системами, но начинает проявлять интерес к этим решениям средний и даже малый бизнес Казахстана, — отмечает консультант по приложениям Oracle Андрей Суставов. — Для этого у компаний появились условия, как материальные, так и в плане инфраструктуры: хорошие каналы связи, качественный интернет перестают быть экзотикой. Растет интерес к сервис-ориентированной архитектуре. Если 2–3 года назад у нас в основном было то, от чего на Западе уже отходили, то сейчас компании стремятся переходить к ультрасовременным решениям. Республика внедряет международные стандарты финотчетности, повсеместно идет сертификация систем управления по международным стандартам качества, казахстанские компании выходят на международный рынок. Отсюда большой интерес к замене устаревших или «самописных» систем автоматизации предприятия на решения, доказавшие свою эффективность не только в Казахстане, но и в мире. Пока основную долю роста продаж Oracle в Казахстане несет крупный бизнес, в то же время крупные компании менее »мобильны« в плане переоснащения ПО. В ближайшем будущем мы рассчитываем на увеличение продаж в малый и средний сегмент предприятий. Oracle к этому готов. Мы готовы предложить широкую линейку программных решений для этого сегмента рынка. И в целом будущее мы видим в приятном свете. Пока экономика будет на подъеме, будут расти продажи: компании Казахстана становятся на ноги, растут. Налицо тенденция: компании стремятся покупать не промежуточные технологии, на основе которых можно создать свой индивидуальный программный продукт, а готовые решения. Сегодня основная тенденция в Казахстане — мы все меньше начинаем продавать технологии и все больше — приложения».

Итак, бизнес Казахстана готов платить за качественные, современные, адаптированные программные решения. И это приятно. Однако отсюда же вытекает и довольно однозначный ответ на вопрос: как может сложиться развитие собственной софтверной индустрии в республике? Во всяком случае, не стоит переоценивать ее возможности.

Если оценить потенциальный рынок для отечественных компаний, которые занимаются разработкой собственного ПО, его наглядно характеризуют два факта. Первое — это то, что наши софтверщики практически не разрабатывают так называемых «коробочных» версий программ, например, таких, какие предлагает Microsoft. Исключение составляют разве что некоторые отдельные продукты, такие как гео-эксплореры (виртуальные карты Казахстана) или переводчики с казахского. Эти скромные творческие находки, что называется, — капля в море. А более серьезные отечественные продукты массового, а не «штучного» образца на рынке попросту не востребованы, так как компании Казахстана, покупая ПО ведущих мировых вендоров, стали понимать, что писать что-то свое, «изобретать велосипед» — ненадежно и к тому же затратно.

Во-вторых, даже если у нас и существуют амбиции создания собственных «силиконовых долин» по разработке ПО, то следует понимать, что для этого необходимы колоссальные человеческие, интеллектуальные ресурсы. Например, разработка одной из СУБД для предприятия, лицензии на пользование которой Oracle продает в Казахстане, потребовала в общей сложности 7 тыс. человеко-часов. Есть ли в казахстанском софтверном бизнесе подобные ресурсы? Способен ли он в обозримом будущем создавать «коробочные» продукты хотя бы для нижнего сегмента рынка класса, например, Windows SQL Server? Большой вопрос.

Бизнес казахстанских софтверных компаний изначально строился по другому принципу. Это была сугубо проектная деятельность, отработка определенных заказов компаний и правительства. После 2001 года, когда началась информатизация в госсекторе, ряд наших производителей ПО неплохо поднялся именно на госзаказах такого рода. Параллельно сектор софтверщиков начал зримо расслаиваться. Одни не выдерживали заявленную планку, других пришедшие в Казахстан «гранды» уличали в банальном воровстве идей. С рынка стали исчезать универсалы, торговавшие как собственными, так и чужими, немного «доработанными» под местный рынок решениями. Кстати, деятельность разработчиков ПО в Казахстане не лицензируется, что создает здесь определенный правовой вакуум. Те компании, которые не ушли в смежные секторы ИТ-рынка, например в системную интеграцию, оказались перед выбором. Либо — пытаться работать на заказы госведомств и компаний (что предполагает как серьезный уровень профессиональных ресурсов, так и, в силу нашей системы организации бизнеса, определенные корпоративные связи). Либо, что гораздо проще, — становиться партнером крупного мирового вендора, например того же Microsoft, и заниматься дистрибуцией и продвижением его продуктов. Как итог, софтверный бизнес трансформируется на две категории: разработчики собственного ПО и компании-партнеры крупных вендоров.

Тем и другим лучше трезво оценивать реальное место на рынке собственного продукта. «Говоря об отношениях наших софтверных компаний и гигантов, сейчас надо вести речь не о конкуренции, а о сотрудничестве, — отмечает Баянды Салыкбаев, руководитель по корпоративным и информационным системам компании «Алатау-Софт». — Есть определенная потребность в софтверных компаниях, знающих местный рынок и менталитет, но в то же время не стоит переоценивать их роль. Предоставить пользователю качественный готовый продукт на фоне того, что уже есть на рынке, очень сложно, поэтому многие предпочитают сделать ставку на продвижение продуктов западных компаний. Емкость рынка на сегодня такова, что каждая компания, имеющая опыт и хорошую внедренческую команду, способна найти себе нишу как партнер-дистрибутор, нужно только соответствовать существующим стандартам».

Телеком в ожидании реформ

Не менее бурно растущий, по сравнению с другими направлениями ИТ-индустрии, сектор связи и телекоммуникаций в Казахстане пока остается наименее прозрачным и предсказуемым. Это очевидно связано с масштабным государственным участием в такой стратегической сфере, как телекоммуникации. От государственных решений и инициатив здесь зависит слишком многое, чтобы ожидать от «телекомов» естественного рыночного развития. Поэтому прогнозы и комментарии по поводу будущего телекоммуникационного рынка часто противоречат друг другу. Во всяком случае, те проблемы, которые здесь существуют (прежде всего это достаточно высокий, по сравнению с соседними странами, уровень цен), не очень мешают общему росту рынка. «Казахтелекомовский пакет безлимитного интернета Megaline — около 6 тысяч тенге в месяц, это в 2,5–3 раза выше российской цены, да еще и при меньшей скорости и фактическом ограничении трафика», — отмечает аналитик Computer Club Magazine Александр Колосов. Потребитель действительно платит за интернет, сотовую связь, международную телефонию в несколько раз больше, чем в соседней России, однако цена, судя по росту спроса на телеком-услуги, не очень сдерживает его траты. Прирост объема телекоммуникационного рынка в Казахстане остается одним из самых высоких на континенте. В частности, численность абонентов мобильной связи у разных операторов растет от 30–35 до более чем 100 процентов, как было после вывода на рынок компанией «Кар-Тел» брэнда Beeline. По прогнозам госагентства по информатизации и связи (АИС) Казахстана, к 2008 году в республике количество пользователей мобильной связи увеличится до 50 на каждые 100 жителей, а интернет — до 10, соответственно. Только за май 2006 года доменное пространство Казахстана расширилось почти на 450 веб-сайтов.

Дискуссии о ценовом дискомфорте казахстанского рынка связи в основном вращаются вокруг национального оператора. С ним же связана и основная неопределенность на рынке. После того как в 2004 году, с принятием закона «О связи», «Казахтелеком» утратил эксклюзивное право на международную и междугороднюю связь, рынок ожидал подвижек. Однако конкурирующие операторы столкнулись с проблемой сетей, собственником которых остается «Казахтелеком», и особенно — сетей так называемой «последней мили», то есть линий, которые соединяют магистральные каналы связи с конечными абонентами. Если владение «Казахтелекома» магистралями не стопроцентно, то сети «последней мили» на 100 процентов находятся в собственности нацоператора. И чтобы оживить рынок телекоммуникаций, Агентству информатизации и связи нужно с этим что-то делать. В тарифы «Казахтелекома», пропускающего трафик через свои каналы связи, во многом упираются и цены на мобильные звонки абонентов за пределы своей сети.

Все это уже очень не ново, и создается впечатление, что в правительстве, начиная демонополизацию телекоммуникационного сектора, не очень четко представляли себе, что делать с «Казахтелекомом». С одной стороны, задача перераспределить собственность этого мощного госхолдинга является очень сложной даже организационно. С другой — неосторожные шаги могли поставить под удар социальную миссию нацоператора. Сейчас выжидание, похоже, заканчивается и правительство переходит к действиям, хотя внятных проектов по реструктуризации национального оператора пока нет. Как пояснил «КонтиненТу» заместитель председателя Агентства РК по информатизации и связи (АИС) Ризат Нуршабеков, «сегодня создать конкуренцию на рынке — это основная задача. Решение этих проблем, развитие конкурентной среды планируется поэтапное. Оно уже начато. Эксклюзив национального оператора на международную и междугороднюю связь был снят в 2004 году. Сегодня на данном рынке присутствуют еще шесть компаний, имеющих лицензии на аналогичные услуги. Теперь нашим агентством совместно с другими госорганами прорабатывается вопрос о реструктуризации и демонополизации «Казахтелекома». Скорее всего, мы будем для этого привлекать зарубежных консультантов: в какой части нам провести реструктуризацию, чтобы приблизить данную компанию к конкурирующим и дать возможность другим на равных соперничать с ней. Проблема действительно существует: владельцем всех магистральных, подземных линий связи является «Казахтелеком».

Впрочем, только ли в «Казахтелекоме» заключаются системные проблемы рынка, которые обусловили его неопределенность? По мнению Дениса Токарева из компании «Астел» (одного из шести крупнейших телеком-операторов и корпоративного интернет-провайдера), на рынке безусловно можно ожидать кардинальных сдвигов, связанных с демонополизацией «Казахтелекома». Но строить какие-либо прогнозы в этой связи пока очень трудно, поскольку в рыночном процессе сходится множество интересов. И это, считает г-н Токарев, в условиях общей закрытости рынка телеком-услуг мешает что-либо предполагать однозначно. «Сейчас многие комментаторы, СМИ априори проговаривают: мол, нас ждет обвал цен, и потребитель ловит эту информационную волну. Но идет сложный процесс, который очень трудно просчитать наперед. Очень много процессов завязано вокруг конечной цены, которую платит покупатель: от политики самого оператора до его встроенности в рынок. Вопросы, какие у него внешние каналы, какие отношения с »Казахтелекомом«, сколько точек присоединения, могут по цене работать как на «плюс», так и на «минус». Существует очень много факторов, которые мешают прогнозам. Когда у АИС будет конкретный план по либерализации рынка, тогда уже можно будет приблизительно оценить перспективы разных его секторов».

В широком смысле вопрос о цене, которую потребитель в Казахстане платит за телеком-услуги, это и вопрос о качестве рынка в целом. Наблюдая за тем бурным количественным ростом, который происходит сейчас, можно ясно видеть, что он является следствием растущей платежеспособности пользователей услуг связи. Растет число вторичных локальных операторов связи, появляются новые технологии (беспроводной доступ, асимметричные каналы передачи данных, мобильный Bluetooth для карманных ПК и прочее). Все это — деньги казахстанских потребителей, компаний и частных лиц, которые рынок стремится освоить. На этом фоне создается впечатление, что ни «Казахтелекому», ни другим игрокам рынка просто нет смысла заниматься снижением цен. Зачем, если услуги и без того осваиваются? Скорее, это можно делать как бы символически, как «декоративный» ход, некую демонстрацию намерений. И в первую очередь, конечно, — «Казахтелекому», который обязывает делать это уже его положение монополиста. Нацоператору надо отдать должное: например, в марте он снизил цену услуги коммутируемого доступа «Зона Интернет» в Алматы в вечернее время с 304 до 259 тенге за час и со 163 до 82 тенге — в ночное время в рабочие дни. Но на общий уровень цен интернет-услуг других операторов этот энтузиазм «Казахтелекома» особенно не повлиял.

Словом, высокий спрос, все менее чувствительный к цене, продолжает определять общее состояние ИТ-рынка в Казахстане. Это приятно для всех, кто заходит на этот рынок или уже давно на нем зарабатывает. Рынков, где можно зарабатывать так хорошо и стабильно, в современном мире не очень много.

Комментарии