Следите за новостями

Ericsson верит в казахстанские сети

Интервью с вице-президентом по стратегии и маркетингу компании Ericsson в регионе Северная Европа и Центральная Азия Эриком Олдмарком о развитии широкополосного интернета и интересах компании Ericsson в Казахстане.

21 сентября 2011 10:20, Ярослава Науменко, Капитал.kz
Рубрики: Связь

Каждая тысяча новых широкополосных подключений создает 18 новых рабочих мест. А десятипроцентный рост подключений увеличивает ВВП на 1%. Об этом в интервью «Капитал.kz» рассказал Эрик Олдмарк, вице-президент по стратегии и маркетингу компании Ericsson в регионе Северная Европа и Центральная Азия.

— Сегодня Казахстан занимает 43-е место в мире по уровню доступа в интернет. Эрик, как вы считаете, почему показатели столь малы?

Эрик Олдмарк, вице-президент по стратегии и маркетингу компании Ericsson в регионе Северная Европа и Центральная Азия— Я думаю, прежде всего нужно обеспечить развитие широкополосных сетей (технология, способная обеспечить одновременную передачу голоса, данных, видео — прим. авт.). Это очень важно для развития не только сектора телекоммуникаций, но и для страны в целом. Как и создание любой инфраструктуры, это потребует времени. В Казахстане, как и в России, существует проблема распределения частот, в том числе для 3G. Но когда будет достигнут устойчивый рост широкополосного доступа, это создаст условия для развития различных интересных сервисов.

— Согласно исследованию вашей компании (оно было презентовано на одном из предыдущих IT-форумов), продажа 300 тыс. смартфонов увеличивает трафик широкополосного интернета у операторов в три раза. Сможет ли и Казахстан достигнуть проникновения широкополосного доступа на уровне Юго-Восточной Азии (почти 70%) и Европы (40%)? Что нам для этого нужно?

— Это просто вопрос времени и создания соответствующей инфраструктуры. Количество частот ограничено, и здесь важны правильные действия правительства по высвобождению частот (которые, например, есть у военных). И когда это будет сделано, то есть появятся высокоскоростные сети и доступные тарифы, то и спрос на смартфоны начнет расти быстрее. Именно это мы наблюдаем последние несколько лет в тех странах, где бурно развиваются сети 3G и 4G.

Сейчас мобильная связь в Казахстане все еще рассчитана по большей части на разговоры и передачу голоса. Но вспомните технологию SMS в самом ее зарождении. Всего какие-то 10 лет назад люди начали отсылать друг другу первые текстовые эсэмэски. А сейчас ежедневно отправляются миллиарды сообщений, а в масштабе планеты — несколько триллионов ежегодно. Так же будет и с устройствами. Сейчас у людей только появляются смартфоны, планшеты и другие устройства, которые вовлекают в интернет и становятся частью образа жизни и ведут к развитию новых сервисов и видов бизнеса. В ближайшие годы нас ждет настоящий бум мобильных гаджетов и мобильного ШПД.

Кроме того, мы сегодня говорим о совершенно открытых платформах доступа, которые формируются благодаря развитию ШПД. Это как свободная дорога, «рельсы», которые может использовать любая компания и создавать свою «экосистему», объединяться для сотрудничества с другими компаниями и находить новые перспективы и возможности.

— Какие вызовы для мобильных операторов, на ваш взгляд, влечет внедрение широкополосного доступа?

— Мы сейчас видим, даже на примере шведских операторов, что мобильный интернет требует от операторов значительного увеличения емкости сетей и серьезного обновления инфраструктуры. И нужно представлять, как монетизировать эти инвестиции. Кроме того, сейчас к качеству передачи данных в сети начинают предъявлять те же высокие требования, которые были к «голосу» лет десять назад. Согласно нашим опросам, с покупкой смартфона пользователи становятся гораздо более требовательными к качеству сети и услуги передачи данных: почти 70% из них сменят оператора, если не будут довольны сервисом доступа в интернет.

— Эрик, еще в начале нашей беседы хотела уточнить — кем сейчас друг другу приходятся Ericsson и Sony Ericsson?

— Ericsson — это прежде всего производитель решений для операторов и инфраструктурного бизнеса, хотя когда-то мы выпускали еще и телефоны. Но сейчас этим занимается Sony Ericsson. Если говорить о наших былых заслугах и телефонах Ericsson, то когда-то мы мыслили так: чтобы мы смогли разворачивать свои технологии, вводить их в действие, помимо базовых станций, коммутаторов и систем выставления счетов нужны были телефоны — ведь именно с помощью телефонов люди, в конечном счете, звонят друг другу. Другое дело, что рынок телефонов за последние десять лет сильно поменялся. И сейчас в телефонах решающее значение имеют совсем не технологии. Десять лет назад мы создавали сильную «начинку» для телефонов, инновационно решали сложные технологические задачи — и многие годы были лидером на этом рынке. Теперь же на первый план вышли дизайн, удобство и интуитивность интерфейсов. Это та сфера, в которой исторически очень сильна компания Sony, поэтому мы и объединили свои технологические компетенции с их знаниями в области пользовательских интерфейсов, создав совместное предприятие — Sony Ericsson.

— Зато у ваших телефонов была классная реклама!

— Наши телефоны были надежны, вы могли уронить их с 50 метров, и они работали. Мы всегда были на уровне в технологиях, но работа с дизайном, с потребителем — это другое, в этом исторически сильнее те компании, которые многие годы учились создавать бытовую электронику. И мы решили создать совместное предприятие с Sony (компания Sony Ericsson была создана на паритетных началах в 2001 году — прим. авт.), поскольку Sony — это бренд, который хорошо работает с пользовательскими интерфейсами и с розницей, а Ericsson — технологический бренд, ориентированный прежде всего на то, чтобы помогать бизнесу. К тому же, шведская и японская культуры во многом близки — мы любим долгосрочные стратегические планы, мы похожи в своей сдержанности… Это очень хорошая комбинация на невероятно сложном рынке мобильных телефонов.

— Насколько наш регион интересен для компании Ericsson?

— Очень интересен. Ericsson заинтересован развивать здесь свой бизнес и поддерживать наших партнеров и клиентов в Казахстане, одной из ключевых стран нашего региона. Мы сегодня активно работаем в 170 странах по всему миру, и мы никогда не покидали страны своего присутствия. Изобретатель и основатель компании Ericsson Ларс Магнус Эрикссон говорил, что коммуникация — это право человека. Сначала был телеграф, теперь, спустя сто лет, мы говорим уже о 50 миллиардах подключенных устройств во всем мире. Мы хотим и можем быть повсюду. Информационные технологии — это самый главный фактор роста. Роста бизнеса, общества, людей. Кстати, мы посчитали, что каждая тысяча широкополосных подключений создает 18 новых рабочих мест. А десятипроцентный рост подключений увеличивает ВВП на 1%.

Комментарии