Следите за новостями

Цифра дня

71,5 млрд тг заработал Kcell за полгода

«Преступные принципы» разрушат рынок

Интервью с директором по региональному развитию ТОО "КаР-Тел"/Beeline Евгением Пепеляевым о зигзагах конкурентной борьбы на казахстанском рынке телекоммуникаций.

8 августа 2011 22:50, Личный счет
Рубрики: Связь

Конкуренция на казахстанском рынке телекоммуникаций определенно возросла. Новый игрок на локале, шведский Tele2, заставляет нервничать крупных участников. В тарифных боях за голос абонентов наступила передышка, но на горизонте маячат новые сражения, а также война в сегменте интернет трафика.

О зигзагах конкурентной борьбы рассказал в интервью журналу LS директор по региональному развитию ТОО «КаР-Тел»/Beeline Евгений Пепеляев.

Он полагает, что некоторые сотовые операторы, добивающиеся снижения стоимости интерконнекта (дозвон на сети других операторов), используют «преступные принципы» ведения бизнеса, которые разрушают рынок и налогооблагаемую базу государства.

«Мы первый и единственный универсальный телеком-оператор (в Казахстане)»

— Почему активизация Beeline в Астане происходит параллельно с приходом Tele2 в столицу?

— Это никак не связано. У нас открытие этого офиса (на левобережье Астаны) было запланировано и забюджетировано еще в прошлом году. То есть это нормальный бюджетный процесс.

Мы ни в коем случае не собираемся ослаблять свои лидирующие позиции. Мы собираемся оставаться лидерами. Мы уже почувствовали свою неспособность справляться с клиентскими потоками, которые сейчас есть в столице. Поэтому мы открываем офисы, делаем новые предложения. Поэтому у нас в Астане такая развитая 3G сеть, и она продолжает строиться.

Мы первый и единственный универсальный телеком-оператор. Другого оператора, который мог бы предоставлять и мобильную связь, и фиксированную, фиксированный интернет, услуги для операторов, услуги магистральных каналов, междугороднюю и международную связь, нет. Поэтому наших офисов будет становиться все больше и больше.

— Сколько сейчас абонентов Beeline в Астане, и с чем связано открытие нового офиса на левобережье столицы?

— Мы видим многотысячный прирост абонентской базы практически еженедельно в столице. В Астане мы уже перешагнули 600 тысячный рубеж. Надо сказать, что в последние три месяца просто семимильными шагами растет количество абонентов. Причина — это, безусловно, новый уникальный тарифный план «Первый столичный», плюс сеть 3G.

Мы обладаем, наверное, лидирующими позициями по скорости предоставления услуг 3G и, что немаловажно, услуг широкополосного доступа.

Наш офис на проспекте Республики уже не справлялся с наплывом клиентов, и поэтому работа проводилась реально в очень сжатый период. То есть буквально за полгода были проведены все работы по приобретению офиса, ремонту, оформлению, набору персонала, созданию всех технологических новшеств.

В ближайшее время откроется тот самый офис на проспекте Республики, который тоже станет шире. Там тоже будут все наши услуги предоставляться. Мы надеемся, что пропускная способность вырастет в 6 раз. То есть, мы там расширяем площадь, в 6 раз увеличится число наших клиентов.

В день у нас будет проводиться от 1,5 тыс. абонентских операций. Это минимальный предел, но мы будем повышать эффективность процессов, и, соответственно, сможем обслужить больше клиентов.

— Речь идет о количестве абонентов по Астане?

— Это астанинский филиал, но он включает в себя город Астану и Акмолинскую область.

— Новые 100 тыс. абонентов прибавились за счет области?

— Львиная доля, можно сказать, это Астана, потому что здесь информация до людей доходит быстрее.

— Не секрет, что в Астане доминирующим оператором был Kcell. Какую долю рынка вы хотите занять в столице?

— На самом деле в духе Beeline быть номер один. Мы были и остаемся лидерами по покрытию республиканских дорог. За этот год наша сеть увеличится — примерно на 50% объем базовых станций суммарно возрастет.

— А каково их количество сейчас? 4 тыс.?

— Уже больше 4 тыс., потому что сотни базовых станций строятся ежемесячно. Ресурсы, которые компания сейчас вкладывает в телекоммуникационную инфраструктуру страны, просто фантастические. Это рекордный год для страны.

Все планы, которые мы объявляли в 2010 году, мы выполняем.

— А сколько составляют инвестиции, капитальные затраты Beeline?

— Практически чуть больше, чем годовая чистая прибыль компании за прошлый год.

«По столице мы хотим иметь проникновение (услуг доступа в интернет) более 70% домохозяйств уже к концу этого года»

— Вы активизировались в предоставлении услуг проводного интернета. Какова доля последнего в доходах компании? Как быстро эти доходы будут расти по сравнению с голосом?

— Рынок развивается в совершенно разные стороны. Надо сказать, что Казахстан пока по уровню проникновения фиксированного широкополосного доступа (ШПД) в интернет (отстает от других стран). Я не говорю о других технологиях, а именно о ШПД.

Наши сети совершенно спокойно позволяют иметь скорость 40 Мбит/с и выше. Вот такие сети мы строим.

Например, в Юго-Восточной Азии проникновение ШПД приближается к 100%, в Европе — на уровне 40–50%, в СНГ средний уровень сейчас примерно 15–20%. Пока Казахстану по ШПД даже до этих цифр очень далеко, и здесь многие компании начали этим заниматься.

Я думаю, это общее веяние. Мы не одни на этом рынке, и это хорошо, потому что это здоровая такая конкуренция, от которой выиграет только потребитель.

Это совершенно нормально, когда к вам в подъезд или квартиру бьются 2–3 оператора. Это всегда приводит к тому, что появляются новые тарифы, услуги, конкурентные предложения. Здесь вся эта очень интересная игра только начинается.

— По рыночной доле в сегменте доступа в интернет пока лидировал «Казахтелеком»…

— Насколько я знаю, как раз с точки зрения ШПД (не надо путать это с ADSL), мы не являемся лидирующим оператором. Другое дело, что скорости, с которыми компании вкладываются в развитие ШПД, просто фантастические.

Планы у нас очень серьезные. По столице мы хотим иметь проникновение более 70% домохозяйств уже к концу этого года. Мы работаем с домами от 4 этажей, и уже у нас покрыто почти 600 домов. Мы хотим на конец года выйти на 1000 и более домов, а это будет составлять практически доминирующую долю в городе.

Мы не хотим предоставлять услуги в полуготовом формате. Когда сети будут готовы, только тогда мы переходим к продажам. Здесь какой-то гонки ни в коем случае не должно быть. В первую очередь должна быть высокая удовлетворенность качеством предоставленных услуг, потому что когда у человека возникает дома высокоскоростной доступ в интернет, отказаться от него уже очень и очень тяжело.

— По информации Beeline, в Астане на 575 подключенных к ШПД домов пока приходится 1200 пользователей. Это всего два пользователя ШПД от Beeline на один дом в столице…

— Вообще, надо сказать, что в доме от 30 до 80 квартир. Проникновение интернета, вы знаете, сейчас приближается к 15–17%. Соответственно, можно посчитать, сколько, вообще, в принципе, есть пользователей интернета в каждом доме. На 30 квартир в лучшем случае всего 7–8 подключены к сети.

Мы только начали операции, и у нас уже приходится на каждый дом 2–3 абонента.

— Вы уже около полугода работаете в этом направлении…

— Нормальные продажи и подключения у нас начались 3–4 месяца назад, и уже такую долю получили. Это число будет расти вместе с ростом проникновения, вообще, интернета. Люди покупают ноутбуки, кто-то ставит дома WiFi-роутер, пользуется планшетом. Поэтому мы будем идти в ногу с рынком. Многим просто интернет не нужен. Кто-то им совсем не пользуется. Но те, кто пользуется, в итоге, пойдут к нам.

— В целом же рынок интернет-услуг даже по официальной статистике растет быстрее…

— Растет рынок пользования услугами, трафик растет быстрее. Но, вот, именно число клиентов ШПД как раз таки растет не так быстро. Потому что для того, чтобы стать клиентом ШПД, человеку надо принять несколько решений: решение о покупке компьютера, решение, в принципе, тратить часть денег на интернет. Это такой комплексный вопрос, поэтому здесь все не так быстро. С мобильной связью проще — телефонный аппарат уже абсолютно доступен.

— Но есть же, допустим, клиенты того же «Казахтелекома». Если цена у вас ниже, а скорость доступа к сети, при прочих равных условиях, выше, то им проще перейти к вам…

— Конечно. Очень часто так и происходит.

То есть пробуют услугу. А процент тех, кто попробовал ШПД от Beeline и остался, насколько высок?

— Это очень методический вопрос. Мы уважаем право клиента как на то, чтобы стать нашим клиентом, так и на то, чтобы остаться клиентом другого оператора. Если вы пользуетесь услугами, и вас все устраивает, зачем менять?

Для кого-то такие условия приемлемые, кому-то этих условий становится мало, и он ищет новые. Это клиент выбирает сам. Мы даем ему возможность.

— Планируете ли вы предложить что то, подобное безлимитному беспроводному WiMax от Digital TV?

— В настоящий момент предложения, которые есть на рынке, не отличаются уникальностью. Они стандартны для широкополосных сетей.

— В Астане и области планируется запуск суббренда Beeline «ДОС»?

— Мы предлагаем те услуги и цены, которые адекватны для рынка. Мы работаем здесь через тарифы Beeline. «Первый столичный» — это уже, собственно говоря, бренд.

— На каком этапе переговоры с регулятором по запуску сети 4G?

— Лучше всего спросить об этом министерство связи и информации. Я знаю, что ведутся работы по расчистке спектра частотного и так далее. Потому что, слава Богу, в республике действует очень справедливое отношение, когда равные условия предоставляются всем операторам. 3G очень быстро развернулись. Мы умеем строить сети.

Мы, попробовав, что такое LTE/4G, развернув буквально за месяц очень большую сеть LTE в Алматы, готовы к тому, что, как только появится решение, мы входим в бизнес и начинаем работать. Хорошо, что у нас был тестовый период, и так хорошо и интенсивно все получилось с 3G. Я такого динамичного рынка, как в Казахстане, еще не встречал.

— В связи с назначением Алексея Блюмина на пост генерального директора «КаР-Тел»что-то изменится в ценовой, маркетинговой политике компании?

— Вы спросите об этом лучше всего у Алексея.

«Никого на самом деле интерконнект не волнует. Это россказни людей, многие из которых даже не очень хорошо разбираются в построении и доходности бизнеса»

— А по поводу снижения тарифов на интерконнект…

— Интерконнект, вообще, никого не должен волновать.

— Но некоторых волнует…

— Те, которых волнует, действуют несколько по иным принципам, и это преступные принципы. Я по-другому эти принципы назвать не могу, потому что это разрушение рынка, разрушение налогооблагаемой базы, разрушение доходов государства,-то, к чему призывают другие операторы.

Интерконнект — это плата за пользование оборудованием другого оператора. Это крайне важный момент, что, создав эти странные условия, они будут пользоваться оборудованием развитых операторов, ничего за это не платя. Это неправильно. Мы вкладывали суммарные инвестиции около $1 млрд в инфраструктуру страны. С чего вдруг компания должна это подарить кому-то?

Это просто несправедливо, нечестно, но, самое главное, — интерконнект уже никому не мешает. Сейчас есть предложения от Beeline, например, тарифный план «Первый столичный». Есть, например, тарифный план «Все включено» — 1 тенге на все направления. У «GSM Казахстан» (Kcell) новый тариф вышел «все по 8 тенге, по 9 тенге».

Никого на самом деле интерконнект не волнует. Это россказни людей, многие из которых даже не очень хорошо разбираются в построении и доходности бизнеса. Если они не могут бизнес делать доходным, значит, пусть они спросят грамотных людей, которые им расскажут, как бизнес делать доходным.

В разных странах Европы разные ставки на интерконнект, но это не мешает операторам быть рентабельными. Никто на это уже не смотрит. Имей свою долю по абонентам, и у тебя все хорошо будет с рентабельностью — все очень просто.

Ни в коем случае нельзя разрушать рынок. Практически четверть выручки уходит в государственную казну в виде налогов — это школы, детские сады, дороги, ремонт городов, зеленая полоса вокруг столицы и так далее. Вот куда идут наши деньги.

Приходит оператор, который является отрицательно рентабельным, не платит налоги. И абоненты, которые пользуются его услугами, должны понимать, что, совершая звонок и платя деньги оператору, они ни копейки, ни тиыночки не вкладывают в экономику страны.

Вот это очень важно понимать.

Комментарии