Следите за новостями

Скелеты в шкафу Tele2

Антимонопольному ведомству РК понадобился месяц, чтобы выяснить, насколько законны действия нового оператора сотовых услуг Tele2, однако отдельные принципиальные вопросы так и остались без комментариев.

15 июля 2011 10:01, Арман Джакуб, Голос Республики
Рубрики: Связь

Антимонопольному ведомству понадобился месяц, чтобы выяснить, насколько законны действия нового игрока на рынке сотовых услуг. Ответ оказался в унисон заявлениям Минсвязи и Tele2 — нарушений нет. Однако отдельные принципиальные вопросы так и остались без комментариев.

Напомним, что сотовый оператор «Мобайл Телеком-Сервис» (МТС) предоставляет своим абонентам услугу 3G в диапазоне 900–1800 МГц, тогда как GSM Kazahstan и Beelinе в диапазоне 1900–2100 МГц. Однако суть проблемы, как нам пояснил ранее один из участников рынка, заключается вовсе не в частотах, а в противоречии с законом «О лицензировании». Согласно закону, компания вправе предоставлять услугу 3G в своем диапазоне, но ввиду отсутствия соответствующего приложения к лицензии ей запрещается предоставлять услугу 3G на частотах 900–1800 МГц на коммерческой основе, то есть извлекать из этого выгоду.

Странный ответ АЗК

Подчеркнем, что сотовый оператор категорически отрицал все обвинения в недобросовестной конкуренции в свой адрес. Согласились с его мнением и в Минсвязи. А спустя месяц и мы наконец получили ответы на наш запрос от антимонопольного ведомства.

Как следует из ответов, МТС на сегодня получено разрешение на использование радиочастотного спектра 1900–2100 МГц, поскольку оператор все же согласился внести разовую плату (GSM Kazahstan и Beelinе сделали это давно) в размере 5 млрд тенге. Возникает вопрос: если Tele2 предоставлял услугу 3G в диапазоне 900–1800 МГц на законных основаниях, то почему он пошел на попятную?

Кстати, за прошедший месяц мы не раз пытались организовать встречу с представителями Tele2 и выслушать их позицию по этому вопросу. Но каждый раз они ссылались то на нехватку времени, то на отсутствие возможности для встречи. При этом интервью председателя правления МТС Андрея Смеклова регулярно появлялись в других изданиях. Но это к слову.

Вернемся к ответу антимонопольщиков. Ссылаясь на информацию профильного министерства, АЗК сделало вывод: «К мобильной связи третьего поколения относятся стандарты связи, обеспечивающие скорость до 2,048 Мбит/сек., и могут работать на различных частотах». А значит, МТС имеет законное право предоставлять услугу 3G на частотах 900–1800 МГц. Однако ответа на два принципиальных вопроса мы так и не услышали.

Во-первых, имел ли право Tele2, предоставляя услугу 3G в диапазоне 900–1800 МГц, извлекать коммерческую выгоду? Ведь если оператор до внесения разового платежа в размере 5 млрд тенге не имел права взимать плату за услугу 3G на частотах 900–1800 МГц, то он должен возместить абонентам все понесенные затраты.

Во-вторых, в ответе антимонопольного ведомства ни слова не говорится о том, произвел ли оператор «Мобайл Телеком-Сервис» плату за использование частот 1900–2100 МГц в размере 2200 МРП, или 575 млн тенге. Именно такую сумму должен ежегодно платить каждый оператор помимо разовой платы за разрешение оказывать услугу 3G в этом диапазоне.

Ловушка для инвестора

Создается впечатление, что АЗК и Минсвязи что-то недоговаривают или пытаются «замолчать» проблему. В противном случае антимонопольное агентство ответило бы на все наши вопросы. Но что и зачем надо скрывать госведомствам?

Напрашивается предположение, что молчание антимонопольщиков и Минсвязи обусловлено наличием у оператора покровителей в лице высокопоставленных чиновников. Напомним, что только 51% акций компании принадлежит шведским инвесторам, остальные 49% находятся у Asianet Holdings B.V., тесно аффилированной с крупным собственником «Казкоммерцбанка» — арабской «Альнаир Холдинг», за которым, по неофициальной информации, стоят вовсе не арабы, а высокопоставленные казахстанские лица (помните, разговор американского посла с премьер-министром Казахстана Каримом Мсимовым из архива WikiLeaks?!).

Если это предположение верно, то наличие сегодня у компании «конкурентного преимущества» — политической «крыши» — завтра может оказаться фатальным просчетом шведских инвесторов с точки зрения политических рисков. Несмотря на то что шведы получили право выкупить через 5 лет оставшиеся 49% у своего партнера, вероятность невыполнения этого соглашения в политических условиях Казахстана весьма высока. Те, кто хорошо знает казахстанские реалии ведения бизнеса, понимают, о чем идет речь.

Представим, что агрессивная стратегия компании через несколько лет даст свой результат и шведский оператор станет одним из ведущих сотовых игроков на казахстанском рынке с широкой абонентской базой и высокой рентабельностью. Вот тут-то и могут начаться проблемы (вспомнить хотя бы историю с выдавливанием из «КаР-Тела» турецких инвесторов с последующей перепродажей компании Vimpelcom оператору сети Beelinе по более высокой цене — авт.). Не исключено, что партнеры не только не захотят отдавать свою долю, но и будут стремиться прибрать к рукам весь пакет акций компании по заниженной цене с последующей перепродажей по более высокой стоимости.

В такой ситуации история с предоставлением услуги 3G может оказаться тем самым скелетом в шкафу, который достанут в качестве аргумента для вытеснения шведского инвестора с рынка. Вот тогда АЗК и МСИ могут неожиданно развернуться на 180 градусов и обнаружить, что оператор незаконно извлекал прибыль, предоставляя услугу 3G в диапазоне 900–1800  МГц.

Конечно, мы не претендуем на истину в первой инстанции и не утверждаем, что будет именно так. Но, согласитесь, половинчатые ответы чиновников и отказ самой компании прояснить ситуацию дают право выдвигать самые различные предположения.

Комментарии