Следите за новостями

Почему так дешево?

Интрига возникла после выступления мажилисмена Айгуль Соловьевой — ее депутатский запрос, адресованный Минсвязи и председателю Агентства по защите конкуренции РК, произвел несколько необычное впечатление — депутат заподозрила в недобросовестной конкуренции оператора мобильной связи Tele2.

26 июня 2011 14:01, Антон Яровой, Центр Азии
Рубрики: Связь, Общество

Очень любопытная интрига возникла после выступления 22 июня мажилисмена Айгуль Соловьевой. Ее депутатский запрос, адресованный Министерству связи и информации и председателю Агентства по защите конкуренции РК, произвел несколько необычное впечатление. Напомним: депутат заподозрила в недобросовестной конкуренции оператора мобильной связи Tele2.

Соловьева считает ущемленными интересы двух крупнейших операторов — KCell и Beeline. Она указывает, что эти два оператора получили лицензии на частоту 2100 мегагерц, заплатив за них единовременный взнос по 5 миллиардов тенге и оплачивая ежегодно по 575 миллионов тенге. Тогда как Tele2, не имея лицензии на частоту 2100 мегагерц, использует полосу 900 мегагерц, которая обходится ей намного дешевле. Кроме того, как предполагает Айгуль Соловьева, в отведенном частотном диапазоне (900 МГц) Tele2 не сможет долго предоставлять услуги стандарта 3G. А это несправедливо: ведь KCell и Beeline потратили десятки миллионов долларов на создание сетей 3G в отведенном частотном стандарте, тогда как новый оператор может, не тратя на все это средств, сбивать цены, считает депутат. То есть государство, по ее мнению, нарушило принцип равенства обязательств всех операторов на рынке. «Естественно, Tele2 выигрывает по тарифу и выталкивает существующих операторов», — утверждает г-жа Соловьева. Далее она спрашивает у министерства: «Чем обосновывается отсутствие единого подхода к игрокам этого рынка и такое выборочное отношение, когда одни платят, а другие не платят? Как это отвечает принципам равенства, конкуренции сотовых услуг? И как это соответствует закону о лицензировании?».

Само по себе выступление г-жи Соловьевой затрагивает важную и достаточно болезненную тему для жителей Казахстана. Правда, с неоднозначной стороны. Высокая стоимость услуг сотовой связи, обусловленная дуополией двух крупнейших GSM-операторов, это старая проблема рынка, которую государство давно стремилось решить. Приход на рынок дискаунтера Tele2 серьезно изменил ситуацию, и хотя по работе этого оператора могут быть разные вопросы, здесь важно видеть ситуацию в целом. Недорогие звонки со своей сети на сети других операторов (интерконнект) — главное, чего пока не хватало казахстанскому рынку сотовой связи. Именно удешевление интерконнекта — та проблема, которую целенаправленно стремились решить в правительстве.

Изначально вопрос здесь состоял в базовых ставках на интерконнект, которые зависят от национального оператора связи: именно они определяют сумму, которую один оператор платит другому за каждую минуту разговора абонента вне своей сети. Долгое время в Казахстане искусственно удерживались высокие базовые ставки интерконнекта. Причем это было выгодно, в том числе, и самим сотовым операторам: ссылаясь на дороговизну базовых ставок, они неплохо зарабатывали на дорогом интерконнекте. Звонки за пределы сети, в зависимости от тарифного плана, стоили 20–30 тенге. Но тарифы Tele2 фактически обрушили рынок интерконнекта. Фактически своей тарифной политикой новый оператор раскрыл потребителям факт, который конкуренты предпочитали не афишировать: базовые ставки «Казахтелекома» на межсетевой трафик ныне не так уж и велики. В результате ведущие операторы теперь вынуждены вслед за дискаунтером вводить более демократичные тарифы. Иными словами, выведя на рынок нового конкурента, государство решило основной вопрос, который существовал на рынке. Дуополии двух GSM-операторов приходит конец, конкуренция начала реально работать, решая поставленную правительством задачу снижения цен на мобильные звонки в интересах населения.

На этом фоне показательно, что в фокусе критики Айгуль Соловьевой оказался даже не сам оператор Tele2 — мажилисмен критикует политику государства, которое, по ее мнению, намеренно создало дискаунтеру приоритетные условия в ущерб другим операторам. При этом довольно странно, что вопросы защиты своих конкурентных позиций поднимают не представители KCell и Beeline, а депутат мажилиса. В общем-то все это очень напоминает лоббизм, причем не самый профессиональный.

Так, говоря о 3G и радиочастотах, Соловьева вдается в сложные технические нюансы, явно не очень в них разбираясь. В официальном ответе Tele2 отмечается, что использование частоты 900 МГц для начала работы на рынке в условиях, когда абонентская база невелика, оптимально и технологически, и экономически. Такой диапазон позволяет обеспечить большую территорию покрытия и лучшее проникновение сигнала при сопоставимых инвестициях, поскольку для покрытия одной и той же территории требуется в четыре раза меньше базовых станций, чем для диапазона 2100 МГц. При этом частотный стандарт 900 МГц не создает каких-то сложностей с услугами 3G, если абонентов в сети не так много. По мере роста абонентской базы появляется потребность в дополнительных частотах 2100 МГц. Кстати, можно вспомнить, что крупнейшие казахстанские операторы шли точно по такому же пути: вначале они работали в полосе 900 МГц, а по мере необходимости приобретали лицензии на новые частотные диапазоны.

Возможно, депутат права в том, что операторы-лидеры в чем-то проиграли, вложив такие солидные средства в технологию 3G и приобретя для них дополнительный частотный диапазон, ведь услуги 3G пока востребованы не очень широкими слоями населения. Но это в конечном счете их внутренние вопросы. Государство ставит задачу перед всеми операторами обеспечить в определенный срок услуги 3G на своей территории покрытия, но какими затратами это будет достигнуто — внутреннее дело каждого игрока. Очень странно, почему ответственность за чьи-то потенциальные бизнес-потери возлагается на государство. По логике Айгуль Соловьевой выходит, что дискаунтера вообще не следовало допускать на рынок, если он не готов сразу приобрести лицензию на 2100 мегагерц.

Но самое странное, что Айгуль Соловьева резко критикует дешевый интерконнект, который предоставляет своим абонентам Tele2. Тем самым она выступает диаметрально противоположно позиции государства и интересам населения — потребителей услуг связи. В данном случае расхождение позиций Соловьевой и государства слишком явно бросается в глаза. Основной принципиальный вопрос здесь состоит не в стандартах, не в радиочастотах и не в цене лицензий. Главное — понимать, куда должен двигаться отечественный рынок сотовой связи: навстречу потребителю или монопольным компаниям. И в ответе на этот несложный вопрос следует быть честным.

Комментарии