Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Андрей Смелков: «С моей точки зрения, проще строить компанию с нуля, чем перестраивать то, что тебе достается в таком состоянии»

Интервью с председателем правления «Tele2 Казахстан» Андреем Смелковым о том, как компания намерена развиваться дальше, какие вопросы решать с казахстанским регулятором и как соперничать с конкурентами.

15 июня 2011 16:24, Татьяна Золотова, СOMNEWS
Рубрики: Бизнес, Связь

В апреле этого года компания «Tele2 Казахстан» начала предоставлять услуги связи в Казахстане под своим брендом, отказавшись от торговой марки Neo, под которой предоставлял услуги купленный Tele2 казахстанский оператор «Мобайл Телеком Сервис». Сейчас услуги под брендом Tele2 доступны уже в четырех областях республики — Актюбинской, Западно-Казахстанcкой, Алматинской и Акмолинской областях. О том, как компания намерена развиваться дальше, какие вопросы решать с казахстанским регулятором и как соперничать с конкурентами в интервью рассказал председатель правления «Tele2 Казахстан» Андрей Смелков.

председатель правления «Tele2 Казахстан» Андрей Смелков— В каком состоянии вам достался «Мобайл Телеком-Сервис» в 2009 г.?

— «Мобайл Телеком Сервис» являлся «дочкой» национального оператора фиксированной связи «Казахтелеком». На конец мая 2009 г. «Мобайл Телеком Сервис» присутствовал во всех регионах Казахстана и обслуживал около 920 тыс. абонентов. Но сеть не отвечала требованиям качества, были «белые пятна» в покрытии. И это стало большой проблемой для дальнейшего развития оператора. К сожалению, на тот момент у большинства казахстанцев бренд Neo ассоциировался с невысоким качеством и ограниченной зоной покрытия.

С моей точки зрения, проще строить компанию с нуля, чем перестраивать то, что тебе достается в таком состоянии.

— Что было сделано Tele2 за то время, что компания работает в Казахстане?

— С момента прихода в Казахстан мы перестраивали саму компанию («Мобайл Телеком-Сервис»), начиная с бизнес-процессов, заканчивая формированием новой команды. Самым важным для нас, в первую очередь, стало строительство и развитие сети, замена устаревшего оборудования от разных производителей на современное от одного поставщика. Сеть Neo была построена на оборудовании Ericsson и Huawei. Летом 2010 г. мы провели тендер, в котором победил Huawei. Их оборудование поддерживало сразу два стандарта — 2G и 3G. В результате мы произвели полную замену старого оборудования, а также начали строительство новых базовых станций, чтобы существенно расширить территорию покрытия сети.

На момент запусков в регионах — при технической необходимости — мы стараемся удваивать количество базовых станций (БС). Для нас важно, чтобы на момент запуска в определенном регионе в зоне нашего покрытия проживало около 70% населения. Из российского опыта стало ясно, что это минимальный критерий по охвату сети.

— Насколько я помню, на момент покупки у Neo было 800 БС. Какие ближайшие планы по БС у «Tele2 Казахстан»?

— Мы не даем точные цифры по числу базовых станций. Отметим только, что к концу 2011 г. мы планируем утроить количество БС по сравнению с их числом на конец 2010 г. В первую очередь подключаться будут областные центры и районные центры, потом небольшие населенные пункты.

— NEO считался третьим GSM-оператором в Казахстане, занимающим при этом малую долю рынка. Расскажите о планах Tele2 по развитию в этой стране.

— Наша доля на рынке сейчас очень мала (по мнению экспертов, 3–4%.  — Прим. ComNews). В марте этого года, по официальной информации, мы обслуживали 330 тыс. абонентов. В сравнении с тем, что есть у других игроков на рынке — это, действительно, крохи. Но у нас агрессивные планы. Основная наша задача — набрать абонентскую массу. Чем быстрее мы наберем определенный критический объем абонентов, тем проще нам будет выходить на положительную прибыль.

Как уже озвучивалось ранее, по бизнес-плану Tele2, в течение четырех лет после коммерческого перезапуска в республике мы планируем увеличить нашу долю присутствия на рынке до 20–30%, по истечении двух-трех лет после перезапуска отчитаться о безубыточности по EBITDA. В 2011 г. EBITDA в Казахстане пока еще прогнозируется отрицательной — в размере 500 млн. крон ($79,6 млн.).

— А откуда ждете абонентов?

— Сотовый рынок Казахстана еще растет. Проникновение сотовой связи в республике ниже (чуть больше 100%), чем, к примеру, в России (153%). «Свободные» абоненты, для которых сотовая связь слишком дорогое удовольствие, на рынке еще есть. Посудите сами, если человек получает зарплату в 15 тыс. тенге ($0,10), то как он отдаст 4–5 тыс. тенге ($0,027–0,03) за услуги сотовой связи?

Поэтому мы надеемся, что «возьмем» часть нового рынка, и, естественно, переманим абонентов у существующих операторов (ТОО «GSM Казахстан» — бренды K’Cell и Activ, акционеры «Казахтелеком» и TeliaSonera, и «дочка» «ВымпелКома» — «Кар-Тел», бренд Beeline). Нам не важно у кого забирать абонентов.

— Каков объем запланированных инвестиций на этот год?

— В 2011 г. совокупный объем запланированных капитальных затрат составляет $185–217 млн. Каких-то ограничений по инвестициям со стороны акционеров у нас нет.

— Сколько уже инвестировано в «Tele2 Казахстан»?

— С начала года и на конец марта (т.е., за I квартал 2011 г.) мы вложили в компанию порядка $20 млн., в 2010 г. — около $25 млн. Это только капитальные затраты (CAPEX), т.е.  приобретение необходимого оборудования и строительство сети.

— Когда планируется окупаемость вложенных инвестиций?

— Мы не говорим об окупаемости CAPEX, мы пока говорим только о выходе на операционную прибыльность, дополнительную EBITDA. Цели окупаемости CAPEX — это уже второй этап развития компании.

— Почему Tele2 не провел ребрендинг сразу, как купил Neo?

— Это было сделано для того, чтобы не допустить ошибок Neo. В таком случае, имидж оператора с плохим качеством связи, который закрепился за Neo, перешел бы к Tele2. Мы этого допустить не могли. Чтобы перестроиться, нам потребовался практически год.

— Tele2 начал предоставлять услуги связи в Казахстане под своим брендом в середине апреля этого года. Какие первые результаты?

— Мы довольны результатами запуска в первых регионах: Актюбинской, Западно-Казахстанcкой, Алматинской и Акмолинской областях, а также в городах республиканского значения — Астане и Алма-Ате. В дни запуска абонентская база там взлетела в разы. К примеру, в Уральске (Западно-Казахстанcкая область) за первый день работы клиентская база выросла в 20 раз. Люди выстраивались в очереди за SIM-картами и до сих продолжают оставаться нашими абонентами.

— Почему начали подключать абонентов под своим брендом с запада Казахстана — Актюбинской области, а не с центра?

— В Актюбинской области (граничит с Россией) сеть изначально была достаточно хорошего качества в сравнении с другими регионами, где работал Neo. К тому же здесь мы смогли быстрее всего улучшить качество и расширить территорию покрытия, так что на момент запуска сеть была доступна более чем 70–75% населения.

Думаю, что для наших конкурентов тоже стал сюрпризом старт не со столицы Казахстана.

— В Казахстане, по-прежнему, активно обсуждается тема понижения тарифов на услуги сотовой связи и ставок на интерконнект. Насколько необходимы такие меры?

— Пока Tele2 не пришла на казахстанский рынок, всех все устраивало. Ставки на интерконнект в Казахстане не регулируются государством, операторы действуют по договоренности между собой. В результате, два крупных оператора («GSM Казахстан» и «Кар-Тел») установили крайне высокие ставки для присоединения, и в течение 11 лет они не менялись. Причем, эти ставки на интерконнект в три-четыре раза выше, чем в России и в других странах СНГ.

Мы привнесли в Казахстан мировой опыт. К примеру, в Европе вообще принято для нового игрока использовать асимметричную модель расчета ставок доступа к сетям всех операторов. За счет этого маленький оператор быстрее выходит на положительную EBITDA. И это не столько в интересах отдельного игрока, как утверждают другие операторы, сколько в интересах рынка в целом и абонентов. Потребители услуг получают лучшие цены и качество.

— Какие меры вы принимали для решения этого вопроса?

— В августе 2010 г. мы обратились в Агентство по защите конкуренции Казахстана (АЗК, антимонопольное агентство), в Министерство связи и информации (МСИ). Тогда же министр связи Аскар Жумагалиев объявил операторам, что ждет добровольного снижения ставок на интерконнект. И только после затяжных и болезненных переговоров и привлечения общественности к концу 2010 г. операторы согласились понизить размер ставки всего лишь пока на 15–20%. Мы не отказались и от такого шага. Но, с моей точки зрения, это недостаточно, ставки нужно менять в разы, до 5 тенге ($0,03). В частности, с другими небольшими операторами Казахстана мы работаем именно по таким расценкам.

«GSM Казахстан» и «Кар-Тел» аргументируют свои ставки на интерконнект огромными размерами страны и, в связи с этим, необходимостью вкладывать большие инвестиции с развитие сетей. На наш взгляд, это лукавство с их стороны. Мы недавно обратили внимание рынка на публичные данные, из которых следует, что средняя прибыль за 2007–2010 гг., которую «GSM Казахстан» и «Кар-Тел» получают в Казахстане, выше, чем в среднем по группе TeliaSonera и «ВымпелКом», соответственно, тогда как капитальные затраты — наоборот, ниже. Казахстан — это рынок, где зарабатываются огромные деньги, а простые люди реально страдают от высоких тарифов на связь. Не случайно даже президент Казахстана Нурсултан Назарбаев обратил внимание на необходимость снижения цен на сотовую связь.

— Как ситуация складывается сейчас?

— Пока мы не дождались того снижения, которое требуется для нормального развития конкуренции. Мы запустили тариф в 8 тенге ($0,055)  — это в два раза ниже, чем существующие ставки на интерконнект. В итоге, мы работаем себе в убыток, но продолжим это делать, параллельно надеясь, что государство вступится и отрегулирует ставки.

Мы знаем, что АЗК ведет расследование в отношении двух крупных игроков — доминантов — на рынке. В апреле 2011 г. должны были быть обнародованы первые результаты, но по каким-то причинам этого сделано не было.

18 мая у нас состоялся Совет иностранных инвесторов при Президенте Республики Казахстан. После встречи с президентом TeliaSonera Ларсом Нюбергом, который также участвует в этом совете, Нурсултан Назарбаев поручил Аскару Жумагалиеву принять меры для снижения цен на сотовую связь. Если АЗК внесет услугу интерконнекта в реестр доминантов, то МСИ сможет регулировать эту услугу. Сейчас же министерство может регулировать только цену для конечных потребителей «GSM Казахстан» и «Кар-Тела».

— Как обстоит ситуация с 3G в Казахстане? Насколько я знаю, Минобороны Казахстана выделила специально для 3G частоты в диапазоне 1920–1980 МГц и  2110–2170 МГц. Намерен ли Tele2 их получать?

— Мы предоставляем услуги 2G и 3G на частотах 900 МГц. На данный момент у нас небольшое количество абонентов и нам пока хватает этого частотного ресурса как для голоса, так и для передачи данных.

Частоты в диапазоне 2110–2170 МГц за нами уже зарезервированы, мы намерены в скором времени их приобрести, однако их использование станет целесообразным по мере загруженности уже выделенных компании емкостей в диапазонах 900 МГц и 1800 МГц.

— С вашей точки зрения, когда частоты в диапазоне 2110–2170 МГц могут понадобиться Tele2?

— Я думаю, через год-два, может быть, и раньше.

Такая же ситуация у нас и с частотами в диапазоне 1800 МГц. Правда, там мы внесли необходимый платеж, но сами частоты пока не используем, чтобы не нести дополнительных расходов. Являясь дискаунтером, мы должны эффективно использовать необходимые ресурсы.

— Расскажите об особенностях работы в Казахстане.

— Опять же — это специфика высокой стоимости интерконнекта. Второе, что стоит отметить, это большие и малонаселенные территории, а также высокая арендная плата за использование магистральных каналов.

— У кого арендуете эти каналы?

— У самых больших игроков на рынке, в том числе у «Казахтелекома». Аренда магистральных каналов — это существенная часть наших расходов, которая ложится в себестоимость.

— В последнее время Tele2 планомерно ушла из десяти стран Европы. Почему было решено начать бизнес в Казахстане?

— В определенное время компания оценила все свои существующие в 25 странах мира активы. Во-первых, Tele2 AB выделила среди них непрофильные или не соответствующие глобальному фокусу — мобильности. Во-вторых, смотрела на бизнесы, где у нас есть собственная инфраструктура сети. К примеру, во Франции у Tele2 AB был виртуальный оператор, работающий под именем Tele2 France. Таким образом, компания, продав непрофильные и малоприбыльные активы, вошла в хорошей финансовой форме в кризис 2008 г. И Казахстан стал первой страной после кризиса, куда компания решила вновь войти. Генеральный директор Tele2 AB Матс Гранрит не так давно объявил, что есть намерения развиваться и дальше. Он назвал ряд стран (Восточная и Южная Европа, СНГ), куда бы Tele2 хотела выйти.

— Какой рынок больше интересует Tele2 в Казахстане — массовый или корпоративный?

— Массовый. Но мы уже почувствовали интерес к себе со стороны корпоративных клиентов. И я уже дал задание коммерческому директору разработать корпоративную программу.

— А как насчет предоставления в Казахстане широкополосного доступа в интернет (ШПД)?

— Пока мы фокусируемся исключительно на сотовом бизнесе. У нас в некоторых странах есть фиксированные активы, однако мы верим в мобильность. Мы полагаем, что в средне- и долгосрочной перспективе именно мобильный бизнес будет основным драйвером роста. Зачем быть привязанным к проводам, если ты можешь пользоваться голосовой связью или скоростным доступом в интернет практически в любой точке мира? Это открывает совершенно новые возможности.

— Как обстоит ситуация в Казахстане с LTE?

— Не так давно президент республики выразил уверенность в том, что индустрия телекоммуникаций является локомотивом других индустрий. И потребовал, чтоб стандарт 4G внедрялся в Казахстане как можно быстрее. Я знаю, что частоты военными под LTE уже расчищаются. Не исключено, что в следующем году будут какие-то движения в области коммерческой эксплуатации этого стандарта. Другое дело, что рынок еще не готов. Это касается отсутствия в продаже необходимого количества терминалов, телефонов, USB-модемов, которые поддерживают LTE. Однако если мы хотим получить LTE в виде массового стандарта своевременно, мы должны начинать работать уже сейчас.

— Казахстанский актив Tele2 управляется из российского офиса?

— В группе компаний Tele2 есть четыре дивизиона, в которые включены группы стран. Мы относимся к дивизиону «Центральная Европа и Евразия». В нее входят страны Прибалтики, Хорватия и Казахстан. Мы подчиняемся напрямую Стокгольму, где расположена штаб-квартира Tele2 AB. Россия — это отдельный дивизион, который также подчиняется Стокгольму.

— Через пять лет после завершения сделки Tele2 может докупить оставшиеся 49% NEO у второго акционера — Asianet. Как скоро Tele2 намерен выкупить эти акции?

— Это вопрос находится в ведении акционеров.

Досье ComNews
Tele2 AB приобрела мажоритарный пакет акций (51%) третьего GSM-оператора Казахстана «Мобайл Телеком Сервис» (бренд Neo) в декабре 2009 г. у национального оператора фиксированной связи «Казахтелеком» за 545 млн. шведских крон ($77 млн.). Tele2 также обязалась вложить 360 млн. шведских крон ($50,6 млн.) в уставной капитал «Мобайл Телеком Сервис». В середине марта 2010 г. Tele2 AB закрыла сделку.

Комментарии