Следите за новостями

Цифра дня

3 млн активных соцаккаунтов в Казахстане

В погоне за инновациями: в Казахстане решили, как создать рынок ноу-хау

Станет ли эффективным открытие Национального агентства по технологическому развитию, призванного заменить Национальный инновационный фонд и Центр инжиниринга и трансферта технологий.

3 июня 2011 10:50, Светлана Люльчак, Деловая неделя
Рубрики: Общество

Что такое инновации? Что-то новое, чего никогда не было? Или это процесс внедрения изобретения? Эксперты говорят об инновации как об увеличении производственного потенциала объекта — все, что помогает заводу работать лучше, чем раньше, то инновационно. В таком случае напрашивается вопрос: когда простой процесс оптимизации производства можно отнести к инновациям? Кто-то крикнет из-за стола: «Инновации должны менять общество, они приходят и приносят с собой кардинальные изменения, это конечный результат умственной деятельности и инвестирования». Какие-то расплывчатые определения у нас получаются. В принципе, поисковики тоже разные результаты выдают. И, кстати, мы так и не определились — это процесс или само изобретение? В такой же неопределенности пребывали эксперты, «круглого стола» клуба Института политических решений по поводу открытия Национального агентства по технологическому развитию, который призван заменить Национальный инновационный фонд (НИФ) и Центр инжиниринга и трансферта технологий. Одни механизмы реализации идей сменяют другие, а мы все не можем определиться, чем же вся эта система занимается. Может, оттого ее работу сложно назвать эффективной?

Довольно монотонно, будто проверяя на выдержку всех собравшихся, начал свою презентацию председатель правления пока еще существующего АО «Национальный инновационный фонд» Айдын Кульсеитов. Как этого и следовало ожидать, сначала он рассказал о неправильном понимании слова «инновации», а точнее «запихивании» всех понятий в это слово: и экономика, и наука, и трансферт технологий, и бизнес — в общем, целый комплекс. Также Кульсеитов рассказал о принципиальном разделении науки и инновационного сектора из-за разности принципа их работы. «Наука — это прежде всего система генерации знаний, а инновации — это знания, превращенные в деньги. Необходимо выстроить две разные системы: поддержка и развитие науки плюс внедрение», — добавил он. Национальное агентство по технологическому развитию создается в соответствии с Программой по развитию науки, инноваций и содействию технологической модернизации в РК до 2014 года, принятой 30 ноября прошлого года. «Фактически все формальные процедуры по созданию агентства будут завершены, я думаю, где-то к сентябрю», — сообщал ранее Айдын Кульсеитов. Далее председатель НИФ рассказал, что при новом агентстве выдача грантов и вообще вся работа в иносфере будет вестись по принципу клиентоориентированности. Он выделил четыре главных клиента этой программы. Первый — национальные вузы, НИИ и лаборатории, на разработки которых, собственно, и будут выдаваться гранты.

Второй — крупный и средний бизнес — именно они будут выступать покупателями новых идей. Здесь спикер остановился на объяснении: по задумке государства, вынуждая крупные компании покупать нововведения, помимо оптимизации производства, на выхлопе мы можем получить целый пояс малых инновационных компаний, вокруг крупной компании. Также спикер добавил, что ориентирование на «больших акул» бизнеса хотя бы обеспечит платежеспособность и оправданность проектов. Довольно противоречивая ситуация получается, мы который год со всех сторон слышим о необходимости диверсифицикации экономики, а тут на тебе — оптимизировать производство мы опять же будем у крупных сырьевых компаний (так как только они являются у нас крупными по определению), да и еще укрепим порочный круг появлением ряда зависимых компаний. И потом, по программе в будущем планируется возмещение части средств, потраченных на внедрение инноваций, процентаж там может дойти до 50%, есть ли смысл это делать, если при хороших разработках покупатели и так выигрывают на повышении эффективности работы предприятия? Много внимания спикер уделил оправданию идеи клиентоориентированности в сфере бизнеса — все будет подчиняться основным законам экономики: будет спрос, появятся предприятия. Это понятно, но что делать с трансфертом технологий, пока у нас компании, призванные создавать разработки, только зарождаются, конечный покупатель может все купить и за рубежом? Как будет создана эта заинтересованность «больших акул» в маленьких «присосках»? Айдын Кульсеитов рассказал, что каждая компания будет обязана часть своих денег тратить на разработки. Но кому пойдут эти деньги? Кто-то из сидящих экспертов процитировал основателя компании Apple Стива Джобса: «Инновации не зависят от того, сколько денег есть у тебя на проведение научно-исследовательских работ. Все дело не в деньгах, а в людях…». Готовят ли наши университеты квалифицированных специалистов для этой программы, об этом спикер умолчал, правда, заметил, что много кадров на всю систему в любом случае не понадобится.

Третьим клиентом программы будут выступать инноваторы, стартапперы — те, у кого есть идеи с предпринимательской жилкой. Тут опять спикер остановился на вопросе оправданности и экономической эффективности проектов, способности рынка проводить отбор самых жизнеспособных: правда, у нас этим опять будут заниматься хоть и не чиновники, как поспешил подчеркнуть Айдын Кульсеитов, а эксперты. И четвертыми выступили так называемые «Точки роста будущего» — Университет имени Назарбаева, парк инновационных технологий под Алматы. Здесь будут генерироваться идеи, которых нет еще в мире, эти организации должны обеспечить конкурентоспособность наших разработок на мировом уровне, заверил глава НИФ. Когда такое слышишь, сразу хочется спросить: если маленькие инновационные компании вокруг одной большой (не инновационной) призваны придумать что-то новое, то чем будут заниматься в самом Назарбаев университете? Чем одна разработка будет отличаться от другой? Если различий нет, то почему эту четвертую категорию не поставили в ряд с первой? Наверное, потому что разработки одних придется покупать местным компаниям, а разработки вторых будут ориентированы на внешний рынок.

По словам эксперта, НАТР будет выступать площадкой для этих четырех клиентов. Компании будут определять технологические ориентиры, какие задачи нужно решить и кто этим будет заниматься. «Государство ни в коем случае не будет навязывать — оно присоединяется на последнем этапе, когда компания определилась. Это может быть зарубежный исполнитель, может наш отечественный, государство присоединятся и просто разделяет риски, финансируя проект до 50% от тех затрат, которые бизнес готов потратить», — сказал председатель правления НИФ. С помощью такой системы, и вправду, можно минимизировать риски при вложении бюджетных средств в тот или иной проект, но вот создаст ли это целый рынок инноваций в Казахстане, остается под большим вопросом.

Комментарии