Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Иностранному ТВ объявлен бой

Отложить принятие законопроекта о телерадиовещании, поскольку он ущемляет права граждан, посоветовали в открытом письме министру связи и информации Казахстана Аскару Жумагалиеву.

29 апреля 2011 10:10, Дина Омарбаева, Ирина Сергеева, Республика.kz
Рубрики: Связь, Общество

Отложить принятие законопроекта о телерадиовещании, поскольку он ущемляет права граждан, посоветовали в открытом письме министру связи и информации Казахстана Аскару Жумагалиеву. Бюро представителя по вопросам свободы СМИ при ОБСЕ поддержало авторов письма, заявив, что закон ограничит доступ казахстанского зрителя к иностранным СМИ.

— Министерство не должно брать на себя функции глобального цензора и решать, что нужно, а что не нужно смотреть нашей телевизионной аудитории. Лучше отложить принятие закона на определенный срок и использовать это время для действительно качественной «шлифовки» проекта, чем принимать откровенно недоработанный, некачественный, с неправильной концепцией закон, который серьезно ущемляет права граждан, — зачитал открытое письмо председатель правления Союза журналистов Сейтказы Матаев на круглом столе в Астане.

Не финиш, а старт

Авторы письма — НПО и бизнес-ассоциации — сетуют на то, что Минсвязи игнорирует их предложения, разработанные в целях соблюдения «международных стандартов свободы слова, Конституции РК и максимального учета интересов и прав населения на свободное получение информации». «Предложения либо игнорируются, либо включаются в проект выборочно без сохранения первоначального контекста», говорится в письме.

При этом Минсвязи готовится представить законопроект «О телерадиовещании» на рассмотрение в Мажилис уже осенью этого года. Президент общественного фонда по защите свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева советует ведомству не торопиться.

— Очень смущает фраза, что законопроект находится на финишной прямой, я считаю, что он находится в начальной стадии. И тут очень много еще работы, не только по поводу отдельных статей, отдельных фраз, отдельных выражений. Очень смущает, что здесь огромная диспропорция между государством и гражданским обществом в целом, — высказала свою точку зрения Тамара Калеева.

По мнению Калеевой, в документе «гипертрофированы функции правительства» в части полномочий МСИ, поскольку комиссия по развитию телерадиовещания, лицензирующий орган, оператор связи подчинены в этом проекте закона министерству, что приводит к мысли о намеренной монополизации.

— Весь проект идет на суперконцентрацию полномочий правительства в лице уполномоченного органа и суперконцентрацию национального оператора. Гарантий частного сектора и государственного сектора нет никаких. И при таком раскладе национальный оператор задавит частного. А это монополия не только на бизнес, это монополия на СМИ. Этого в проекте допускать нельзя.

Минсвязи, считает глава фонда, должно расширить участие гражданского общества в работе по данному законопроекту.

Директор института проблем информационного права МГУ им. Ломоносова Андрей Рихтер поддерживает правозащитницу и говорит, что «в законопроекте никак не решается проблема независимости лицензирующего органа от государственных структур».

— Проблема лицензирующего органа, то есть связанная с независимостью лицензирующего органа. Независимость от государственных структур и политических структур. А также независимость от телерадиобизнеса, чтоб человек не занимался лоббированием своих интересов при входе в деятельность лоббирующего органа — это не отражено, на мой взгляд, в законе, — сказал профессор отделения журналистики МГУ Рихтер.

По мнению профессора, такой подход к телерадиовещанию приведет к тому, что «свободы массовой информации в сфере телерадиовещания может совсем не быть». По мнению эксперта, в проекте закона упущен ряд важных элементов. К примеру, «создание в Казахстане общественного телевидения откладывается до иных времен». Это, по его словам, полный отказ от возможности создания общественного телерадиовещания в стране.

Рихтер говорит, что если эти и другие пожелания, высказанные за круглым столом, не будут учтены в дальнейшей работе над документом, то в перспективе — потеря телезрителя. В пример он привел ситуацию в Ашхабаде.

— Я часто сравниваю Астану с Ашхабадом, в Ашхабаде практически все дома усыпаны спутниковыми тарелками. На мой взгляд, это является приговором системе государственного телевидения в Туркменистане. И, наверное, никто из присутствующих здесь не хотел бы, чтобы подобного рода приговор вынес зритель казахстанский.

Что к чему?

Многие нормы законопроекта о телерадиовещании остались непонятыми представителями гражданского общества. Участники круглого стола поинтересовались, что представляет собой прописанная в документе религиоведческая экспертиза, каким образом она будет проводиться и соответствует ли это международным стандартам.

— В некоторых странах церквям и религиозным объединениям не разрешается владеть лицензиями на вещание. Но чтобы разрешалось и при этом государство проводило религиоведческую экспертизу — я про такое никогда не слышал, — сказал директор Института проблем информационного права МГУ Андрей Рихтер.

На что вице-министр разъяснил: «Телеканалы будут проверять на предмет соответствия конституционным требованиям, чтобы не было показа экстремизма, терроризма, превосходства национального и религиозного».

Негодование в отношении законопроекта о телерадиовещании высказали и операторы кабельного телевидения. Законопроект предполагает, что оператор должен передавать в пакете отечественные и иностранные телеканалы в равных количествах. Однако «кабельщики», исходя из того, что иностранных телеканалов намного больше национальных, опасаются, что количество телеканалов в таком случае в пакете окажется ограниченным, хотя передать они могут намного больше.

Кроме того, «кабельщиков» уже «заставили перейти на платформу «Кателко» по приему государственных каналов», а последние, в свою очередь, требуют от операторов платить им деньги за использование приемников, якобы за обслуживание.

— Возникает вопрос. С одной стороны, государство нас стимулирует, чтоб мы национальный контент продвигали, с другой — нас всячески ограничивают и пытаются на нас заработать. Поэтому от кабельных операторов предложение, особенно от небольших: давайте включим в законопроект норму, которая обяжет ретранслировать обязательный пакет национальный — 10–15 каналов, но исчерпывающий и понятный? Будут вещать бесплатно государственные, спортивные, детские каналы — вопросов нет. Но не надо нас ограничивать во всем остальном, потому что мы можем показывать 70 каналов и больше, — сказал директор компании «Аксайсетьсервис» г. Уральска Александр Ягодинцев.

«Кабельщиков» снова поддержал профессор МГУ Андрей Рихтер: «Обязательный пакет — это нормальное явление для всех стран мира». Однако он считает, что в него необходимо включить от 3 до 10 каналов, «нужных населению», говорить о том, что только эти каналы будут идти в базовый пакет, а никакие другие — нельзя. Достаточно, по его словам, посмотреть на Украину, которая имеет плачевный опыт: «В 90-е годы там выдавили иностранные каналы из эфира — они перешли на кабель. Через пять лет их выдавили из кабеля, и они перешли на спутник. Из спутника их уже сложно выдавить, но возможно. Но тогда они уйдут в интернет. Что тогда? Это ни к чему хорошему не приведет».

Выслушав все замечания в адрес законопроекта и «взяв их на заметку», вице-министр связи и информации Нурай Уразов заверил все же журналистов, что основная суть этого законопроекта — это поддержка отечественных каналов.

— Основной пафос, основная суть этого закона — это поддержка отечественного производителя. Этим законом мы пытаемся создать нормальные условия для того, чтобы они развивались. Потому что конкурентная среда очень серьезная, и они не имеют достаточных ресурсов для того, чтобы качественный контент делать, особенно в регионах.

При этом вице-министр пообещал, что вещание иностранных телеканалов никоим образом не будет ограничено на территории Казахстана, а процедуры их учета будут достаточно облегчены.

— Главное, чтобы они соответствовали требованию казахстанского законодательства, то есть рекламного законодательства, в части контента, пропаганды жестокости, насилия, чтобы авторские права, которые содержатся в контенте этих каналов, были адаптированы к территории Республики Казахстан.

Уразов также заверил, что такое право на регистрацию не исключено и для независимого телеканала «К-плюс».

— Телеканал «К-плюс», насколько я знаю, не является казахстанским телеканалом. Если он зарегистрируется как иностранный телеканал, то, безусловно, как и любой другой канал, он сможет войти в пакет вещания.

***

Закон о ТВ — железный занавес XXI века

Так хочется назвать очередную инициативу Министерства связи и информации — проект закона «О телерадиовещании». Разработчики говорят, что преследуют благие цели — развитие отечественного телевидения, создание национальной спутниковой сети ТВ, переход на цифровое вещание. Но эксперты уверены: на деле принятие закона в нынешней редакции в первую очередь существенно ограничит в выборе телезрителей.

Представители массмедиа и разработчики законопроекта ломают копья над документом уже не первый месяц. Очередной раунд «переговоров» состоялся в Астане. Увы, к единому мнению стороны не пришли.

Свидетельство вместо лицензии

Впрочем, вице-министр связи и информации Нурай Оразов изо всех сил старался демонстрировать благодушие и готовность к диалогу. Высказывания представителей медийного сообщества он не только внимательно слушал, но и тщательно конспектировал на листочке и даже не ушел с заседания после собственного выступления (как традиционно делает большинство чиновников). Более того: по словам г-на Уразова, законопроект уже сейчас претерпел массу изменений, направленных исключительно на либерализацию и устранение барьеров для участников ТВ-рынка.

— Первоначально мы определили, что будут два лицензируемых субъекта — это телерадиокомпании, которые будут формировать контент и в дальнейшем распространять его через операторов телерадиовещания, это второй субъект. Однако в ходе дискуссии мы пришли к мнению, что деятельность по формированию телерадиоканалов не нуждается в лицензировании, поэтому мы отказались от этого. На мой взгляд, это очень существенный шаг, поскольку получение лицензии представляет достаточную сложность, это целый ряд требований. С другой стороны, по зрелом размышлении и после анализа мы убедились, что, в общем-то, формирование контента не нуждается в каком-то лицензировании.

Правда, без контроля и надзора телерадиокомпании министерство, разумеется, не оставит. Вместо лицензирования им предлагается проходить процедуру постановки на учет средств массовой информации. С точки зрения вице-министра, это гораздо лучше, чем лицензирование: и документов меньше, и форма обращения в министерство проще, да и дешевле. Тем более, что, признался г-н Уразов, это нужно и самим телеканалам. По его словам, к нему обращались представители отечественных телеканалов, которым, оказывается, просто позарез необходимо свидетельство о постановке на учет — для облегчения работы.

Еще один пункт законопроекта, который вице-министр тоже преподносил аудитории как несомненный плюс: телеканалам, внедряющим «цифру» и выполняющим все требования, при переходе на цифровое вещание будет предоставлено приоритетное право на вхождение в заветный «мультиплекс». Правда, сколько телеканалам придется за это заплатить и осилят ли эту сумму региональные ТВ — осталось невыясненным.

Пока в выигрыше только государство

Представители министерства, в принципе, на затраты напирали особо: мол, государство несет солидные траты, создавая условия для перехода на цифровое телевидение. И все — для блага зрителя и отечественного ТВ. С этой точкой зрения не согласился профессор МГУ Андрей Рихтер, подготовивший экспертное заключение по законопроекту в связи с просьбой представителя ОБСЕ по вопросам свободы слова Дуни Миятович.

— Это проблема не техническая, не экономическая, и не финансовая даже. Здесь не надо думать, что это бремя, которое ложится на плечи казахстанцев, правительства и граждан в связи с техническим перевооружением, — уверен эксперт. — Потому что переход на цифровое телевидение сулит любой стране, в том числе и Казахстану, невероятную прибыль. Невероятные средства, которые возникнут (и их получит государство), прежде всего, от того, что будут освобождены частоты, которые используются сегодня для целей телерадиовещания. В ЕС подсчитали, что дивиденд цифровой, который получают уже государства ЕС от перехода, составит от 17 до 30 млрд евро. Вилка возникает в зависимости от того, на что будут использованы эти частоты. То есть те расходы, которые сегодня несет правительство на переоборудование, мягко говоря, окупятся.

А вот операторы кабельного ТВ вряд ли останутся в прибыли. Они признают: развивать отечественное телевидение необходимо. Но весь вопрос в том, за чей счет будет этот банкет.

— Возникает вопрос: с одной стороны, государство нас стимулирует, чтоб мы национальный контент продвигали. С другой — нас всячески ограничивают и пытаются заставить на них работать, — признался директор компании «Аксайсетьсервис» Александр Ягодинцев.

Дело в том, что операторы кабельного ТВ уже сейчас платят республиканским казахстанским телеканалам (финансируемым из бюджета страны) за то, что включают их в свои пакеты. Больше того: как только «кабельщики» начали устанавливать новое оборудование, необходимое для перехода на «цифру», количество казахстанских телеканалов, требующих оплату за право доступа к своему вещанию, увеличилось. Чиновников министерства это не удивило, столь прагматичный подход отечественных ТВ их, похоже, даже порадовал. А представителям кабельных компаний объяснили: все правильно, телеканалы берут плату за свой продукт.

Иностранцев накажут дважды

Что касается зарубежного телепродукта, тут все еще интереснее. В законопроект вписана норма, согласно которой на территории Казахстана могут распространяться только те иностранные телерадиокомпании, которые прошли процедуру постановки на учет в уполномоченном органе — Министерстве связи и информации. А в базовом пакете телеканалов, предоставляемом потребителям, соотношение отечественных и зарубежных каналов (последние — только после постановки на учет) должно составлять 50 на 50. И — без вариантов.

Такой подход несказанно удивил юриста Тамару Симахину, которая указала вице-министру еще на одну весьма неожиданную норму:

— Часть 4 статьи 17 законопроекта предусматривает, что в том случае, если иностранный телерадиоканал допустит нарушение действующего законодательства РК, то оператор или телеканал обязан приостановить или прекратить свою деятельность, — напомнила она. — Чем руководствовались разработчики в данном случае? Дело в том, что после того как иностранная телекомпания ставит на учет свой телерадиоканал, они подпадают под действие нашего законодательства. То есть закон о СМИ, Гражданский кодекс и другие нормы. Если, например, решением суда будет принято, что на каком-то иностранном телеканале были распространены недостоверные сведения, в соответствии с Гражданским кодексом они обязаны будут опубликовать опровержение. И получается, что дополнительно, в силу вот этой нормы, они еще обязаны будут либо прекратить, либо приостановить свое действие. Для начала — норма написана размыто. Но самое главное — почему? У нас есть Конституция, есть принцип, что все равны перед законом. Почему в данном случае разработчики решили, что за одно и то же нарушение права, в данном случае гражданского, в отношении иностранной телекомпании будет применяться как минимум два вида наказания?!

— Что касается иностранных телеканалов, то постановка их на учет вовсе не уравнивает их с отечественными телеканалами, — начал было отвечать Нурай Уразов, но в итоге пообещал принять мнение юриста к сведению.

На пути к монополии в сфере СМИ

Нашлось в законопроекте немало других спорных моментов. Так, по мнению Андрея Рихтера, необходимо обеспечить полную независимость (от власти, бизнеса, политических структур) лицензирующего органа:

— На мой взгляд, это не учтено в законопроекте. Это, конечно же, ведет к тому, что то, как будет вести себя лицензирующий орган, то, как он будет выдавать лицензии, приведет к тому, что свободы массовой информации в сфере телерадиовещания может совсем не быть. Это связано и с тем, что даже если предположить, что чиновники, которые будут входить в комиссию по развитию телерадиовещания, и сотрудники Министерства информации сами по себе независимые (что, конечно же, невозможно), даже в этих условиях, даже для идеальных людей, которые будут заниматься лицензированием, необходимы понятные и ясные критерии, как выдавать лицензии, на какой срок, по какой процедуре.

По мнению президента Международного фонда защиты свободы слова «Адил Соз» Тамары Калеевой, в законопроекте «наблюдается огромная диспропорция между полномочиями государства и правами гражданского общества и общества в целом».

— В законопроекте абсолютно нет никаких гарантий, даже намеков на гарантии противодействия монополизации, — подчеркнула она. — Национальный оператор фактически становится монополистом. Наши разработчики во многих законодательствах любят ссылаться на различные примеры из международной практики. Но в большинстве демократических стран есть антимонопольные гарантии. Здесь — никаких антимонопольных ограничений, даже декларативно, не зафиксировано. И весь проект идет на суперконцентрацию полномочий правительства в лице уполномоченного органа и суперконцентрацию у национального оператора. Гарантий (не декларативных, а конкретных), равенства прав частного сектора и государственного сектора нет никаких. И при таком раскладе, конечно, национальный оператор задавит частного. А это — монополия не только на бизнес, это монополия на СМИ. Чего в проекте допускать нельзя.

…Стоит отметить, что представители эфирного телерадиовещания, проще говоря — телеканалов, законопроект преимущественно поддерживают. Они уверяют, что до тех пор, пока в стране царит этакое «засилье» зарубежных телеканалов, в первую очередь, российских, национальное телевидение неконкурентоспособно и не может развиваться. В качестве примера был приведен спортивный телеканал, который, оказывается, теряет деньги из-за того, что люди, определяясь с выбором спортивного телеканала, выбирали российские или украинские. О том, что с конкурентами нужно действительно конкурировать и попросту наполнять эфир интересными программами, а не архивным видео, никто даже не заикнулся.

Единственное, чего не хватало на этом круглом столе, так это мнения телезрителей. Хотя именно их и стоило бы спросить в первую очередь — ведь право на свободу выбора (и не только президента и депутатов) у нас гарантировано Конституцией. И никто не может лишить человека его права выбирать, какой телеканал он хочет смотреть, а какой — нет.

Комментарии