Следите за новостями

Земля в иллюминаторе, а на земле Казахстан строит свою аэрокосмическую отрасль

О планах Национального космического агентства Казахстана в освоении космических технологий.

27 апреля 2011 10:06, Ярослава Науменко, Капитал.kz
Рубрики: Связь, Общество

Казахстан не собирается акционировать Байконур. Более того, если мы раньше просто сдавали космодром «как квартиру», то теперь планируем самостоятельно строить и запускать космические аппараты в партнерстве с крупнейшими космическими компаниями мира. Об этом сказал глава Национального космического агентства Талгат Мусабаев во время онлайн-конференции.

Через тернии к звездам

«Прежде мы никогда не участвовали в пусковой деятельности, мы просто «сдавали квартиру». И 10%, полученные Казахстаном в международной космической компании «Космотрас», — это большой успех, это первый шаг вхождения на собственный космодром», — отметил бывший космонавт, а ныне — успешный руководитель космического агентства Казахстана.

Еще одним шагом в обретении самостоятельности стал контракт с французской компанией EADS Astrium SAS о создании в Казахстане высокотехнологичного производства космических аппаратов. Совместное предприятие «Галам» уже начало строительство конструкторского бюро и сборочного комплекса. Это будет единственный в СНГ завод подобного уровня, считает Талгат Мусабаев.

«Самые передовые фирмы по созданию спутников находятся в Европе. Мы определили нового стратегического партнера в лице французской EADS Astrium SAS, которая создает аппараты высочайшего класса. Мы также совместно создаем систему дистанционного зондирования земли. И страны, обладающие такими аппаратами, можно посчитать по пальцам одной руки. Пространственное разрешение составит 1 метр, это уникальная технология», — подчеркнул г-н Мусабаев.

Впрочем, на первом месте по популярности у казахстанцев остается вопрос о настоящем и будущем спутников KazSat.

Напомним, первый национальный спутник связи KazSat-1 вышел из строя три года назад. Россия признала свою вину во внештатной ситуации, и в этом году должна быть полностью выплачена страховка в размере 70% от стоимости спутника. Точные данные выплат не раскрываются, однако их можно рассчитать, взяв за основу среднюю стоимость спутника — $60–120 млн.

Второй спутник, KazSat-2, стоит уже $119 млн. Он строится тем же российским государственным космическим научно-производственным центром им. Хруничева (ГКНПЦ), контракт с которым был подписан еще в 2006 году. Его запуск был запланирован на декабрь прошлого года, но был перенесен почти на год в связи с необходимостью проведения доработок системы управления.

«В KazSat-2 наши специалисты нашли несколько серьезных отклонений во время одной из приемок, — рассказал Талгат Мусабаев. — Как известно, после (отказа) KazSat-1 специалисты республиканского центра космической связи тоже участвуют в приемке. Хотя, напомню еще раз, KazSat-2 не был заказан космическим агентством».

Были приняты меры не только по техническому усовершенствованию будущего спутника, но и по увеличению ответственности стороны. По словам г-на Мусабаева, это было очень сложно, потому что контракт был подписан в 2006 году, Агентство создано только в 2007 году, а заниматься вопросом начали в 2008 году. Тем не менее, были внесены в контракт серьезнейшие изменения по требованиям к ответственности со стороны РФ. И за перенос сроков сдачи второго спутника ГКНПЦ им. Хруничева уже несет ответственность в виде штрафных санкций, и уже штрафы выплачены.

«Отмечу, что всего не знают даже самые лучше специалисты. Даже у техники ведущих мировых компаний, которая стоит в разы дороже нашей ( по $600 млн. и более), происходят постоянные отказы. И чем сложнее техника, тем их больше. Прогресс невозможен без ошибок и проб. Я никого не собираюсь «выгораживать», но резких заявлений тоже делать бы не стал», — сказал Талгат Мусабаев.

Изготовление KazSat-3 Казахстан намерен поручить западной компании, хотя первый и второй тендеры можно считать несостоявшимися.

«Пакет конкурсной документации ни одной компании не удовлетворил требования, выдвинутые нашей стороной, — объясняет глава агентства. — Участвовали не только Россия и Китай, но и другие страны. В первом конкурсе вообще никто не подошел под требования, а во втором к конкурсу была допущена только одна компания — ОАО «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнева», документы которой соответствовали всем конкурсным требованиям. Но мы еще не приняли окончательного решения. Сейчас агентство изучает возможность участия наряду с ИСС им. Решетнева таких фирм, как вышеупомянутая EADS Astrium SAS и другая французская компания «Талес Аления Спейс». Точные сроки не назову, скажу лишь, что все решится в первом полугодии »этого года».

До создания агентства единственным стратегическим партнером в области космической деятельности Казахстана была Россия. Но потом был взят курс на многосекторное сотрудничество. Были заключены межправительственные и межагентские соглашения с Израилем, Индией, Францией, Японией, Германией, Южной Кореей. Сейчас изучается вопрос совместной работы с Китаем.

Мечтать не вредно

Последнюю неделю в прессе широко обсуждалось заявление главы Роскосмоса Анатолия Перминова, который во время выступления в Совете Федерации предложил «забрать и поделить» — акционировать Байконур, передав часть акций Соединенным Штатам, Европе, Украине и Казахстану.

«Я думаю, 70% акций будет у российской стороны, а 30% пусть они делят», — сказал г-н Перминов. По его мнению, это нужно сделать после ввода в эксплуатацию космодрома «Восточный», строительство которого начнется в 2011 году.

«Юридического права акционировать космодром у Российской Федерации нет, Байконур — собственность Казахстана, которая просто сдана в аренду, — так прокомментировал Талгат Мусабаев инициативу российского коллеги. — Никаких акций вообще нет у космодрома Байконур. О каком акционировании может идти речь? Официально бумагу от Роскосмоса нам не присылали и оттуда не звонили».

Что касается «Восточного», то, говорит Талгат Мусабаев, введение его в строй не вызовет массового оттока программ с Байконура.

«Во-первых, о введении в строй »Восточного« говорить еще рано. По самым оптимистичным прогнозам, пуск на нем возможен не раньше конца 2015 года. РФ продлила с нами договор аренды Байконура до 2050 года, и официально заявлено руководителями из Роскосмоса и правительства, что Россия не собирается уходить с Байконура. Да, возможен уход с Байконура федеральной космической программы, но коммерческую составляющую Россия уводить с космодрома не собирается», — отметил спикер.

Совместно с Россией будет создан ракетно-космический комплекс нового типа «Байтерек», который в будущем заменит «Протон». Талгат Мусабаев подчеркнул, что по соглашению с Россией уже полностью запрещен запуск высокотоксичных ракет (например, таких как «Циклон» и «Протон-К»). Новый «Протон-М» гораздо меньше загрязняет окружающую среду остатками топлива в районах падения отработавших ступеней. А там, где проводится запуск и идет трасса выведения ракет-носителей, идет тщательнейший мониторинг состояния среды.

Создано специальное предприятие «Инфракос-Экос», в котором собраны самые высококлассные специалисты. Кроме того, созданы серьезные химико-экологические лаборатории, в том числе и передвижные, которые оснащены по последнему слову техники.

Теперь совместно с российскими учеными казахстанские специалисты выезжают на место падения обломков — берут пробы грунта, воды, растений, проводят обследование населения.

«Раньше все это выполняла одна российская сторона, что не устраивало Казахстан. Ученые (настоящие, а не те, кто в интернете сидит) выявили, что в основном на население идет психоэмоциональное воздействие от аварии, а прямого воздействия не выявлено вообще», — заверил Талгат Мусабаев.

Поехали!

Ровно 10 лет назад, 27 апреля, на орбиту земли отправился первый космический турист Дэннис Тито, шестидесятилетний американский предприниматель и мультимиллионер. Командиром экипажа, наставником и «нянькой» Тито был наш прославленный космонавт Талгат Мусабаев.

«Это была сложнейшая из всех подготовок к полету из-за политической составляющей, что мешало подготовке экипажа. Руководство НАСА тех лет было категорически против подготовки и запуска туриста в космос, — вспоминает он то время. — Я был назначен первым в истории человечества командиром корабля, который вывел в космос космического туриста. Американские СМИ сразу прозвали меня «первым космическим бэби-ситтером» — то бишь нянькой. В этом есть доля правды: полет был необычным, а подготовка была страшно сложной: ведь нужно было подготовить непрофессионала к полету на корабле, в котором летают только профессионалы. Но я горжусь, что мне было поручено такое ответственное задание, и мы с бортинженером Юрием Батуриным с честью его выполнили. Мы доказали, что туристы могут летать», — вспоминает Талгат Мусабаев.

«Я не почувствовал себя в космосе лишним и, надеюсь, не стал никому обузой. Я сейчас могу сказать только одно… Я был… на небесах… Нет, точнее — я был в раю…», — так главный управляющий инвестиционной компанией Wilshire Associates Дэннис Тито описал путешествие, о котором мечтал всю жизнь.

Тито имел специальное образование и работал в лаборатории двигателей внутреннего сгорания при НАСА. Позже занялся финансированием госпроектов в космической области и разбогател. Он облетел Землю по орбите 128 раз, заплатив за каждый виток $150 тыс. Тито говорит, что нисколько не жалеет о потраченных деньгах.

«Я недавно был в Москве, где праздновалось 50-летие первого полета человека в космос. И мы с Дэннисом Тито встретились там совершенно неожиданно, обнялись как родные люди. У нас хорошие взаимоотношения. У меня хорошие отношения со всеми членами моих экипажей, что я очень ценю — это бывает далеко не всегда», — добавляет Талгат Мусабаев.

Комментарии