Следите за новостями

Руслан Никонович: Наступил момент, когда закон «О телерадиовещании» просто необходим

Интервью с членом правления Национальной ассоциации телерадиовещателей Казахстана, генеральным директором ТК «АРТ» Русланом Никоновичем о принятии закона «О телерадиовещании».

21 февраля 2011 14:53, Марина Буркаева, Мегаполис
Рубрики: Связь, Общество

Начальный вариант законопроекта «О телерадиовещании» только появился, а у СМИ к разработчикам уже ворох претензий. Мол, для иностранных телерадиокомпаний будут «невыносимые» условия — их заставят создавать филиалы в Казахстане, и они тогда просто массово уйдут с нашего рынка. Под особым контролем будет кабельное и спутниковое телевидение. О спорных моментах документа мы попросили рассказать члена правления Национальной ассоциации телерадиовещателей Казахстана, генерального директора ТК «АРТ» города Караганды Руслана Никоновича.

Член правления Национальной ассоциации телерадиовещателей Казахстана, генеральный директор ТК «АРТ» города Караганды Руслан Никонович— Руслан Иосифович, насколько актуальна разработка законопроекта о телерадиовещании? Какие положительные стороны сегодняшней редакции вы бы могли выделить, и какие моменты, на ваш взгляд, все еще вызывают вопросы и требуют обсуждения?

— Я уверен, что сейчас как раз наступил момент в развитии нашего информационного пространства, когда отраслевой закон просто необходим. Он объединит все направления телерадиовещательного рынка. Главное, что министерство, подготовив начальный вариант, создав основной «костяк» документа, пригласило к обсуждению все заинтересованные организации: и телерадиовещателей, и кабельных операторов, и интернет-провайдеров. Конечно же, создать идеальный закон, который бы нравился абсолютно всем, нереально. Но у министерства есть своя задача, государственная, — защитить информационный рынок. Данный законопроект четко разделяет операторов, производителей и телерадиовещателей. И это очень важно. Раньше в нашем законодательстве этого не было. Тех же кабельных операторов «определяли» к СМИ. Закон же расставляет все точки над i. Некоторые моменты все еще находятся на стадии обсуждения. Но, объединив интересы всех сторон, мы получим работающий закон. Он может нравиться или не нравиться — это уже другой вопрос, но главное — будут определены правила игры на телерадиовещательном рынке.

Безусловно, еще есть вопросы. Один из них — это прописанная в законопроекте норма на ограничение иностранного финансирования до 20% (не путать с владением). Но ведь в сфере телерадиовещания у нас должен быть привлекательный инвестиционный рынок. Ведь речь идет по умолчанию о законопослушных телерадиовещателях. Неважно, кто вкладывает деньги (ну кроме запрещенных, естественно), важно, кто производит продукт. Наша ассоциация считает, что эту норму нужно корректировать. И, я думаю, консенсус будет найден.

— В ряде СМИ появились критические мнения и по поводу других норм проекта закона… Одно из них: обязательная регистрация в Казахстане иностранными телерадиокомпаниями своих филиалов или представительств может привести к их массовому оттоку с казахстанского рынка…

— На сегодняшний день иностранные телерадиовещатели так или иначе фиксируются уполномоченным органом. Я не вижу в этом нововведении «никакого криминала». Поменяется только юридическая сторона нахождения на рынке Казахстана иностранных СМИ. И не думаю, что они массово уйдут с рынка. Но с началом действия закона может возникнуть много спорных вопросов, скажем, по поводу сцен агрессии, насилия… С кого тогда будет спрос? Логично, чтобы все-таки производитель программ нес ответственность, а не тот, кто ретранслирует. В то же время, к сожалению, этот пункт не означает, что, ужесточив нормы для зарубежного вещателя, облегчается жизнь отечественных компаний. По нашему мнению, для отечественной телерадиокомпании выгоднее другой путь: получать определенные льготы в качестве производителей казахстанского продукта, как это происходит в других сферах. Почему бы нет? К тому же если иностранная компания зарегистрирует свое представительство, то, соответственно, она обязана будет соблюдать законы нашей страны. Хотя, я думаю, эту норму не следует вводить мгновенно. Можно дать определенное время, скажем, в течение двадцати четырех месяцев.

— Другая норма законопроекта — половина эфирного времени уже с 1 сентября 2012 года на казахстанских каналах должна отводиться отечественным программам, которые будут создаваться на наших продакшн-студиях. Также уже через четыре года 50% вещания будет идти на государственном языке. Это языковое соответствие должны обеспечить и кабельные операторы? Как эта норма будет вводиться? По силам ли региональным каналам закупать, предполагаю, недешевую продукцию у студий?

— Здесь вопрос стоит намного шире. Закон ориентирован в первую очередь на цифровое телевещание. Согласно международной конвенции «Женева-2006» к 2015 году и Россия, и Казахстан должны будут перейти на цифровой формат вещания. Это позволит в эфире получить более качественный продукт — и по картинке, и по звуку. То есть на одну видеокартинку можно наложить в принципе бесчисленное количество звуковых дорожек. Это позволит зрителю выбрать, на каком языке он хочет смотреть программу. Для Казахстана это, скорее всего, двух- или трехъязычное вещание. Задача же производителя — обеспечить ему эти условия. Я думаю, что переход на «цифру» будет почти мгновенным. Наша страна в этом отношении идет впереди всего постсоветского пространства, так как мы выбрали очень прогрессивный стандарт вещания эфирного цифрового телевидения. Отрадно, что наша ассоциация в составе экспертной группы активно поддерживала позицию министерства и выступала именно за этот стандарт. Ну и, конечно, средства позволяют.

Пока многие живут еще в «аналоговом» времени. Но нельзя забывать, что через год-два рынок будет совершенно другой. Цифровой мир наступает на пятки, и нам нужно быстро перестраиваться. Наша компания уже вещает в цифровом формате, мы планируем запустить две языковые дорожки. Могу сказать, что в целом данный законопроект побуждает отечественные компании только развиваться.

А вот что касается региональных каналов, то здесь все упирается в деньги. Региональные телеканалы сами не смогут производить 50% продукции на государственном языке да и на иных языках. Даже к 2015 году. Частному региональному вещателю почти нет доступа к тендерам по производству телерадиопрограмм на госязыке. Необходимо ввести нормы налогового поощрения производства казахстанского продукта, как это делается в других отраслях. Тогда-то региональные телекомпании смогут производить много собственного, казахстанского контента. Мы предлагаем, чтобы в законе четче была прописана и другая норма. Так региональным компаниям должен отдаваться приоритет при формировании мультиплексов и возможности организовывать собственные одноканальные мультиплексы. Нельзя забывать, что под зорким оком «региональщиков» деятельность местной власти (и это немаловажно в нашей обширной и неравномерно заселенной стране). Они также знакомят зрителя с важными политическими и экономическими событиями их края. К тому же местные телерадиокомпании на сегодня — важная кузница кадров для национальных вещателей. Безусловно, региональное телевидение — значимый элемент в телевизионной цепочке государства.

Или вот другой вопрос, который возникает у кабельных операторов. В данном законопроекте говорится, что у них должно быть языковое соответствие каналов. И, конечно же, они тут же задают резонный вопрос: за чей счет переводить программы на казахский язык? Мы-то только операторы связи, мы не занимаемся производством? Наше предложение: может быть, министерство возьмет на себя перевод социально значимых программ или телеканалов (конечно, с сохранением языка оригинала на другой звуковой дорожке). Или подключит к этому госкомпанию. Так же, правильно расставив акценты в законопроекте, мы сможем обязать иностранную компанию, которая откроет в Казахстане свое представительство, переводить (на дополнительной звуковой дорожке) свои программы на государственный язык. Тем самым снимем нагрузку с бюджета отечественных эфирных вещателей. Да и отпадет вопрос: должен ли кабельный оператор брать на себя функцию «переводчика»?

— Получится?..

— Подобный опыт ужу существует в России. Например, Nickelodeon да и другие мировые каналы сами переводят свои программы на русский язык…

— Закон обещает взять под контроль кабельное и спутниковое телевидение. Какие перемены грядут в этом направлении?

— Контроль кабельного телевидения на сегодняшний день фактически существует. Есть и надзоры авторские, и по смежным правам, есть и правовой, и законодательный. В любом случае те иностранные телеканалы, которые ретранслируются в кабельных сетях, — под контролем местных органов власти. Я думаю, что закон упорядочит контроль.

— Как по законопроекту будут формироваться обязательные пакеты вещания на территории Казахстана? Это будет как-то прописано: что-то показывать, а  что-то — нет? Какие-то каналы будут обязательны?

— Этот вопрос нами пока еще не до конца понят. Он некоторым образом плавающий. Мое видение: право войти в обязательный пакет вещания должно быть предоставлено всем отечественным телеканалам, региональным в том числе. А зритель уже сам выберет, что ему смотреть. Объясню почему: в Казахстане порядка 50 телерадиокомпаний. «Кателко» для спутникового распространения «на сегодня может взять» 72 канала. А это явно больше, чем все вместе взятые телеканалы в нашей стране. Вот и можно было включить всех. Отечественные СМИ заслужили это: прошли процедуру регистрации, оплачивали частоты, поддерживали политику, проводимую в нашей стране, создавали информационное поле и казахстанское содержание телерадиопрограмм. Сейчас мы много говорим о казсодержании, а ни один иностранный канал и не заботился об этом, как все эти годы делали казахстанские частные и государственные, общенациональные и региональные каналы.

— Операторы телерадиовещания согласно законопроекту возьмут на себя и воспитательную функцию… Они должны будут блокировать сцены насилия, жестокости, агрессии. Как вообще будет проходить отбор фильмов или передач «для просмотра»?

— Пропаганда насилия запрещена и сейчас. Возлагать же функцию блокировки на оператора связи — значит заставить его вмешиваться в процесс ретрансляции. И опять же регистрация иностранных телеканалов в нашей республике обяжет их работать в казахстанском правовом поле. Они-то и не должны будут допускать до 22 часов в программы то, что запрещено нашим законодательством. Ведь для того, чтобы определить, есть ли в программе элементы жестокости, насилия, необходима соответствующая экспертиза. Оператору сделать это на ходу невозможно.

По закону блокировка сцен насилия должна проходить всегда. Вот только как это делать, никто не знает. Мы предложили убрать этот пункт из законопроекта, не возлагать его на телеоператоров, потому что, во-первых, они ретрансляторы, операторы связи, во-вторых, это сложно технически осуществить. Например, я не знаю, как это сделать. Это должно входить в обязанности того, кто производит контент. Например, мы же не можем возложить на телефонную компанию функцию блокирования нецензурных выражений или угроз кому бы то ни было или блокирования ложных сообщений о терактах, например. Сообщил по телефону о бомбе гражданин, а информация оказалась ложной. Ответственность при этом несет телефонный хулиган, а не телефонная компания. Аналогично и в сфере телекоммуникаций — ответственность за нарушения должен нести не ретранслятор (кабельный оператор), а производитель контента.

— И что вы можете сказать о той критике законопроекта, которая появляется в прессе?

— На самом деле критика всегда нужна. Важно, чтобы она была конструктивной. Ведь это не кухонный разговор — все плохо и вообще ничего не нужно. Если вы хотите сказать: эта норма будет работать плохо, то тогда продолжите: потому что… или мы предлагаем так-то… Тем более что пока речь идет о проекте закона. Все предложения необходимо будет рассмотреть, а затем найти золотую середину. Ведь закон будет определять жизнь рынка на долгие годы, поэтому, конечно, не хочется выдавать его сырым.

— А как само министерство воспринимает критику телерадиовещателей, кабельных операторов…

— Нужно отдать должное нынешней команде министерства. От нас не отмахиваются, критика воспринимается адекватно. Рабочие группы собираются, и все имеют возможность высказать свою точку зрения. Министерство вместо того, чтобы запускать сырой закон, идет по пути улучшения. На сегодняшний день по сравнению с первым вариантом это уже совершенно другой продукт: в законопроекте многое доработано, многие пункты логичны и разумны. Да, есть еще спорные моменты, и мы их обсуждаем. Но в целом есть, на что опираться. А как закон сложится, зависит от активности самих игроков. И от того, насколько Министерство учтет пожелания игроков.

Мы понимаем, что закон в первую очередь защищает интересы граждан и не должен идти на поводу у частных компаний. Но в то же время новые нормы не должны привести к закрытию бизнеса или переделу рынка. Делая поправки, мы учитываем, что рынок уже существует. Плохой или хороший — это уже другой вопрос. Но он может стать лучше. И для этого не нужно ломать то, что есть. Необходимо создать условия для развития уже существующего рынка, чтобы сегодняшние операторы связи, производители контента получили определенный толчок в виде законодательных, налоговых льгот.

Хочется, чтобы наш рынок телерадиовещания получил равные права, и не только за счет ограничительных мер на иностранный контент, чтобы государство было на стороне того, кто создает казахстанский контент.

Нашей ассоциации в этом году исполняется 10 лет, в наших рядах более 60 участников телерадиовещательного рынка РК. И все эти годы мы с Министерством — культуры и общественного согласия, просто культуры, информации и культуры, а теперь связи и информации — идем рука об руку. Уверен, что конструктивный диалог сохранится на долгие годы, диалог, позволяющий улучшить информационное пространство нашей страны, — на благо граждан Казахстана.

Комментарии