Следите за новостями

Запутавшиеся в сети

Двумя главными интригами этого и будущего года стали внедрение 3G и начало работы шведской TELE2 — будет ли мобильный высокоскоростной интернет пользоваться спросом и сможет ли европейский оператор переломить дуополию.

14 декабря 2010 11:54, Данияр Сабитов, Центр Азии
Рубрики: Рынок, Связь

В это время принято подводить итоги. Интересно, с чем пришел рынок сотовой связи, который на протяжении всего года был под пристальным вниманием общественности? Двумя главными интригами этого и будущего года стали внедрение 3G и начало работы шведской TELE2. Будет ли мобильный высокоскоростной интернет пользоваться спросом и сможет ли европейский оператор переломить дуополию — вот самые актуальные вопросы отрасли.

Надежды и разочарования

С 1 декабря в Алматы и Астане в коммерческих целях началась эксплуатация сетей 3G. Двум крупнейшим сотовым операторам понадобился не один год, чтобы получить на это разрешение от государства. Ранее мы писали о том, какие сложности стояли перед GSM-Kazakhstan (торговые марки KCell и Activ) и «Кар-Телом» (бренд Beeline) на этом пути и на какие уступки им пришлось пойти, чтобы чиновники наконец разрешили ввод сетей нового поколения. Напомним, что главное преимущество 3G — в возможности получить высокую скорость мобильного интернета. И теперь главный вопрос заключается в том, насколько популярной станет эта услуга среди казахстанцев.

Сами компании возлагают на 3G очень большие надежды. И их можно понять. В условиях, когда рынок уже поделен, рост за счет увеличения абонентской базы более невозможен. Поэтому единственный способ обеспечить развитие — это улучшать дополнительные не голосовые услуги. Операторы так верят в успех, что «Кар-Тел» уже сейчас прогнозирует, что вложения окупятся в течение пяти лет. Видимо, в своих расчетах они во многом ориентируются на опыт коллег из других стран. Так, по данным российской компании МТС, в тех регионах, где работает 3G, средняя выручка на одного пользователя выше на 25 проц., чем до введения сети в эксплуатацию. Факт, что 3G принесет дополнительный доход, подтверждает и опыт украинских операторов. Так, средний ежемесячный доход оператора от 3G-абонента по итогам 2008 года составлял в переводе на отечественную валюту тысячу тенге против 92 тенге — от пользователей обычного GPRS-интернета. Предполагается, что число интернет-пользователей повысится за счет тех, кто впервые станет использовать сотовый как средство выхода во Всемирную паутину. Ведь многие отказались от этой возможности, так как их не устраивала чрезвычайно низкая скорость. Скажем, у алматинского пользователя, проживающего не в центре города, а в мкр. «Аксай», скорость передачи данных через связь Beeline была нередко ниже, чем если бы он подключался к телефонным линиям. Теперь же прогнозируемая скорость при оптимальных условиях может достигать 6 Мб/с.

Однако справедливости ради нужно привести и другие данные, которые ставят перспективность этого направления под вопрос. Так, исследования аналитической компании iKS-Consulting показали, что в начале прошлого года на Украине среди пяти миллионов пользователей мобильного интернета всего 800 тысяч выходили в Сеть через услуги связи третьего поколения. Учитывая, что первый оператор вышел с 3G в 2006 году, то численность пользователей 3G вовсе не кажется такой большой. А если прибавить разницу цен казахстанского и украинского мобильного интернета (наш дороже более чем на четверть), то перспективы развития этого рынка становятся еще более туманными.

Хитросплетенье цен

Между тем именно на ценах на казахстанский мобильный интернет нужно остановиться подробнее. Оба ведущих оператора заявили, что цены на услуги доступа в Сеть в 3G не будут отличаться от расценок на GPRS-интернет. Так, если платить за скачанные мегабайты, то выгоднее пользоваться KCell (около 30 тг/Мб), чем Beeline (примерно 50 тг/Мб). Если же абонент пользуется Интернетом часто, то ему выгоднее покупать пакеты — 895 тенге за 60 Мб (Beeline) или 594 тенге за 50 Мб (KCell). Если читателю трудно сразу сориентироваться в этих цифрах, то мы поможем. Чтобы посмотреть онлайн четырехминутный ролик в YouTube, нужно будет скачать 14 Мб. То есть за 600 тенге можно посмотреть 14 минут видео. Есть и другие пакеты, данные о которых размещены на сайтах компаний.

И, наконец, третий вариант использования преимуществ скорости 3G — это покупка USB-модемов. Они выглядят как флеш-накопители, с помощью которых можно выйти в Сеть через компьютер или ноутбук в любом месте, где ловит сотовая связь. Такие модемы стоят у KCell и Beeline 8 и 7,5 тысячи, соответственно. На этом различие в ценах заканчивается, так как стоимость трафика у них почти одинаковая. Так, 50 Мб, 250 Мб и 1 Гб стоят соответственно 590, 1400 и 2360 тенге.

Разумеется, не совсем корректно сравнивать мобильный и стационарный интернет, но мы все же попробуем. Сотовые операторы предлагают нам за 2360 тенге один гигабайт, тогда как Megaline позволяет скачать на высокой скорости 40 гигабайт за 5 тыс. тенге в месяц. Другими словами, расценки операторов во много раз выше, нежели операторов проводного интернета. Таким образом, сотовики получают сверхприбыль. По неподтвержденным сведениям, сами операторы мобильной связи платят провайдерам около 10 долларов за гигабайт. Располагая такими данными, посчитать доход не составляет труда. Удивительно, но даже эти цены не удовлетворяют запросов операторов. Вот что сказал на недавней пресс-конференции главный исполнительный директор TeliaSonera (акционер «GSM-Kazakhstan») Ларс Ниберг: «Мы считаем, что потребности наших клиентов в интернете безграничны. Но для их удовлетворения необходимы более широкие каналы связи. Мы можем предоставить канал на 100 процентов больше, и, может, абоненты согласятся платить сверх обычного еще 5–10 процентов». Можно предположить, что таким образом менеджмент GSM-Kazakhstan прощупывает почву, как отреагирует население на рост цен на интернет.

Но что самое интересное, так это постоянные попытки сотовых операторов если не обмануть абонентов, то как минимум ввести в заблуждение. Во-первых, почему так активно рекламируется продажа USB-модемов, если большинство телефонов (особенно современные модели) сами могут выступать в качестве модемов? Можно было бы допустить, что операторы выпускают USB-модемы, чтобы привлечь к себе не только своих, но и чужих абонентов. Ну а если цены фактически одинаковые? Понятно, что абонент Beeline по привычке приобретет модем своего же оператора. Отсюда можно предположить, что сотовики играют на технической неграмотности населения, пытаясь получить лишние восемь тысяч за модем, который на деле не всем-то и нужен. Во-вторых, следует признать, что реклама и пиар-акции операторов бегут впереди их реальных возможностей. Скажем, 3G покрывает Астану и Алматы не целиком, а лишь частично. Таким образом, если абонент не живет в зоне покрытия, то, покупая USB-модем, рискует получить не обещанную высокую скорость, а обычную низкую.

А иногда пиар сотовиков балансирует на грани полуправды. Особенно в работе со словом преуспели пиарщики GSM-Kazakhstan. Напомним, как в феврале этого года компания презентовала исследование рынка связи шести стран, в которых представлена TeliaSonera. На посвященной этому пресс-конференции директор по корпоративным коммуникациям Аида Досаева рассказала, что 64,3 процента пользователей интернета в Казахстане выходят во Всемирную сеть через мобильный телефон. Это была очевидная манипуляция фактами. Она не объяснила присутствовавшим журналистам, из чего складывается эта цифра. Все дело в том, что маркетологи компании просто сложили вместе все ответы, которые хоть в малой степени могут подтвердить истинность заявленной цифры. На самом деле предложенные 64,3 проц. разбиваются на следующие составляющие: лишь 11 проц. выходят в интернет через телефон каждый день, 8,7 — почти ежедневно, 11,6 — несколько раз в неделю и 33 процента, редко. Или вот недавний пример, когда в компании заявили, что все пользователи KCell, Activ и Vegaline могут до 10 января следующего года совершать видеозвонки внутри сети по текущим тарифам голосовой связи. Казалось бы, замечательный подарок. Однако если разобраться, то этот широкий жест на 90 процентов состоит из рекламы и лишь на 10 — из заботы об абонентах. Почему? Потому что для совершения видеозвонка оба собеседника должны находиться в зоне покрытия 3G. А это квадрат из следующих улиц: Гоголя-Достык-Аль-Фараби-Муканова. А много ли абонентов на таком небольшом периметре будет тестировать видеозвонок? В итоге компания почти ничего не теряет в трафике, но зато разрекламирована акция очень широко.

Нет сомнения в том, что подобное поведение на рынке и высокие тарифы связаны с отсутствием реальной конкуренции. Можно предположить, что, поделив всю абонентскую базу, сотовые операторы договариваются о новых тарифах друг с другом. Таким образом, они могут формулировать такую ценовую политику, чтобы у клиентов создавалась иллюзия выбора, а на деле сохранялся status quo. Именно поэтому многие возлагают большие надежды на пришедшую в Казахстан шведскую компанию TELE2 (бренд Neo), чьи руководители уже пообещали потеснить конкурентов.

Третий не лишний?

Итак, интригой следующего года станет будущее TELE2. Сможет ли третий оператор действительно создать конкурентные условия? Реальное положение компании очень сложное, поэтому утверждать что-то однозначно невозможно. Некоторые эксперты уверены, что если бы не государство, то шведам ни за что не удалось бы прорваться на рынок.

Весь год государство всеми силами старалось заставить сотовиков снизить цены на международный роуминг, на тарифы и стоимость интерконнекта (межсетевые звонки). В итоге чиновникам удалось добиться уступок. Так, 6 декабря информационный портал BNews.kz сообщил, что операторы снизят тарифы на интерконнект на 40 процентов. Это должно произойти в течение следующих двух лет. Злые языки утверждают, что это менеджмент TELE2 пролоббировал понижение цены интерконнекта. В этом есть смысл — число абонентов Neo составляет около одного процента от общей базы, а значит, большинство звонков они совершают не внутри сети, а именно на телефоны других операторов. Поэтому снижение ставки с 19,98 тенге на интерконнект жизненно важно для Neo. Для компании было бы выгодно резкое обрушение цен — чуть ли не до пяти тенге. Однако было решено, что снижение будет плавным, а это значительно усложняет задачу TELE2 по сохранению позиции на рынке.

Есть мнение, что только благодаря демпингу цен Neo удастся привлечь клиентов. Примером такой политики называли, скажем, тариф «Не молчи», в котором звонки на других операторов (тот самый интерконнект) стоит 9 тенге. Однако менеджмент компании возражает. Председатель правления купленной шведами «Мобайл телеком-сервис» Андрей Смелков рассказал нам: «Уровень так называемых «рыночных» цен в Казахстане является очень высоким. Третий сильный игрок может переломить ситуацию, сумев предложить абонентам более привлекательные условия. Это не означает демпинг, мы не планируем работать себе в убыток. Благодаря тому, что мы умеем работать с гораздо более низкими затратами, чем другие игроки, мы можем предложить потребителям более низкие цены, оставаясь вполне прибыльной компанией». Тем временем на рынок недавно был выведен новый тариф Neo «Супер 0». Блогер BlackD в своем посте сравнивает этот тариф и акцию от Activ «Годовые голосовые пакеты» и приходит к выводу: «Разница в ценах колоссальна. Если у Activ самая дешевая минута стоит 10 тенге, то в Neo цена минуты составляет 0,5 тенге, то есть в 20 раз меньше!». И следом в комментариях звучит сожаление: «Эх, если бы им кто-нибудь пользовался». Возникает резонный вопрос: а почему, собственно, никто не переходит на новую связь, если многие отмечают ее привлекательность? Это достаточно серьезная проблема — пользователи жалуются на высокие цены, но сами в этом ценообразовании никак не учавствуют.

Таким образом, несмотря на конец года, подводить какие-либо итоги преждевременно. Рынок сотовой связи загадал еще больше загадок. Будет ли спрос на 3G при сохранении нынешних цен? Слишком много доводов «за» и «против». Андрей Смелков и вовсе заявил, что пока интернет по технологии 3G не входит в число услуг первой необходимости. И ведь он прав ровно настолько, насколько справедливы замечания о стратегической необходимости развертывания сетей третьего поколения. Под вопросом остается и перспектива создания настоящих конкурентных условий. Конечно, абонентская база растет (по данным шведского сайта TELE2, в сентябре число абонентов увеличилось на 18 тыс.), однако перед компанией стоит целый ряд трудностей, которые делают будущее оператора туманным.

Комментарии