Следите за новостями

Цифра дня

3 млн активных соцаккаунтов в Казахстане

Для активизации развития электронной коммерции Казахстану предстоит серьезно поработать над законодательной базой в вопросах налоговой политики и использования электронных денег

О необходимости внедрения закона об электронных деньгах для дальнейшего развития е-коммерции в Казнете.

5 ноября 2010 11:03, Анна Шатерникова, Панорама
Рубрики: Интернет

В ту пору, когда интернет только появился в нашей жизни, большинство тогда еще немногочисленных пользователей относились к диковинной технологии в первую очередь как к средству получения и распространения информации. Со временем во всем мире больше внимания стали уделять не только информационной составляющей Всемирной сети, но и к интернету как инструменту развития бизнеса. В последние годы мировой рынок интернет-услуг все более уверенно заявляет о себе как об альтернативе услугам традиционным. Одним из секторов, где замещение традиционных механизмов ведения бизнеса онлайн-инструментами происходит наиболее активно и динамично, на сегодняшний день является электронная торговля. Ежегодный оборот электронной коммерции оценивается, по разным данным, в суммы около $200–400 млрд., и в ближайшие три года будет каждый год увеличиваться вдвое. Электронная торговля дает возможность торговать товарами и услугами по всему миру. В отличие от традиционной коммерции, которая, как правило, направлена на узкий сегмент рынка, возможности коммерции в сети гораздо более широки.

Согласно озвученным некоторыми экспертами данным, к концу 2009 в мире насчитывалось около 1,4 млрд. интернет-устройств — это означает, что как минимум такое же количество человек, населяющих земной шар, выходят в Сеть хотя бы раз в месяц. Около 547 млн. пользователей обеспечили доход в сумме $6,2 трлн. в сегменте В2В и около $690 млрд. в сегменте В2С. Активный рост нового направления электронных услуг демонстрируют страны с развивающейся экономикой. Как отмечают российские аналитики, в 2008 году объем интернет-торговли у наших северных соседей достиг 200 млрд. рублей, год спустя — 400 млрд. а к концу нынешнего года, по предварительным данным, этот показатель достигнет 600 млрд. рублей. Наиболее часто посредством онлайн-коммерции россияне оплачивают услуги связи — на их долю приходится около 30% от общего объема интернет-продаж. На втором месте в рейтинге популярности железнодорожные билеты и музыка; авиабилеты по количественным показателям удерживают пятую позицию в рейтинге наиболее популярных объектов интернет-продаж, в денежном же выражении занимают более высокое место. В Китае объем рынка интернет-коммерции исчисляется $38 млрд.; с 2003 года данная цифра выросла в 2 раза. Даже в США, где рынок электронной коммерции имеет относительно давнюю историю развития и, казалось бы, уже давно заполнен, он до сих пор растет более активными темпами, чем, скажем, в той же России. И оценивается в сумму около $156 млрд.

Гонка за лидерами

На этом фоне достижения, демонстрируемые в казахстанском сегменте Всемирной сети, выглядят на сегодняшний день более чем скромно. Хотя несправедливо было бы не отметить, что за последние годы прогресс в этом отношении все же произошел. Относительно недавно, в 2006 году, один из основателей Казнета Александр Ляхов говорил о наличии около 20 интернет-магазинов, в 2007 году, по данным портала Profit.kz, их число увеличилось до 23, а в настоящее время, по некоторым данным, их число превысило 130. Впрочем, говорить о точных статистических данных в случае с Казнетом, в особенности с аспектами, касающимися бизнеса в отечественном сегменте интернета, довольно сложно: как уверяют специалисты, проблематично точно определить, например, объем денег, находящихся в обороте электронной коммерции, или с точностью до единицы определить число реально функционирующих интернет-магазинов, ведь далеко не все заявленные структуры существуют фактически. Таким образом, электронная коммерция в Казахстане пока не стала индустрией в полном смысле этого слова, она делает первые шаги.

Согласно данным портала Proft.kz, озвученным в недавно опубликованном исследовании «Интернет в Казахстане», большая часть казахстанских интернет-магазинов специализируется на торговле компьютерами, оргтехникой и комплектующими — на их долю приходится около 17% от общего количества электронных торговых площадок. Немногим меньше, около 13%, приходится на долю универсальных интернет-магазинов, в пределах 6–7%  колеблется доля тех, кто предлагает приобрести посредством Сети одежду, аксессуары, товары для здоровья и красоты, книги и цветы. Еще менее значительно число тех, кто организовал интернет-торговлю продуктами питания и напитками, автозапчастями, сотовыми телефонами. Интернет-торговля в казахстанском сегменте Сети представлена и достаточно серьезными структурами. Как утверждает руководитель национальной интернет-премии AWARD, генеральный менеджер CNP Processing GmbH Константин Горожанкин, в казахстанском онлайн-пространстве насчитывается около 70 крупных интернет-магазинов. В число крупных игроков, вышедших на рынок электронной коммерции, входят такие компании, как «Казахтелеком», КТЖ, Air Astana, «GSM-Казахстан»; ожидается, что вскоре данный сегмент рынка освоят другие сотовые операторы, игроки туристского бизнеса, в частности, гостиничные сети, электронное правительство.

Словом, рынок развивается, становится более зрелым, хотя о сравнении с более «продвинутыми» в этом отношении странами говорить не приходится. «Если привести в пример одну из прогрессивных в плане развития интернет-коммерции отечественных компаний, Air Astana, следует констатировать, электронные продажи авиабилетов у нашего национального авиаперевозчика за три года существования данной услуги возросли на 200%, и все же на долю электронных транзакций пока приходится около 3% от общего оборота компании, через пять лет данный показатель перевозчик планирует довести до 30%. Для сравнения можно сказать, что зарубежные коллеги Air Astana — Lufthansa или British Airways — продают через интернет 80–90%  билетов. Соответственно, и на нашем рынке предполагаемый рост исчисляется миллиардами долларов», — отмечает г-н Горожанкин. Для Казахстана с его расстояниями и низкой плотностью населения интернет-торговля могла бы стать действенной альтернативой торговле традиционной. К сожалению, существует целый ряд причин, по которым пока о высоком уровне развития данного сегмента онлайн-услуг приходится только мечтать, и далеко не все обстоятельства связаны с низким уровнем проникновения интернета, как можно было предположить еще год назад.

Все дело в привычке?

На протяжении многих лет представители официальных структур говорили о том, что 20% порог проникновения интернета должен стать той самой точкой, по прохождении которой начнется бурный рост числа пользователей и соответственно увеличится спрос на интернет-услуги. По некоторым данным, к концу прошлого года в республике уже насчитывалось 3,2 млн. пользователей Сети, соответственно, мы вплотную приблизились к тому самому порогу, за которым «интернетизация» должна была обрести высокие темпы и необратимый характер. Для сравнения, приводит данные г-н Горожанкин, в России уровень проникновения интернета на сегодняшний день оценивается в среднем в 30%, а в США — в 74%. Между тем, отмечает эксперт, не стоит сбрасывать со счетов большую долю сельского населения в Казахстане. «Интернет придет на село позже, и пока он в сельской местности менее важен, чем в городе, поэтому если сравнивать уровень проникновения среди городского населения, то можно сделать вывод, что Казахстан неплохо смотрится на фоне России — 37% против 42%. Наше отставание не так значительно, и отговорки по поводу того, что электронная коммерция не развивается из-за отсутствия достаточного количества пользователей, не выдерживают критики. В целом к рядам пользователей причисляют себя около 7 млн. казахстанцев», — утверждает эксперт. На что, по мнению некоторых участников IT-рынка, следует обратить внимание — так это на количество компьютеров, которых пока действительно почти вдвое меньше, чем пользователей — всего лишь 2 млн. Но и эту диспропорцию можно исправить, инициировав законодательное снижение пошлин на компьютерное оборудование, уверены игроки отрасли.

Таким образом, уровень проникновения интернета в Казахстане не настолько низок, чтобы воспрепятствовать развитию электронной коммерции, а некоторые барьеры в сфере компьютеризации вполне могут быть сняты посредством законодательного регулирования. И все же, анализируя причины не слишком активного развития интернет-торговли в Казахстане, фактор узости рынка нельзя полностью сбрасывать со счетов. Как бы то ни было, казахстанские магазины, в отличие от глобальных проектов, могут ориентироваться только на внутренний рынок, поскольку предлагаемая через них продукция поступает из-за рубежа и едва ли привлечет внимание пользователей из других стран. В свою очередь, казахстанские пользователи успешно освоили практику покупок на зарубежных интернет-ресурсах. Серьезная трудность, полагают специалисты, заключается и в преодолении предубеждения против новых форм торговли, характерного для многих наших сограждан. Жители западных стран давно привыкли пользоваться платежными карточками и приобретать товары по каталогам, потому не приходится удивляться, что в Европе и США интернет-торговля стала в какой-то степени новой ступенью в развитии торговых механизмов, привычных местному потребителю. Значительная часть казахстанцев же до сих пор не очень хорошо осведомлена о том, как пользоваться карточками, а значительная часть потребителей, в первую очередь из числа людей среднего возраста и старшего поколения, доверяет привычным магазинам куда больше, чем каталожным продажам и виртуальным торговым точкам.

Преодолеть устоявшееся предубеждение непросто, и не приложив усилий, трудно рассчитывать, что ситуация изменится. По словам представителей интернет-сообщества, уже разработан ряд инициатив, призванных содействовать росту просвещенности казахстанцев в вопросах электронной коммерции. «Мы хотим провести пиар-кампании с привлечением телевидения, рассказать о том, что пользоваться платежной карточкой в интернете безопасно, что в распоряжении покупателя есть достаточно времени, чтобы отказаться от приобретения товара», — рассказал г-н Горожанкин. С другой стороны, шаги навстречу более широкой аудитории могли бы сделать при поддержке интернет-сообщества и интернет-магазины. С этой целью планируется учредить лейбл «надежный магазин». Надежность той или иной электронной торговой площадки, используя балльную систему, оценят эксперты и покупатели, после чего обладатели своеобразного «знака качества» смогут поместить его на своих сайтах. Как полагают инициаторы проекта, запуск которого планируется осуществить еще в этом году, данный механизм позволит магазинам создать кредит доверия со стороны покупателей.

Проблемы монетизации

И все же, думается, даже искушенность большого числа казахстанских пользователей в вопросах электронной коммерции не является непреодолимым барьером на пути ее развития. В конце концов, те же россияне начинали в схожих стартовых условиях, преодолевая схожие предубеждения на уровне менталитета. С тем, что проблема недостаточно активного развития электронной коммерции в Казахстане имеет более глубокие корни, согласны и эксперты. «Главная сложность, на мой взгляд, заключается в том, что в Казахстане очень незначительны возможности для монетизации интернета. Если посмотреть на опыт национальной интернет-премии, то можно увидеть, что до третьего года своего развития доживает примерно треть казахстанских сайтов. Нередко создаются неплохие ресурсы, делается неплохой контент, но из-за того, что не идут деньги, энтузиазма разработчиков хватает на год-два, а потом ресурсы забрасываются. У нас нет механизмов, не создано рынка, позволяющего сайтам зарабатывать», — утверждает г-н Горожанкин. По мнению экспертов интернет-сообщества, проблема требует комплексного подхода, заключающегося наряду с ростом уровня проникновения интернета и воспитания культуры покупок в Сети, в развитии еще нескольких направлений.

Один из главных моментов заключается в разработке законодательной базы, способной поддержать развитие электронной коммерции. К числу важнейших составляющих юридического аспекта, бесспорно, следует отнести разработку законодательства, оговаривающего наличие удобных средств платежей. Между тем на мировом рынке действует несколько систем оплаты покупок в интернете. При оплате с пластиковой карты необходимые реквизиты указываются пользователем на определенной странице интернет-магазина, затем устанавливается безопасное соединение, и данные карты отправляются в банк, где обслуживается данный магазин. Банк проверяет платежеспособность клиента, после чего сообщает магазину о результатах проверки на возможность осуществления оплаты. Оплата может быть сделана также посредством перевода денежных средств через банк или почтовое отделение на счет продавца. Покупки в интернете также оплачиваются электронными средствами платежа, к числу которых относятся электронные чеки и электронные деньги. Одна из самых известных в мире систем оплаты посредством электронной наличности, PayPal, появилась в США в конце 1990-х и позволяла пользователям компьютеров пересылать друг другу деньги посредством электронной почты. PayPal внедрила программу гарантирования возврата денег при онлайн-покупках, предоставила возможность страховать покупку, сделанную на определенную сумму, у определенного круга продавцов.

Электронные деньги можно приобрести в любой точке мира, однако данный вариант оплаты применим на тех ресурсах, которые предусматривают систему оплаты электронной наличностью. Впрочем веб-сайты, как правило, предлагают несколько вариантов оплаты, так что выбор наиболее удобного пути остается за покупателем. Однако в нашей республике сегодня сложилась парадоксальная ситуация: при том, что электронная коммерция, в принципе, не чужда казахстанскому интернет-пространству, удобная система платежей отсутствует. Электронных денег в легитимной сфере нет как таковых, sms-платежи обходятся дорого (операторам уходит около 30–70% от суммы транзакции). Показательно в этом плане озвученное экспертами интернет-сообщества сравнение структуры платежей, сложившейся в Казахстане и в России. В 2008 году на долю наличных платежей приходилось 56%, электронных денег — 31%, на пластиковые карты — 11%, и лишь 2% — на sms-платежи. В Казахстане львиную долю составляют платежи наличными деньгами, на втором месте по популярности стоят пластиковые карты, а электронные деньги и sms-платежи практически не востребованы — первые из-за отсутствия в законодательном поле, а вторые — из-за дороговизны. «В случае с платежными картами комиссионные составляют приемлемые 1–4%, однако электронной коммерцией у нас занимается очень ограниченное количество банков, а в отсутствии конкуренции банковские структуры могут переложить свои риски на интернет-магазины. Рынок таким путем не развивается. Необходима помощь в подключении к рынку других банков, хотя бы тех, в которых есть доля у государства. Кроме того, следует договариваться с мобильными операторами на предмет снижения стоимости интернет-платежей таким образом, чтобы, скажем, 20% получал оператор, а 80% — разработчик контента», — считает г-н Горожанкин.

Споры вокруг законодательства

Безусловно, одним из важнейших моментов на пути развития электронной коммерции должна стать разработка законодательства об электронных деньгах. К сожалению, приходится признать, что заинтересованные стороны сегодня не могут выработать единое мнение, касающееся решения данного вопроса. По словам депутата мажилиса Мурата Абенова, закон об электронных деньгах, авторство которого принадлежит Нацбанку, находится в парламенте, однако, признает депутат, законопроект однобок и отражает позицию лишь одной организации, которая ставит целью администрирование данной сферы. Такой подход, уверен г-н Абенов, ошибочен, поскольку электронная коммерция — это та сфера бизнеса, в которой свое мнение должны высказать не только банковские структуры, но и Министерство связи, «Казахтелеком», интернет-сообщество.

«На сегодняшний день работа над законопроектом приостановлена, поскольку мы не видим четкой позиции. Проект предлагает, чтобы эмитентами электронных денег стали БВУ. Возникает вопрос, надо ли это самим банкам и не получим ли мы в итоге монополистов? Во всем мире данной сферой занимаются небанковские организации, которые, к слову, успешно работают и на рынке Казахстана. Если мы примем закон в том виде, в котором он предложен, мы не легализуем организации, работающие у нас, а, возможно, напротив, вытолкнем их с рынка, и в итоге получим свой маленький закон, который позволит банкам создавать электронные деньги, но реально способствовать развитию интернет-торговли он не будет. Пока разработчики не могут дать ответы на простые вопросы — как этот закон повлияет на наш бизнес, не пойдет ли он вразрез с законодательством о частном предпринимательстве, поскольку банки получат преимущества относительно других представителей бизнеса, как будут себя чувствовать зарубежные денежные системы, которые работают у нас (yandex-деньги, web-money)? Словом, сначала необходимо убедиться, что предлагаемое законодательство действительно гарантирует развитие данной сферы», — уверен г-н Абенов. С одной стороны, факт успешной работы на казахстанском рынке международных систем электронных денег можно воспринимать как угрозу позициям национальных структур, которые рискуют упустить время для покорения рынка. Вместе с тем принимать закон только ради того, чтобы он был, депутат Абенов считает ошибкой.

Впрочем единого мнения по поводу того, каким должно быть законодательство об электронных деньгах, в кругу заинтересованных сторон все-таки не наблюдается. В частности, объясняет начальник управления политики платежных систем департамента платежных систем при Национальном банке РК Ерлан Ашыкбеков, решение отдать право на эмиссию электронных денег банкам второго уровня возникло неспроста: в данной области существует много вопросов, связанных с защитой интересов потребителей, с гарантированием платежей, возникающих в ходе использования электронных денег, вопросов применения законодательства в части борьбы с отмыванием денег, исключения риска негарантирования эмиссии электронных денег. Нацбанк, отметил г-н Ашыкбеков, рассматривает электронные деньги как новый финансовый продукт, который позволяет повысить эффективность проведения расчетов в электронной среде. «Мы заинтересованы в создании стабильной правовой среды, но вопрос электронных денег — это далеко не всегда вопрос электронной коммерции. Разрабатывая законопроект, мы предполагали, что получим альтернативный инструмент, который позволит участникам интернет-сообщества на легитимной основе использовать электронные деньги для проведения внутристрановых торговых операций. Мы хотели создать фундамент для будущих новаций, устранить правовые риски и правовые препятствия, сдерживающие вложения инвестиций в перспективные проекты в этой отрасли, хотели понять ожидания, и потребности, и мы открыты к диалогу. Что касается вопроса о выдаче разрешения на эмиссию электронных денег банками или небанковскими организациями, то в законопроекте предложена модель, когда любое юридическое лицо, организация, субъект рынка имеют право заключить договор с банком-эмитентом, создать свою сеть по продаже электронных денег и на нормальных условиях работать на рынке в роли агентов», — пояснил г-н Ашыбеков.

Некоторые представители интернет-сообщества скептически оценивают инициативу по выдаче разрешения на эмиссию электронных денег банкам второго уровня, полагая, что для казахстанских финансовых структур электронная коммерция в настоящее время не является бизнесом первостепенной важности, а значит, в банках не будут заинтересованы в продвижении новых инициатив. Однако сотрудники некоторых БВУ не разделяют данную точку зрения, отмечая, что развивают данный сегмент настолько быстро, насколько это возможно в сложившейся ситуации. Другой вопрос в том, что уровень просвещенности казахстанцев в вопросах использования интернета и пластиковых карточек оставляет желать лучшего. Как свидетельствует статистика, подавляющее большинство карточных транзакций осуществляется по получению зарплаты либо по снятию ее через банкоматы. По мнению г-на Горожанкина, прогресс в этой области тормозит то обстоятельство, что пластиковые карты по умолчанию закрыты для интернет-транзакций: не секрет, что наши люди инертны, мало кому из обладателей карточек хочется тратить время на походы в банк и бумажную волокиту. В свою очередь, утверждает директор департамента Homebank Казкоммерцбанка Олег Головко, в наших условиях по умолчанию открывать карточки для интернет-транзакций весьма рискованно. Практика показывает, что с наступлением непростых времен активизируются мошенники, и закрытие интернет-транзакций на карточках является вынужденной мерой, предпринимаемой банками для защиты пользователей.

Доставить по адресу и в срок

«Росту активности рынка интернет-коммерции будет способствовать развитие и введение грамотной схемы доставки товаров, а также повышение лояльности налоговой системы к интернет-коммерсантам. В этом случае данный бизнес будет выгоден людям. В некоторых странах электронную коммерцию выделяют в виртуальную СЭЗ, чтобы дать этому направлению бизнеса хороший стимул для развития», — утверждает г-н Головко. Действительно, опыт зарубежных государств показывает, что налоговые льготы способны сыграть роль механизма, способствующего развитию электронной коммерции. Например, указывает г-н Горожанкин, в США в период правления администрации Клинтона был значительно снижен налог на продажу в сфере электронной коммерции, и в последующие годы рынок интернет-торговли рос в 5 раз быстрее, чем рынок торговли в офлайне. Впрочем некоторые представители IT-индустрии полагают, что снижение налогов — не самая актуальная составляющая, способная стимулировать развитие электронной коммерции, поскольку теоретически у интернет-магазинов и без того существует достаточно хороший запас по марже. Для них не требуются соответствующие определенным строгим критериям торговые залы, складские помещения, нет необходимости содержать большой штат персонала и оплачивать аренду помещения. Все перечисленные выше факторы по идее должны обеспечивать экономию на издержках на содержание, а значит, у интернет-магазинов появляется возможность использовать для привлечения клиентов такие маркетинговые ходы, как скидки, бесплатная доставка, накопительные системы. В условиях нашей страны эти механизмы действуют не всегда. Зачастую даже крупные ритейловые сети, имеющие собственные электронные торговые площадки, держат в интернет-продаже те же цены, что и в торговых залах, и потребители не видят смысла совершать покупки в интернете — сказывается предубеждение по отношению к относительно новому формату торговли и отсутствие ясности в вопросах доставки.

Последний вопрос действительно требует проработки. Наличие удобных и прозрачных механизмов доставки товара из интернет-магазина до конечного получателя — одна из важных гарантий того, что люди станут доверять электронной торговле и со временем, возможно, преодолеют предубеждения и стереотипы. Не в меньшей степени в организации грамотной доставки заинтересованы и продавцы, которым необходимо знать, в какой момент времени в какой точке маршрута оказалась посылка. Наличие данной возможности жизненно необходимо крупным магазинам, у которых много клиентов и товаров. «К сожалению, сегодня этот вопрос не решен, доставка занимает много времени и обходится дорого. Для того, чтобы изменить ситуацию, потребуются усилия со стороны «Казпочты» — хотелось бы, чтобы у данной структуры появился интерфейс для связи с интернет-магазинами», — констатировал г-н Горожанкин.

По мнению представителей казахстанского интернет-сообщества, серьезным шагом, свидетельствующим о признании важности электронной коммерции для рынка соседней России, стало подписание Президентом Дмитрием Медведевым закона, разрешающего использовать электронные счета-фактуры. «На самом деле это очень показательное решение. Каждый, кто занимается коммерцией, знает, что при доставке необходимо вручать счета-фактуры. Если речь идет о доставке товаров, эти документы вполне могут быть бумажными, но в случае с услугами доставки как таковой не происходит, и здесь наличие электронных счетов-фактур очень актуально», — считает Никита Красулин из «Интернет-компании PS». В связи с этим, полагают некоторые участники рынка, законодательная легализация по российскому примеру электронных счетов-фактур для развития интернет-торговли в Казахстане может иметь более важное значение, чем введение налоговых льгот. В любом случае, считают игроки отрасли, если государство проявит интерес к развитию электронной коммерции не на декларативном уровне, предстоит провести серьезную работу над совершенствованием законодательства в области налоговой политики, лоббирование учитывающего мировую практику электронной коммерции закона об электронных деньгах.

Серьезным барьером на сегодняшний день представляется относительная закрытость казахстанского интернет-рынка и отсутствие статистики, которой можно доверять. Правительству, считают представители интернет-сообщества, необходимо выделить деньги на проведение справедливых статистических исследований, поручив эту задачу компетентной отечественной или зарубежной организации. Таким образом появятся точные данные о числе пользователей, количествах и суммах транзакций, что, с одной стороны, позволит правительству получить достоверную информацию о масштабах и структуре интернет-рынка, а с другой — позволит иностранным инвесторам понять, что казахстанский сегмент интернета становится индустрией, в которую можно вкладывать средства. «Если будут учтены все рекомендации и предприняты все необходимые действия, к 2013 году рынок электронной коммерции в Казахстане может достичь $5 млрд», — прогнозирует г-н Горожанкин. Впрочем и эту цифру едва ли можно будет считать внушительной — по предварительным данным, она составит 5% от казахстанского розничного рынка. И все же, полагают эксперты, при благоприятном раскладе спустя три года наиболее успешно будут продаваться через интернет-услуги мобильной связи, коммунальные услуги, авиа- и железнодорожные билеты, услуги гостиниц.

Комментарии