Следите за новостями

Цифра дня

На 54-м месте Казахстан в рейтинге скорости 4G

Под флагом «веселого казахстанского Роджера»

О том, как обстоят дела с соблюдением авторских прав в Казахстане.

19 октября 2010 11:48, Данияр Сабитов, Центр Азии
Рубрики: Софт, Общество

Единицы могут похвастаться тем, что используют на своих компьютерах лицензионные программы или не скачивают нелицензионные фильмы и музыку. Таким образом, большинство из нас теоретически являются нарушителями закона. Однако с пиратством активно борются главным образом правообладатели, а никак не правоохранительные органы. Может быть, потому, что предмет нарушения закона носит виртуальный характер.

На грани фола

Недавно наш приятель вернулся из поездки по Соединенным Штатам. Когда речь зашла о его новых знакомствах, он рассказал, как учил своих американских друзей пользоваться сайтом «Вконтакте.Ру» для просмотра видео, трекером «Рутрекер.Орг» для скачивания музыки и программ для компьютера и т. д. В начале они очень удивились возможностям «российского» интернета, потом стали убеждать, что это незаконно. А спустя некоторое время робко начали качать «бесплатные» продукты. Особенно приятелю запомнилась фраза: «Это незаконно, это воровство. Но мне нравится».

Итак, очевидно, что большинство граждан США считают использование нелицензионной продукции обычной кражей. Тогда как мы редко даже задумываемся, правильно ли поступаем. С одной стороны, мы согласны, что это нехорошо. Ведь если взять с прилавка настолько маленькое яблоко, что продавец никогда даже не узнает о пропаже, это все равно будет воровством. А с другой стороны, ничего страшного нет. Ведь фильмы — не яблоки, при их копировании у хозяина диска ничего не убывает. Как лежала коробка, так и лежит. Именно такого рода соображения многих и успокаивают. Но почему те же самые государственные органы не особо пекутся о защите интеллектуальной собственности? Может быть, в настоящих условиях в этом действительно нет необходимости?

С такой постановкой вопроса категорически не согласны правообладатели. Особенно активно в последнее время за отстаивание своих прав взялись компании — производители компьютерных программ (софта). Все чаще появляются новости о проверках в той или иной конторе. По данным «антипиратской» ассоциации Business Software Alliance (BSA), которая обеспечивает интересы таких компаний, как Adobe, Autodesk и т. п., среди нарушителей попадаются и крупные организации. За прошлый год к административной ответственности привлекли руководителей и сотрудников Китайского торгово-промышленного банка, «Алматыгорстроя», атырауского и павлодарского филиалов «Казахстан темир жолы», ТОО «Цин-Каз», АО «Эксимбанк» и др. Но не будем забегать вперед, о компаниях поговорим чуть позже. Что интересно — эта проблема фактически актуальна лишь для юридических лиц, проверить которые сложно, но вполне возможно. Выяснить, какими программами пользуется каждый казахстанец, просто нереально, что создает у наших граждан вполне оправданное чувство безопасности. Как же обстоят дела с соблюдением авторских прав у обычных казахстанцев?

Ответ на этот вопрос знает каждый. В чем же причина? Нужно признать, что многие рядовые пользователи компьютеров даже не ведают, что на их машинах стоит легально, а что нет. О существовании платных программ они слышали, а что к ним относится, не знают. О своем опыте рассказала преподаватель одного из вузов Екатерина Елисеева: «Когда я купила компьютер, мой сын долго с ним возился, устанавливая какие-то программы. Примерно с неделю я спокойно работала, пока на экране не появилась какая-то запись с предложением обновить некоторые компоненты Windows. Я согласилась на обновление. Компьютер на минуту задумался, а затем выдал мне что-то вроде: «Скорее всего, вы используете нелицензионную программу, предлагаем вам купить официальную версию». Так я узнала, что пользуюсь нелегальным продуктом. В итоге пришлось ставить ту же пиратскую версию заново, отключив автообновление». Но большинство все же знает, что софт стоит денег, однако не платят, ссылаясь на высокие цены. Неужели цены и в самом деле кусаются? Мы решили выяснить, сколько стоит быть честным гражданином.

Для этого мы переписали список программ, обычно установленных на ноутбуках, и отправились в интернет-магазин за «покупками». Итак, операционная система Windows 7, благодаря которой компьютер вообще работает, стоит 45375 тенге, пакет Microsoft Office (Word, Exel, презентации Power Point и т. д.) 61020, Nero (записывает информацию на диск) 16500, любимый многими Photoshop (работа с фотографиями) 141250, многоязычный словарь ABBYY Lingvo обойдется в 13 тыс., FineReader, преобразующий графику в тексты, стоит 17950, за переводчик PROMT просят около 54 тыс., архиватор WinRar оценен в 4325, антивирус Касперский — в 6 тысяч, а программа для работы с векторной графикой CorelDRAW стоит 71700 тенге. Итого на все это нужно потратить 431120 тенге. Сам компьютер, при этом может стоить в два раза дешевле. А ведь мы не учли тех денег, которые должны быть потрачены на лицензионные фильмы, компьютерные игры и так далее. Очевидно, мало кто захочет потратить такое количество средств, когда все это можно получить бесплатно.

Есть и такие, кто не желает быть преступником, но и переплачивать не хочет. Студент Арман Жаксалыков рассказал: «В одном из манифестов первых хакеров утверждалось, что все программное обеспечение должно быть бесплатным. Таким образом, первые кибер-преступники укоренили среди программистов идею бесплатного софта. И действительно, специалисты во всех странах тратят свое время и способности на написание бесплатных программ. Сейчас существует множество продуктов на так называемом «открытом коде», когда технология создания не является секретом, и каждый специалист имеет возможность улучшить его. Вместо Windows я пользуюсь бесплатной операционной системой Ubuntu, написанной добровольцами со всего мира, вместо Microsoft Office использую аналог OpenOffice, за который не нужно платить. Но если бесплатной программы нет, я предпочитаю купить, нежели воровать. А так я честен с собой и с компаниями-производителями». Такой подход кажется наиболее разумным, если бы не одно «но». Чтобы пользоваться такими бесплатными аналогами, нужно как минимум знать об их существовании. Благо, компания Google взялась за популяризацию и продвижение бесплатных сервисов, создавая тем самым большую конкуренцию таким гигантам, как Apple и Microsoft. Во что выльется эта борьба, можно будет увидеть в ближайшие несколько лет, однако уже сейчас можно предсказать снижение цен на продукцию монополистов. Возможно, в связи с грядущими изменениями рынка и связано стремление компаний-производителей уже сейчас «закрутить гайки» в вопросе использования лицензионной продукции.

От тюрьмы не зарекайся?

Представитель компании Microsoft в Казахстане поделился с нами некоторыми данными, иллюстрирующими положение дел с пиратством в Казахстане. Оказалось, что по итогам прошлого года пиратский рынок в стране составил 78 процентов. «Фактически четыре из пяти компьютеров используют нелицензионную продукцию. За последние четыре года уровень пиратства снизился на 7 процентов. Это хорошая тенденция. Хотя в той же России этот показатель равен примерно 18 процентам. Если же говорить об общемировой практике, то в среднем сегмент пиратский продукции составляет 43 проц., причем самый низкий уровень отмечается в США (20 проц.), а самый высокий в Грузии — 95 проц.», — отметил наш собеседник, пожелавший не называть имени.

Как уже отмечалось ранее, в мире существует ассоциация BSA, которая защищает интересы авторов. В Казахстане нет прямого представительства, поэтому она действует посредством юридической компании «Грейт Ясса». Ее сотрудники высылают письма в те фирмы, которые подозреваются в использовании нелегальных программ. В них выражается беспокойство от имени той или иной компании по поводу качества используемого программного продукта. В том же письме содержится просьба примерно такого содержания: «Если вы пользуетесь легальным программным обеспечением, просим вас предоставить нам соответствующую информацию». Затем адресатов обзванивают и во время беседы компаниям пытаются объяснить все преимущества использования легального продукта, указывая при этом и риски. Для принятия решения компании дается около двух недель, и потом только пишется заявление в соответствующие органы на проведение проверки. Например, в период с марта по июнь этого года от имени Microsoft было отправлено 762 предупредительных письма. В настоящее время поданы заявления на проверку 309 компаний.

Непосредственно самой проверкой занимается финпол, причем, как рассказывают очевидцы, ее сотрудники действуют довольно жестко. Оно и понятно, ведь чаще всего речь идет об уголовном преступлении. Вот как комментирует эту ситуацию юрист Нурдин Саякбаев: «Если стоимость ущерба (стоимость программы) меньше 100 месячных расчетных показателей, то согласно ст. 129 Кодекса об административных нарушениях налагается административный штраф, а если больше, то предусматривается уголовная ответственность (статья 184 Уголовного кодекса)». А так как в компаниях обычно не один компьютер, то размер ущерба однозначно будет значительно выше 100 МРП. Как водится, штраф и конфискация проводятся в пользу государства, тогда как компания-правообладатель вправе потребовать возмещение убытков по своему усмотрению. Зная о такой опасности, программисты, работающие в компаниях, изыскивают всяческие способы, чтобы снять с себя ответственность. Наш знакомый системный администратор Руслан отметил, что, подписывая договор с компаниями об оказании услуг, требует, чтобы в договоре не было ни слова о программном обеспечении. Де-факто Руслан ставит и обслуживает программное обеспечение, но де-юре он занимается лишь ремонтом техники. «Работая в одной компании, у меня была мысль установить всем сотрудникам бесплатную систему Ubuntu, а директору и бухгалтеру купить лицензионный Windows, но потом отказался от этой идеи — авось не будет проверок», — добавил наш собеседник.

Между тем производители программного обеспечения уверены, что использование лицензионного продукта приносит одно лишь благо. Сотрудниками Microsoft было подсчитано, что если разделить стоимость недорогой версии Windows 7 на четыре года использования (условный период ее использования), то получится, что казахстанцы тратят всего 12 тенге в сутки, тогда как на парковку и минуту разговора у них уходит в среднем 200 и 30 тенге соответственно. Дескать, это не так уж и дорого. Но мы уже отметили, что помимо указанной программы для нормальной работы компьютера нужны и другие. Также компании уверены, что распространение легального софта выгодно не только пользователям, но и государству. По оценкам аналитического агентства IDC, если уровень пиратства снизится в стране еще на десять пунктов, то это принесет бюджету налоговых поступлений в размере 26 млн. долларов, а также обеспечит 135 млн. долларов к ВВП. Таким образом, правообладатели уверены, что государство заинтересовано в борьбе с пиратством. Более того, они считают, что снижение его уровня возможно только благодаря политической воле. На этот счет существует альтернативная точка зрения.

Палка о двух концах

С недавних пор в Казахстане начала работать «Пиратская партия Казахстана», которая пока состоит из одного человека — ее председателя Марата Мулкубаева. Эта организация появилась в Швеции, где разгорелся скандал вокруг сайта PirateBay («Пиратская бухта»). Благодаря этому ресурсу можно было скачивать фильмы, музыку и программное обеспечение. Так как в западных странах щепетильно относятся к авторскому праву, на владельцев сайта подали в суд, потребовав его закрытия. Все бы ничего, если бы на этом сайте действительно были фильмы и программы, но он являлся трекером, то есть ресурсом-посредником между обычными пользователями, которые обменивались файлами. Дело получило такой большой резонанс, что в Швеции сформировалась партия наподобие «зеленых», только в отличие от последних она защищала принципы свободного интернета. Недавно стало известно, что два члена «Пиратской партии» получили места в Европарламенте. Видимо, казахстанская партия будет придерживаться тех же принципов работы, так как г-н Мулкубаев в беседе с нами отметил, что основной целью партии является борьба за свободный файлообмен. При этом он отметил, что государству нужно бороться в первую очередь не с нелегальным программным обеспечением, а с монополией крупнейших компаний, таких как тот же Microsoft.

«Цены на их продукцию завышены, — рассказывает Марат Мулкубаев. — Об этом говорит такой пример: когда несколько лет назад правительство России объявило, что школы должны перейти на бесплатные программы с открытым кодом, Microsoft и Adobe тут же снизили цены на свою продукцию для школ на 90 и 99 процентов соответственно. Выходит, что даже при такой скидке компаниям выгодно продавать свой продукт. Можно себе представить, какова реальная маржа от продаж».

Пиратов также раздражает, что вместо контроля монополистов государство косвенно их поддерживает. Так, все компьютеры государственных органов оснащены операционной системой Windows, когда чиновники всего развитого мира либо работают с программами на открытом коде, либо требуют от Microsoft раскрыть код как минимум для органов безопасности, дабы они убедились, что продукция безопасна и не оснащена шпионскими технологиями. В нашей же стране даже электронно-цифровая подпись работает пока исключительно под Windows, что фактически вынуждает казахстанцев без права выбора работать именно с товарами монополиста.

Но пока государство в плане программного обеспечения не борется ни за права потребителя, ни за права правообладателей. В стране нет интеллектуального производства, нет собственных IT-компаний, интересы которых следовало бы защищать. Конечно, некоторая работа по борьбе с пиратством ведется, но лишь потому, что это вроде как нехорошо. Финпол и комитет по правам интеллектуальной собственности активизируются лишь тогда, когда приходит пора очередных проверок или если нужно выполнять план по раскрытию преступлений. И пока такая ситуация будет сохраняться, в выигрыше будут лишь простые казахстанцы, которые будут продолжать экономить значительную часть семейного бюджета за счет использования пиратского ПО.

Комментарии