Следите за новостями

Цифра дня

226,4 млрд тг. объем ecommerce в 2016 в Казахстане

Игра ва-банк: крупнейшие сотовые операторы РК против... потребителя

В Казахстане мобильная связь, без которой сейчас не представляется возможным активно жить, могла бы быть гораздо дешевле.

17 сентября 2010 11:38, Литер
Рубрики: Связь

Мобильная связь, без которой сейчас не представляется возможным активно жить, могла бы быть гораздо дешевле. И хотя крупнейшие сотовые операторы страны «GSM Казахстан» (Kcell) и «Кар-Тел» (Beeline) постоянно заявляют о снижении тарифов на 20 процентов, нынешняя цена — 20 тенге за минуту разговора — это дорогое удовольствие.

А снижение стоимости предполагается всего-то на слабо ощутимые 4 тенге. Как утверждают специалисты этой отрасли, адекватная цена — 5 тенге за минуту. Между тем монополисты считают, что снижение тарифов приведет к сокращению инвестиций. Однако, по мнению экспертов, снижение цен на связь, наоборот, станет «воротами для инвестиций» в телекоммуникационную отрасль.

Не успели казахстанцы порадоваться щедрым прогнозам о дешевой сотовой связи в самое ближайшее время, как тут же разгорелся спор между сотовыми операторами: насколько снижать цены на межсетевую связь, которые являются принципиальными в формировании цен на все услуги сотовой связи?

Крупнейшие сотовые операторы — «GSM Казахстан» (Kcell) и «КаР-Тел» (Beeline), поделившие между собой рынок, предлагают снижать цены на межсетевую связь медленно и печально. Сейчас стоимость интерконнекта, установленная по договоренности между этими компаниями, которую вынуждены использовать другие операторы рынка, составляет 19,98 тенге за минуту. Это много. Неприлично много на фоне благосостояния казахстанцев. В то время как общеизвестный факт заключается в том, что во всем мире (далеком и более благополучном в экономическом отношении) потребители платят в разы меньше, чем мы.

Считая себя клиентоориентированными компаниями и рассказывая о том, как сильно они любят своего потребителя, монополисты готовы скостить целых 20 процентов тарифа на интерконнект. В пересчете на обычные деньги это буквально мизер — 4 тенге (!), вы даже не почувствуете большой разницы, оплачивая звонок чужому оператору по 16 тенге вместо почти 20. Мало? Да.

По сути, в ответ на инициативу со стороны правительства по снижению ставок на интерконнект ведущие операторы заявляют, что для потребителей должны остаться высокие цены на сотовую связь, изъясняясь, правда, несколько иначе: это нанесет ущерб рынку сотовой связи и уменьшит налоговые поступления в государственную казну. Но если вдуматься в эти утверждения, легко задаться простым вопросом: какой ущерб рынку могут нанести улучшения условий для потребителей, когда звонки станут чаще, а разговоры — длиннее? И каким образом повышенный трафик сократит налоги в бюджет?

Заместитель председателя АЗК Рустам Акбердин так прокомментировал данную ситуацию журналистам. На вопрос: «Нанесет ли снижение межсетевых тарифов ущерб телекоммуникационной отрасли?», — Рустам Акбердин сказал, что не видит механизма возникновения ущерба: «Я встречал в различных СМИ мнения о том, что за счет стоимости снижения интерконнекта пользователи сотовой связи начнут чересчур много разговаривать и имеющееся оборудование просто не выдержит возникшей нагрузки. Хочу отметить, что снижение интерконнекта напрямую не влечет за собой резкого увеличения доступности связи. Интерконнект — тариф для взаиморасчетов операторов и влияет на стоимость разговора абонента лишь как составная часть его затрат. До тех пор, пока не произойдет снижение розничных абонентских тарифов, сам по себе интерконнект не снизит стоимость разговора. Любой другой прогноз просто не обоснован».

Еще одна страшилка из той же оперы: мол, со снижением межсетевых цен не будет инвестиций. Это в высшей степени не так! Как только снизятся цены, рынок вмиг наполнят рыночные и мобильные сотовые компании, желающие получать прибыль не за счет высоких, на века фиксированных цен, а за счет роста абонентской базы и продвижения современных телекоммуникационных услуг.

Даже авторитетные эксперты рынка говорят о том, что именно снижение ставок на интерконнект станет «воротами для инвестиций». Инвесторы только и ждут, когда в Казахстане снизятся барьеры входа на сотовый рынок.

Отвечая на опасения крупных компаний в том, что отрасль потеряет привлекательность и снизит приток инвестиций, Рустам Акбердин указал на то, что, согласно данным Агентства по статистике, телекоммуникационная отрасль за 2009 год по сравнению с 2008 годом недополучила инвестиций на 36 процентов, тогда как другие сектора экономики показали небольшой рост. По его мнению, в текущем году ситуация не будет лучше. Инвесторы не хотят вкладывать деньги в отрасль из-за сохранения высоких входных барьеров, в первую очередь из-за того, что ставки на интерконнект предельно высоки.

Ведущие операторы «GSM Казахстан» и «КаР-Тел» постоянно заявляют о том, что очень много делают для потребителей: снижают стоимость внутри сети и… накручивают ее на других опциях, вводят новые услуги и никак не могут ввести 3G (потому что монополисты никогда особо не спешат быстро угождать клиенту, вопрос же с лицензией легко решаем), который есть даже в соседнем Узбекистане.

Снижение тарифа на 4 тенге слабо повлияет на разнообразие операторов на рынке сотовой связи. Однако им даже это кажется мощнейшей уступкой потребителю, из которой, впрочем, они тут же сделали флаг, знаменующий неизбывную любовь к потребителю и заботу о его кармане. Теперь сотовики готовы уступить через год еще на одну «двадцатку» по снижению ставок на интерконнект и все… иначе рынок рухнет. Ложь.

А правда, за которую бьются ведущие сотовые операторы, состоит в том, что потребитель должен остаться с одной из высоких цен на сотовую связь, а ведущие операторы — со сверхприбылью. Получается, что не самые богатые казахстанцы платят очень дорого за сотовую связь. И что бы там ни говорили про ущерб рынку, про защиту интересов одного оператора, истина остается непреложной: мы — получаем самые высокие цены на сотовую связь, ведущие сотовые операторы — сверхприбыль. И горят праведным огнем они сейчас не за нас и не за рынок, не будем лукавить, а опять же за сверхпривлекательную сверхприбыль. С ней действительно ужасно расставаться, кто спорит. Но это рынок! И потребителю нужны дешевые и качественные услуги, что может обеспечить только хорошо развитая конкуренция, а не сговор монополистов. Классика!

Сотовых операторов действительно сильно беспокоит ущерб. Но не рынку… А своим огромным офисам — дворцам из стекла и бетона, обосновавшимся на престижных центральных проспектах, необоснованно раздутым дорогостоящим штатам, которые растут гораздо быстрее, чем уровень проникновения связи в регионах. Недавно генеральный директор ТОО «GSM Казахстан» заявил, комментируя снижение ставки на интерконнект, что «это может иметь негативное влияние на те дивиденды, которые мы запланировали выплатить нашим учредителям».

Забота об учредителях здесь видна, похвально. Но деньги платит потребитель.

Все это: штаты, офисы, отстаивание высоких цен и сверхприбылей — легко узнаваемый лик Сверхприбыли и Монополизма. Пусть. Не жалко, конечно. Но не за наш счет!

Но какая тогда у потребителя может быть цена межсетевой и сотовой связи, при которой он мог бы быть, во-первых, спокоен за свой «счет», а, во-вторых, более активен в области мобильных коммуникаций?

По словам Андрея Смелкова, председателя правления компании «Мобайл Телеком-Сервис» (NEO), стоимость интерконнекта, которая способна повлиять на позитивное изменение ситуации на рынке сотовой связи и на резкое снижение стоимости на услуги сотовой связи, должна составлять до 5 тенге за минуту.

Зная сколько может стоить интерконнект (всего 5 тенге за минуту, а не 19, 98 и не 16!), торг ведущих операторов не вполне уместен.

Чего стоят их высказывания о том, что операторские сети просто… лопнут под шквалом звонков после подешевевшего интерконнекта. Не лопнут. Эксперты уже говорят о том, что имеющиеся сети и так не загружены полностью, то есть резерв для роста загрузки есть и даже без увеличения затрат на их пропускную способность.

А вообще, мы, потребители, приучили сотовых монополистов командовать нами. В то же время давайте посмотрим на энергетиков. Также абсолютные хозяева на своем поле деятельности, но как четко они приучились отчитываться перед потребителем о том, как формируется тариф, какие потери они несут при доставке энергетики и сколько в действительности стоит качественное обслуживание конечных потребителей.

Ученье — мрак, неученье — свет, когда речь идет о том, какие у нас тарифы на связь… И просвещать нас никто не собирается. А кто собрался постоять за свои права, так закидать его камнями!

Вот поднимают вопрос мелкие операторы о снижении цен на большую величину, а крупные компании вместо того, чтобы поддержать коллег и помочь потребителям, обвиняют эти компании в сговоре с АЗК. Хотя понятно, что не может государственный орган взять сторону какой-то одной компании, он радеет за весь рынок в целом и не только за трех операторов, но за четырех, и за десять и т.д.  Лишь бы была развита конкуренция. На то антимонопольщик там и поставлен.

В частности, Рустам Акбердин также прокомментировал обвинение в том, что АЗК, снижая интерконнект, фактически действует в интересах одного участника рынка с наименьшей долей. Он подчеркнул, что АЗК всегда действовало исключительно в интересах потребителей, чтобы в целях усиления конкурентной борьбы сотовых операторов на казахстанском рынке было как можно больше. «Условия, которые мы формируем, в том числе низкий интерконнект, не носят персонализированный характер того, что только третий или четвертый оператор будет пользоваться новыми ставками. Создаются условия для всех игроков рынка, а также возможность для новых операторов зайти на наш рынок. По опыту работы скажу, что права потребителей можно защищать тогда, когда есть множество операторов услуг, стремящихся угодить потребителям», — отметил г-н Акбердин.

Он также отметил, что обвинения АЗК в том, что регулятор ущемляет интересы крупных компаний в пользу мелких компаний, традиционны. Тем не менее, все инициативы и действия антимонопольного комитета в любом секторе экономики делаются именно для защиты конкуренции и помощи мелким субъектам рынков, ведь именно таков способ обеспечения прав потребителей.

Обидно, что крупные сотовые операторы сегодня отражают действительность на рынке сотовой связи как в кривом зеркале (а ведь мы привыкли доверять свои операторам, которые всегда в общем и целом были честны по отношению к нам).

Сегодня они говорят, что из-за снижения ставок на интерконнект снизится и инвестиционная привлекательность. Это не так, и АЗК заявляет, что, напротив, это будут «ворота для инвестиций» (ведь рынок будет свободнее и не так замонополизирован!). Монополисты утверждают, что сети не выдержат возросшего количества наших с вами звонков. И вновь это не совсем так — сети выдержат даже в том виде, в каком есть на данный момент. И таких «примеров кривизны» множество.

Но в любом случае, даже если отбросить все эти примеры, а где в этой дискуссии мы, потребители? Кто стоит за наши права? Пока монополисты все это время говорят только о себе, но не о нас. А тех, кто старается снизить для нас цену на сотовую связь, клеймят и разоблачают.

Что это? Война? Да. Причем война с потребителем. За высокую цену на сотовую связь.

Комментарии