Следите за новостями

«Казахстан не является образцовой территорией для успешной реализации стратегии дискаунтера»

Интервью с генеральным директором ТОО «КаР-Тел» Анатолием Поповым о сложившейся ситуации на рынке сотовой связи в Казахстане.

30 июля 2010 11:09, Елена Брицкая, Курсивъ
Рубрики: Рынок, Связь

Для сотовых операторов Казахстана настало горячее время. С одной стороны, бросает вызов рынок — пользователи ждут новых технологий — 3G и 4G. С другой стороны — ряд претензий, в том числе на крупные суммы, операторам предъявило АЗК, и все еще продолжаются переговоры о стоимости годового платежа за пользование частотами 3G. О том, как справляется с вызовами телекомрынок и, в частности, компания Beeline, впервые с момента своего назначения рассказал генеральный директор ТОО «КаР-Тел» Анатолий Попов.

Генеральный директор ТОО «КаР-Тел» Анатолий Попов— В каком состоянии находилась компания «КаР-Тел» с брэндом Beeline, когда вы приступили к руководству? Довольны ли вы полученным к управлению активом?

— Я могу сказать, что показатели «Вымпелком» отличные. На протяжении многих лет брэнд «Билайн» занимает ведущие позиции во всевозможных рейтингах. Что же касается ТОО «КаР-Тел», результаты компании были выше, чем в среднем по группе «ВымпелКом ЛТД». Я, действительно, считаю, что это отличный результат, и рад, что мне удалось примкнуть к такой команде.

— На что вы будете делать упор в дальнейшей стратегии развития компании?

— Телекоммуникационный бизнес, возможно, один из самых динамичных, если смотреть в целом на индустрию. В нашем бизнесе важна дальновидность и, может быть, осторожность в принятии решений. Также нужно постоянно внедрять и развивать новые технологии. Если в этой индустрии стоять на месте, то при жесткой конкуренции можно быстро проиграть. В настоящий момент мы будем делать упор на внедрение и развитие 3G в Казахстане. В этом вопросе страна немного отстала и от своих соседей по СНГ, и от мировых трендов.

Внедрение этой технологии — одно из направлений развития. Второе направление — это развитие Beeline как универсального оператора. Уже сейчас наша компания — единственный универсальный оператор в РК, который работает во всех сегментах: в мобильной и фиксированной связи, в продажах фиксированного и мобильного интернета юридическим и физическим лицам, мы работаем на передачу межгородского трафика и организацию международной связи.

Между тем многое еще предстоит сделать, чтобы предоставлять комплексный пакет услуг под брэндом Beeline.

— Вы считаете, что диверсификация — более выгодная модель бизнеса, чем концентрация на одном сегменте? Не боитесь потерять позиции в сотовой связи?

— Сотовая связь остается «ядром» нашего бизнеса. Но рынок передачи данных в Казахстане набирает обороты, и, как показывает мировой опыт, именно он станет в ближайшее время основным драйвером роста телекоминдустрии. Кроме того, передача данных между городами и странами растет, и нужно иметь свой «транспорт» — мы развиваем собственную сеть магистральных каналов, именно это позволяет нам иметь конкурентную цену на рынке. «Вымпелком» в России, два года назад закрыв сделку по приобретению компании «Голден Телеком», сейчас является активным игроком в межоператорской, в международной и в межгородской связях, а также продает интернет физическим и юридическим лицам. Наша стратегия полностью лежит в русле стратегии группы «ВымпелКом ЛТД» — превращения Beeline в полноценного универсального оператора связи.

— В начале июня стало известно, что компания «ВымпелКом ЛТД» утвердила серьезные изменения в структуре управления компании. Структура поделена на четыре бизнес-единицы: Россия, Украина, СНГ и международные бизнесы, которые будут подчиняться непосредственно штаб-квартире компании в Амстердаме. При этом некоторые ключевые менеджеры покинули компанию. Что при этом изменится в управлении компанией «КаР-Тел»?

— Эти изменения связаны с мобильностью бизнеса. В прошлом году в Казахстане рост телекоммуникационного рынка составил 8%, однако при этом нужно сделать оговорку, что рост ВВП был всего около 1%. В этом году телекоминдустрия, предположительно, вырастет больше чем на 8%, а уровень ВВП будет в районе 5%. Фактически мы растем в два раза быстрее, чем ВВП страны. Когда индустрия растет так быстро, очень важно сохранять мобильность и скорость принятия решений. С целью децентрализации управления компанией было принято решение о разделении ее на 4 бизнес-единицы. Более того, у компании «ВымпелКом ЛТД» в дальнейшем возможны сделки по поглощениям, объединениям с другими мировыми мобильными операторами. Существующая международная структура, в принципе, позволяет присоединить к компании еще несколько других бизнес-юнитов. Для Beeline в Казахстане эти изменения открывают возможность стать еще более оперативными и мобильными.

— Что на данный момент является основной проблемой компании Beeline в Казахстане?

— Я бы говорил, скорее, о возможностях.

Во-первых, это окончательное решение вопроса о выделении лицензии 3G и 4G. Мы считаем, что лицензия на LTE не должна откладываться на такой же долгий срок, на который в свое время отложили вопрос 3G. В случае с 3G процесс длится уже четыре года. Мы надеемся, что в следующем году после внесения поправок в Налоговый кодекс, будут приняты решения по лицензиям как на 3G, так и на LTE.

Другой важный момент — создание паритетных условий на рынке для всех игроков. Не секрет, что Beeline является самым агрессивным альтернативным оператором в сегменте высокоскоростного доступа в интернет на телекомрынке Казахстана. И как альтернативному игроку нам, действительно, зачастую трудно работать, так как до этого рынок был практически монопольным. Важно, чтобы в этом секторе развивалась конкуренция, которая невозможна без равных условий для всех игроков.

— А в чем выражаются неравные условия на рынке фиксированной связи?

— Естественно, что в условиях прежде монопольного рынка, когда появляется агрессивный альтернативный игрок, всегда есть риск использования имеющихся ресурсов у доминирующих игроков, для того чтобы не впустить новичка. Соответственно, приходится пробиваться на рынок с боем.

Тем не менее, в других странах мы сталкиваемся с гораздо большими трудностями. На фоне этого можно сказать, что проблем в Казахстане у нас нет, есть вопросы, которые мы решаем в рамках пользы для рынка в целом.

— Недавно правительство РК передало в парламент пакет документов с просьбой внести изменения в Налоговый кодекс РК с целью удешевления (а, возможно, удорожания) годовой стоимости использования частот для 3G. При этом Карим Масимов сказал, что новые суммы платежей согласованы с операторами. Можете ли вы озвучить эти суммы?

— Да, действительно, мы вели активные консультации с Министерством финансов и Министерством связи и информации об определении окончательных сумм. Мы рады отметить, что госрегулятор пошел навстречу рынку и предпринимает сейчас значительные усилия по снижению размеров ежегодных платежей за использование частот 3G.

— Сейчас АЗК РК ведет расследование в отношении сговора между казахстанскими и российскими операторами, касающегося высоких цен на роуминг. Возможный штраф — 28 млрд. тенге. В России аналогичные штрафы составляют 15% от роумингового оборота. АЗК сообщило вам, как оно рассчитывает штрафы? Какая сумма штрафа грозит непосредственно Beeline?

— В нашу компанию был сделан запрос от АЗК, в ответ на него мы предоставили данные о роуминговом обороте. При этом сумма выставленных штрафов, из которых порядка 40% приходится на долю Beeline, почему-то рассчитаны исходя из общей, а не роуминговой выручки, что, на наш взгляд, неправильно, если АЗК оспаривает законность получения дохода именно от роуминга, а не от всех услуг операторов в целом.

Мы не согласны с тем, что существует какой-то сговор между операторами. Рынок конкурентный, у нас заключены двухсторонние договоры с роуминг-партнерами, в рамках которых мы работаем.

Если говорить о пороговых платежах, то, к сожалению, с некоторыми странами у нас нет услуги онлайн-роуминга, и мы вынуждены просить наших абонентов держать на балансе пороговую сумму, которая на сегодняшний день составляет 7 тыс. тенге. Стоит отметить, что 86% объема роуминговых услуг Beeline осуществляет посредством онлайн-роуминга, для которого не требуется пороговой суммы на счету.

— Есть шанс переубедить АЗК?

— Мы оспариваем решение АЗК в установленном законом порядке. Мы готовы отстаивать свою позицию в суде, потому что не считаем, что существует какой-то сговор между нами и другими операторами.

Кстати, на последнем съезде АЗК речь как раз шла не о сговоре, а о том, что установление пороговых сумм якобы является незаконным. Это второй пункт истории с АЗК. Дело тут не в сумме штрафа, а в том, что мы принципиально не согласны с тезисом о том, что пороговые суммы являются незаконными — они не противоречат законодательству РК с одной стороны, с другой стороны — это полностью соответствует общепринятой мировой практике.

В-третьих, это не только не нарушает прав потребителя, но и страхует его от случаев, когда он может оказаться в минусе, а также страхует оператора от фродовых схем, когда его потери могут исчисляться сотнями тыс. долларов.

— В середине июля Минсвязи и информации РК объявило, что проводит исследование всех тарифов сотовых операторов, так как население жалуется на дорогую сотовую связь. С чем, по вашему мнению, связан такой всплеск проверок и расследований со стороны государства? Не с тем ли, что операторы, например, возмущались высокими расценками на 3G?

— Хороший вопрос. Конечно, Beeline является доминирующим игроком на рынке сотовой связи в РК, соответственно, наши действия подпадают под регулирование антимонопольных органов. Министерство связи имеет полное право проводить изучение тарифов всех операторов. Мы предоставим всю информацию о себестоимости наших услуг в соответствии с теми запросами, которые к нам поступили. С другой стороны, мы сами на регулярной основе проводим анализ наших тарифов, и если говорить о фактическом снижении наших цен, то стоимость минуты разговора в тенге снизилась за последний год более чем на 16%. Мы добровольно снижаем цены и делаем их более доступными для казахстанцев. С другой стороны, важны и активные действия регулятора, чтобы можно было и дальше снижать тарифы. В частности, нам нужна поддержка в развертывании сети, особенно в труднодоступных малонаселенных районах, которые составляют значительную часть республики, где мы также должны обеспечить устойчивую качественную связь. И здесь мы рассчитываем на помощь как государства, так и регулятора. Тем более что в отдаленных местностях развертывание сотовой связи обойдется дешевле, чем прокладывание фиксированной.

— Как Beeline уже снизил цены на сотовую связь с начала своей деятельности в Казахстане и как намерен это делать дальше? Какие факторы мешают снижать тарифы компании на сотовую связь?

— От года к году снижение средней стоимости минуты разговора для абонентов Beeline составляет 15–20%.

Пять лет назад, когда Beeline вышел на рынок Казахстана, когда начался процесс демонополизации рынка сотовой связи, наша компания оказала большое влияние на рынок. Мы первые ввели тарификацию в тенге, ввели посекундную тарификацию, чего раньше не было в Казахстане.

С тех пор сотовая связь превратилась в массовую услугу, реальное проникновение превышает 80%, одно это уже является сильным аргументом в пользу того, что сотовая связь стала доступной каждому.

В 2009 году у нас произошло снижение стоимости минуты разговора больше чем на 16%, и по итогам 2010 года мы, скорее всего, увидим не меньшее снижение для абонентов Beeline. Поэтому, можете посчитать, что за пять лет присутствия Beeline на рынке произошло удешевление связи почти в два раза.

Снижать тарифы позволяют несколько факторов. Во-первых, после своего выхода на рынок Beeline быстро завоевал почти половину рынка частных пользователей. Это позволяет нам работать с внутрисетевыми тарифами, делая их максимально доступными для абонентов. Абоненты Beeline существенно экономят на разговорах внутри сети.

Второе — это строительство собственных ВОЛС. На данный момент оператор, который не обладает собственными магистральными сетями, каналами передачи данных между городами и странами, существенно тратится на аренду каналов у третьих сторон, и эта аренда в среднем в Казахстане дороже, чем в России. Мы уже построили вторую по размерам сеть ВОЛС в стране — около 4,5 тыс. км, и направляем существенную часть трафика как голосового, так и интернет, через собственные каналы.

Сеть еще не достроена, поэтому местами мы используем свои каналы, местами — арендованные. Но мы стремимся к тому, чтобы со временем полностью перейти на собственные каналы связи.

— Недавно на рынок РК зашел дискаунтер Tele2 (купивший Neo), который намерен получить 20% рынка через 4 года. Первый тариф оператора — 5 тенге внутри сети. И почти в одно время с этим начались акции других операторов — у Beeline бесплатные разговоры после первой минуты, у Kcell — после 2 минуты. Это связано с приходом Теlе2?

— Мы внимательно следим за деятельностью всех наших партнеров по рынку, в том числе и NEO. Мы помним, что и до покупки Tele 2 этот оператор делал ставку на имидж дискаунтера, но Казахстан в силу своих географических и демографических особенностей — огромной территории с низкой плотностью населения — не является образцовой территорией для успешной реализации стратегии дискаунтера.

— Ожидаете ли вы передел рынка в крупных городах?

— Процесс усилившейся маркетинговой активности всех операторов, который мы сейчас наблюдаем, начался не в этом году и не в прошлом. Этот тренд восходит к 2008 году, и начало ему положило тарифное предложение «Друзья-2» от Beeline, с 2 тенге внутри сети. Это тот тариф, который стал хитом, и, не секрет, что именно он стал «локомотивом» Beeline на протяжении полутора лет. В 2010 году мы уже вывели не одно предложение с ноль тенге внутри сети, со второй минуты разговора или между пользователями одного тарифного плана. Это говорит о том, что территория ценовой конкуренции становится все меньше, рынок Казахстана вступил на тот этап развития, когда нужно конкурировать не просто ценой, но и качеством связи, качеством обслуживания, территорией покрытия, новыми технологиями.

— В 2009 году приток новых абонентов в сети сотовой связи практически прекратился в силу естественного насыщения рынка, но совокупные доходы операторов все же имели положительную динамику. За счет чего?

— Сыграли роль два фактора — абоненты больше тратили на разговоры, а также выросла доля неголосовых услуг.

Абоненты чаще выходят в интернет через свои мобильные телефоны, чаще используют мобильный контент, который мы предлагаем. В частности, большую роль в развитии в Казахстане сегмента мобильного доступа к интернету сыграли USB-модемы Beeline, которые мы начали продвигать осенью 2009 года.

Затем, несмотря на насыщение рынка, рост абонентской базы продолжается. 2009 год был в определенной степени кризисным для телекомотрасли, и мы наблюдали снижение активности абонентов в первом квартале, но затем мы показали хороший рост.

В 2010 году мы видим, что кризис уже практически миновал, и мы ожидаем, что в этом году будет всплеск активности абонентов сотовой связи.

— Каковы ваши прогнозы по телекомрынку в РК на 2010 год? Как вырастут или снизятся доходы сотовых операторов и, в частности, Beeline?

— Телекомрынок на текущий момент имеет позитивную динамику — в 1,5 раза выше, чем динамика ВВП по итогам первого полугодия 2010 года. Будет ли она в 2 раза выше — зависит от показателя ВВП во втором полугодии. Если говорить о Beeline, то пока, перед публикацией нашего полугодового отчета, мы не раскрываем такую информацию.

Если бы у нас было 3G, наверное, наша выручка была бы выше, но мы и на текущий момент предоставляем качественный интернет EDGE, и многие пользователи смартфонов и USB-модемов оценили его по достоинству.

Кроме того, мы продолжаем развивать широкополосный доступ к интернету от Beeline. Мы, наконец, вышли за пределы Алматы и начали предоставлять эту услугу по технологии FTTB в Жезказгане, в ближайшее время собираемся продавать услугу «Интернет дома» в Астане и Караганде.

— Какое число абонентов Beeline надеется привлечь от услуг 3G? Какими будут расчетные сроки окупаемости данных услуг? Сколько будет вкладывать Beeline в развитие 4G в Казахстане и в какие сроки? Ведь тестирование уже состоялось.

— Я думаю, что внедрение 3G станет хорошим импульсом по увеличению проникновения мобильного интернета. Важно, что к 3G не надо дополнительно подключаться, не нужны дополнительные устройства. В том и состоит преимущество данных частот, что телефонов, не поддерживающих 3G, на рынке, наверное, уже практически нет.

Если говорить о LTE или 4G, то это технология совершенно нового поколения, и здесь у Казахстана как раз есть возможность войти в список тех стран, которые начнут развивать ее одними из первых. Пока на территории бывшего постсоветского пространства ни одного оператора LTE нет.

Beeline совместно с Министерством связи и информации в апреле этого года провел пилотное тестирование зоны LTE в Астане и Алматы, на которой продемонстрировали скорости более 60 Мбит/сек. Следующими шагами будут уже outdoor испытания данной технологии, мы рассчитываем провести их в Алматы и Байконуре до конца этого года.

В рамках испытаний мы изучим специфику работы этой технологии вне помещений и поймем, с какими трудностями мы, как операторы, столкнемся при развертывании данной сети. Мировая практика показывает, что многие страны уже ведут активное развертывание LTE, в частности, США, Скандинавские страны.

Пользователи мобильных устройств уже сейчас хотят такую же скорость, как и в проводном интернете, при этом люди не хотят ждать, не хотят прокладывать провода. Фиксированный интернет, так или иначе, сопряжен с определенными трудностями. Некоторые пользователи уже произвели переоценку необходимости иметь фиксированную телефонию при наличии мобильной, и сейчас то же самое происходит с интернетом. Если беспроводной интернет будет иметь такое же качество и такую же скорость, как и проводной, то фиксированный интернет станет менее необходимым.

Тем не менее, мы, как универсальный оператор, обращаем большое внимание на мобильный интернет и видим в нем огромные перспективы и для потребителей.

— Наиболее локомотивные отрасли развития экономики — сырьевые компании, банки и электроэнергетика уже высказались по поводу глобализации экономики в рамках Таможенного союза. А что изменится для телекома?

— Телеком — это сервисная функция. Когда крупному бизнесу хорошо, то и нам хорошо. Если российские товары станут в Казахстане более доступными и, наоборот, если казахстанские товары станут более доступны в России, то произойдет рост экономики. Как только меняется тренд внутреннего валового продукта, мы сразу это чувствуем.

Со своей стороны, находясь в растущей экономике, мы должны создать необходимые технические мощности и иметь запас прочности, для того чтобы обслуживать растущие потребности абонентов, растущий трафик. Beeline, как инновационный оператор, готов к этим вызовам.

Справка
Анатолий Попов родился в Новосибирске. Окончил механико-математический факультет Новосибирского университета, продолжил образование по специальности экономики и управления.

Начал карьеру в компании Wrigley, где за 4 года прошел путь от торгового представителя до регионального директора по продажам Западно-Сибирского региона.

В 2002 году присоединился к компании SUN InBev, где занимал должности директора по продажам в регионах Сибирь и Дальний Восток, а затем старшего вице-президента по продажам в западной части России. В 2007 году назначен гендиректором подразделения InBev в Болгарии. С весны 2009 года — директор по коммерческим операциям в российском подразделении Anheuser-Busch InBev.

С апреля 2010 года — генеральный директор ТОО «КаР-Тел» (Beeline в Казахстане).

Комментарии