Следите за новостями

Цифра дня

17,8% казахстанцев совершали покупки в интернете

Усмирение госзакупок

Система электронных государственных закупок в Казахстане в нынешнем виде не устраивает ни участников, ни создателей, ни экспертов.

24 июня 2010 11:01, Мадина Иманалиева, Фокус

Система ЭГЗ в нынешнем виде не устраивает ни участников, ни создателей, ни экспертов.

Запущенный три года назад портал электронных закупок уже стал едва ли не самым популярным в казахстанском сегменте интернета — по крайней мере по данным статистики: ежедневно на сайт заходят свыше 80 тыс. уникальных посетителей.

Но пока Минфин на пару с Центром электронной коммерции (ЦЭК, единый оператор в сфере электронных госзакупок) рапортует об экономии 4,6 млрд. тенге бюджетных средств, в адрес разработчиков периодически поступают негативные отклики предпринимателей. Странно, но при этом эксперты ЕС дали положительную оценку отечественной онлайн-системе госзакупок, смело предположив, что казахстанский опыт может стать примером для других стран.

Косвенный эффект

Электронный формат закупок методом запроса ценовых предложений стал обязательным с января нынешнего года. По данным ЦЭК, за это время на портале зарегистрировались более 60 тыс. участников, половина из которых выступают в роли потенциальных поставщиков; при этом около 19 тыс. — индивидуальные предприниматели. Председатель правления ЦЭК Султанжан Ахметов уверяет: этот показатель ярко демонстрирует косвенный эффект, который дают электронные госзакупки, помимо экономии бюджетных средств, обеспечения транспарентности торгов, расширения конкурентного поля и борьбы с коррупцией. «Это помощь в период кризиса малому и среднему бизнесу: экономически активные предприниматели довольно тесно взаимодействуют с госзаказом, и это помогает им удержаться на плаву, получить какую-то долю госсредств», — пояснил г-н Ахметов. По его словам, в Минфине в пилотном режиме, который продлится до конца года, отрабатывается метод электронного конкурса, который в последующем смогут применять все госорганы. Параллельно ЦЭК разрабатывает электронные аукционы, предельно внимательно изучая при этом российский опыт: если в Казахстане система ЭГЗ стартовала с конкурсов и так называемых «ценовок», то в России начали именно с аукционов. Отечественные разработчики ЭГЗ не обошли вниманием одну из самых прогрессивных систем электронных торгов в мире — южнокорейскую Koneps. Примером для подражания также стал опыт реализации электронного правительства в ОАЭ и Израиле.

Почем дешевый карандаш?

Однако даже самый передовой опыт не избавил создателей отечественной системы от замечаний и неприятных вопросов со стороны участников госзакупок. Наверное, только ленивый не опубликовал на форуме портала свои возражения и советы разработчикам. Г-н Ахметов считает эту «обратную связь» необходимой:

— Предложения пользователей были учтены и в новом интерфейсе, и в обновленной архитектуре портала — то есть система не стоит на месте, она эволюционирует вместе с запросами участников. С другой стороны, мы вносим определенные предложения по оптимизации закона «О госзакупках», — говорит глава ЦЭК.

Больше всего пользователи системы переживают по поводу информационной безопасности — им важна и конфиденциальность данных, и одновременно прозрачность тендерных процедур. В ЦЭК уверяют, что с момента внедрения ЭГЗ служба безопасности не зафиксировала случаев подтасовки результатов.

— Наша система информационной безопасности — это не просто суперсерверы и файрволы, — рассказывает г-н Ахметов. — Это еще и комплекс мероприятий, которые мы проводим собственными силами; кроме того, непосредственным обеспечением безопасности всей инфраструктуры электронного правительства занимается специальная структура — РГП «ЦТ САТ» при Министерстве связи и информации. Совместно мы регулярно проводим системный аудит, находимся в постоянном поиске недостатков.

Вопрос качества работы ЭГЗ встал перед ее инициаторами еще до того, как заработала сама система: с ноября прошлого года в Казахстане по приглашению Минфина работает целый штаб специалистов из Европейского союза. Их проект «Повышение конкурентоспособности и улучшение системы госзакупок» продлится до начала 2011 года. Европейцы отрабатывают три направления: вносят предложения в законодательство в области ЭГЗ, консультируют по политике госзакупок и занимаются обучением тренеров из регионов. Об итогах работы экспертов говорить еще рано, но руководитель проекта Эдвинс Парупс уже готов назвать основные, на его взгляд, минусы действующей системы.

— Самая большая проблема в том, что в Казахстане никто не обращает внимания на технические спецификации в государственных закупках, — рассуждает г-н Парупс. — Потом поступают жалобы от заказчиков: вот, мы купили очень плохие карандаши. А почему не обращаете внимания на технические спецификации? Сами написали — карандаш, единственный критерий — цена. Но, извините, вы и получили самый дешевый карандаш. Или, к примеру, написали — машина. Хорошо еще, если машину получили, они-то ведь тоже разные бывают… Надо изначально очень четко обозначить: что вы хотите, каким требованиям и стандартам этот продукт должен соответствовать, где его будут использовать — и вот тогда можно запрашивать самую низкую цену.

Г-н Парупс затрудняется ответить, сколько времени должно пройти, пока «сознание участников изменится» и «заказчики научатся принимать выверенные решения, а не делать все в последнюю минуту». Г-н Ахметов считает подобные проблемы неизбежными, особенно на первом этапе развития. Выступая на прошедшей в конце мая онлайн-конференции, где прозвучало немало примеров конфликтных взаимоотношений между заказчиками и поставщиками, глава ЦЭК напомнил, что существует реестр недобросовестных участников: предприниматель может попасть в такой черный список сразу на три года. «Это достаточно жесткая мера, и рисковать участники будут вряд ли», — делится мнением г-н Ахметов. Он уверен, что со временем инцидентов станет меньше, «поскольку люди начнут осознавать свою ответственность, и это само по себе дисциплинирует рынок как со стороны поставщиков, так и со стороны заказчиков».

— Согласно типовому договору о государственных закупках, утвержденному постановлением правительства, есть правила осуществления государственных закупок, — подробно разъясняет процедуру директор департамента методологии госзакупок Минфина Гульжан Амрина. — За каждый день просрочки заказчик обязан взимать неустойку. Естественно, если отодвигаются сроки предоставления товара, выполнения работ, оказания услуг, значит, речь идет о ненадлежащем исполнении договора. В таком случае заказчику необходимо подать в суд на поставщика и только после принятия решения направлять данные подрядчика в министерство — для включения в реестр недобросовестных участников госзакупок.

Нажми на кнопку — получишь результат

За первые неполные 6 месяцев работы ЭГЗ сумма заключенных договоров составила почти 17,5 млрд. тенге при запланированных в бюджете 22 млрд. В итоге полученная в этом году экономия в 4,6 млрд. тенге, по словам г-на Ахметова — «первые реальные цифры». По европейским подсчетам, которые приводит г-н Парупс, в среднем система электронных закупок дает 10 проц. экономии.

— Экономия появляется только на каком-то определенном этапе: сначала на стадии внедрения, когда государство, вкладывая в систему ЭГЗ, платит за потенциальную прозрачность, и лишь затем, в ходе эксплуатации, уменьшается объем работы, а значит, затраты. Я думаю, что надо считать реальную экономию и сравнивать с госзакупками на бумажной основе. Если у каждого участника есть ключ, он имеет доступ к системе, соединенной с базами данных (по госдоходам, налогам и т.д.) с облегченными процедурами — это преимущество электронной системы. Если заказчику не надо проверять квалификацию поставщика, а последнему — бегать за справками, поскольку все это происходит автоматически — появляется и большая экономия, — говорит эксперт ЕС.

Г-н Парупс приводит в пример опыт родной Латвии, где электронными закупками стали заниматься в 1998–1999 годах, когда специалисты по информационным технологиям еще называли этот процесс «дорогой игрушкой для страны». «Но, безусловно, ситуация, в которой находится Казахстан сегодня, и та, в какой была моя страна больше 10 лет назад, — это две большие разницы», — замечает г-н Парупс. На его взгляд, республика проходит «уникальный электронный путь», а потому «Казахстану есть чему поучиться в Европейском союзе, и наоборот», считает эксперт. Он не спешит давать конкретных оценок, ограничившись лаконичным «процесс движется нормально», но зато с удовольствием делится советами с разработчиками системы, заказчиками и предпринимателями:

— Надо точно определиться, точно знать, что электронная система дает. Это так же, как с компьютером: надо знать, что получится, если вы нажмете на ту или иную кнопку, нельзя делать ничего вслепую. Если вы введете неправильные данные, то получите неверный результат. Это самое главное, что должны уяснить и заказчики, и поставщики.

Комментарии