Следите за новостями

Цифра дня

3 млн активных соцаккаунтов в Казахстане

Спектакль в электронном формате

Переход процедуры госзакупок в электронный формат позволяет сэкономить огромные бюджетные средства, но параллельно приносит массу неудобств.

10 мая 2010 13:28, Динара Бисимбаева, Мегаполис
Рубрики: Общество

Соленый огурец, большая синяя пуговица или цыганская иголка — все это становится предметом государственных электронных закупок. Переход процедуры госзакупок в электронный формат в первую очередь позволяет сэкономить огромные бюджетные средства, которые раньше уходили под видом «откатов». Но параллельно приносит массу неудобств государственным заказчикам товаров и услуг, становясь причиной нарушения законов.

В Центре электронной коммерции (ЦЭК), который занимается технической поддержкой системы государственных электронных закупок, признаются, что столкнулись с большим количеством вопросов, которых раньше не было и в помине. Чего стоят, например, сетования руководителей театров, которым в качестве реквизита для спектакля нужен один соленый огурец или одна пуговица на плащ главной героини, и это приходится приобретать электронным способом?

— Это не проблема электронных госзакупок. Дело в законе, который, по сути, стал реализовываться в электронном формате, — рассказывает руководитель Центра электронной коммерции Султанжан Ахметов. — Если раньше многие госструктуры могли приобретать все необходимое, не используя нормы закона, то теперь, став субъектами этого закона, они вынуждены покупать всякую мелочь пузатую — скрепки, кнопки, огурец — по нормам законодательства.

Однако, поясняет глава ЦЭК, это необходимо делать, если сумма годового плана государственных закупок превышает сумму в 2000 МРП. Хоть на тиынку больше, и все, готовьте отдельный договор на каждый товар в отдельности, вне зависимости от его стоимости.

— Если раньше то или иное учреждение, скажем, больница, приобретало продукты питания самых различных наименований и использовало один договор на все, то теперь, в электронном формате, нельзя приобрести все одним списком, потому что каждая позиция — это отдельная конкурентная среда, — поясняет Султанжан Ахметов. — То есть составляются отдельные договоры на поставку мяса, отдельные — на овощи, на фрукты.

В то же время договор не нужно регистрировать в казначействе, если его сумма не превышает 100 МРП. Но заключать его необходимо. Отсутствие таких подробных знаний о госзакупках и есть основной минус перехода на электронный формат, считает мажилисмен Мурат Абенов.

— Экономия по государственным закупкам составляет более 20%, это огромная сумма! Безусловно, это на пользу бюджету, на пользу борьбе с коррупцией, но для того, чтобы все это поняли, процедуру электронных закупок необходимо пропагандировать, обучать этому людей, — считает он.

По мнению депутата Абенова, необходимо проводить постоянный ликбез.

— У нас это пока на слабом уровне. Даже обучающие семинары поставлены как бизнес — кто-то на незнании людей попросту зарабатывает деньги. Так как государство напрямую заинтересовано в том, чтобы электронные закупки успешно внедрились и были восприняты населением, пропаганду знаний необходимо проводить бесплатно. Почему нельзя создать видеоролик и выложить его в интернете, чтобы все заинтересованные лица могли его посмотреть? Это же не какая-то секретная информация или ноу-хау, которые придумала какая-то частная компания!

ЦЭК, кстати, будучи коммерческой структурой, готов обучить всех желающих премудростям электронных закупок, однако ответственности за то, что они хотят купить-продать, он не несет. И в том числе тогда, когда заказчики преступают законы.

— Вся ответственность за объявления лежит на тех, кто их подает. Допустим, если заказчик хочет приобрести товар или услуги только у конкретного производителя или поставщика, это явное лоббирование и сужение конкурентной среды. Но мы обеспечиваем лишь техническую поддержку этой процедуры, — говорит Султанжан Ахметов.

Иногда государственные учреждения хотят приобрести пылесосы только российского производства или ноутбук только японского.

— Это прямое нарушение закона и прямая предпосылка к жалобе на этого заказчика и, как минимум, признание итогов этого конкурса не действительными, — продолжает Султанжан Ахметов.

Между тем мажилисмен Мурат Абенов полагает, что несостоявшимися можно объявить и все конкурсы, которые нарушают закон о государственном языке.

— Часть регионов уже полностью перешла на государственный язык. Например, Кызылординская область сделала это еще в 2001 году! Но до сих пор информация по госзакупкам полностью доступна только на русском языке, что является нарушением закона. Многие люди не могут сегодня получить информацию о госзакупках на государственном языке, поэтому органы финансовой полиции и прокуратура вполне могут объявить все эти конкурсы незаконными, — говорит депутат.

По мнению Мурата Абенова, здесь есть вина и того, кто предоставляет технические возможности для проведения госзакупок в электронном формате.

— Компания, которая выиграла тендер на создание портала государственных закупок, получив средства государства, своих обязательств не выполняет и попросту проедает эти деньги. Я считаю, что их необходимо вернуть государству и принять серьезные меры уголовной ответственности за неправильное использование бюджетных средств, — считает мажилисмен.

Нарушение закона о государственном языке депутат Абенов констатирует не первый раз. Но проблема до сих пор не решена.

— Вот я сейчас при вас открываю портал госзакупок, несколько слов по-казахски, а дальше все на русском. Даже для «отмазки» ничего нет! — возмущается депутат.

— Одно дело Южный Казахстан, но Абенов лезет в лоты, которые размещаются в Восточно-Казахстанской области, в которую никогда не поедет южный бизнесмен, никогда он туда ничего поставлять не будет! — заявляет, в свою очередь, руководитель Центра электронной коммерции Султанжан Ахметов. — А он это увидел и говорит: ага, если система демократична и доступна, то она должна быть на казахском! Ну хорошо! Берите, выписывайте РНН, БИН, ИИН, ИЦП, там есть конкретная фамилия заказчика — и наказывайте его! Только так можно с этим бороться! А мы же технический оператор! На каком языке пришло объявление, с тем система и работает.

Ловить за руку не исполняющих законы — не в нашей компетенции, говорят в ЦЭКе. По мнению Султанжана Ахметова, переход на электронные госзакупки не создал новые проблемы, а лишь обозначил старые.

Комментарии