Следите за новостями

Цифра дня

3 млн активных соцаккаунтов в Казахстане

Мажилис-правчас: АИС — ответы на вопросы депутатов

Стенограмма проходившего 1 марта в Мажилисе правительственного часа, посвященного развитию информационно-коммуникационных технологий в Казахстане.

2 марта 2010 15:10, Жигер Байтелесов, Парламент Республики Казахстан
Рубрики: Связь, Общество

1 марта в Мажилисе под председательством вице-спикера Жаныбека Карибжанова состоялся правительственный час. После доклада на тему «О ходе работ по развитию информационно-коммуникационных технологий в Республике Казахстан» председатель Агентства Республики Казахстан по информатизации и связи Куанышбек Есекеев ответил на депутатские вопросы:

Милютин А. А. Я очень коротко задам вопрос. Уважаемый Куанышбек Бахытжанович, вы в своем докладе сказали, что в Казахстане будут введены сети 3G. Сколько будут стоить предоставляемые услуги для абонента при использовании этих сетей?

Есекеев К. Б. Мы проанализировали международный опыт, и очень важный вопрос в том, какая будет стоимость услуги 3G. Мы сейчас ведем переговоры с оператором и хотим, чтобы услуги по доступу к казахстанскому интернету были нетарифицированными, то есть лежали в абонентской плате. Это для того, чтобы стимулировать пользователей, чтобы они пользовались казахстанским интернетом.

Второй вопрос: какая будет стоимость. Мы рассматривали мировую практику, в среднем стоимость составляла от 20 до 40 долларов, дальше уже шел тариф в зависимости от количества пользуемой услуги. Среднемировая статистика показывает, что первые услуги будут стоить от 20 до 40 долларов, но рынок конкурентный, поэтому мы будем работать, проведем экспертизу тарифов для того, чтобы операторы делали его в рыночных условиях. Поэтому средняя статистика будет идти от 20 до 40 долларов именно за пользование интернетом через услуги 3G. Спасибо.

Турецкий Н. Н. Уважаемый председатель, на портале «электронного правительства», оказывается, около 60 электронных услуг. Какое правовое положение у этих услуг? Как правило, эти справки, которые получаем, мы традиционно помним, что там должна быть печать, роспись начальника, а мы их получаем в электронном виде. Правовое положение, их юридическая сила как закреплена?

Есекеев К. Б. Первый законопроект «Об электронной цифровой подписи» был принят в 2003 году. Естественно, это легитимизация самой цифровой подписи.

Второе — легитимизация электронной услуги. Сейчас в рабочей группе Мажилиса мы уже отрабатываем законопроект об «электронном правительстве». Там мы хотим полностью прописать легитимность того, что оказываются электронные услуги. Там будет показано понятие электронной услуги, как она совершается, в каком нормативном правовом поле она должна будет работать. Поэтому в законопроекте о дополнениях, который мы внесли в Мажилис, об «электронном правительстве», полностью прописана легитимизация этой услуги.

Соответственно, то, что в рамках электронной цифровой подписи нам позволяется, сейчас эти услуги уже становятся легитимными. Например, само понятие «электронные государственные закупки» мы прописывали в законопроекте «О государственных закупках», который проходил здесь в прошлом году. Но уже общий закон о легитимизации электронных услуг сейчас находится в Мажилисе. Я думаю, в середине года этот законопроект уже будет принят. Спасибо.

Айсина М. А. Уважаемый Куанышбек Бахытбекович, конечно, развитие информационно-коммуникационных технологий в Казахстане нас не радовать не может. Импонируют ваши убежденность и целеустремленность. У меня есть несколько вопросов.

В последнее время мы много слышим об «электронных акиматах», и вы в своем выступлении слегка затронули этот вопрос, но на деле их практически нет. Когда они заработают и какие из них будут первыми?

Второй вопрос. Вы великолепно осветили положительные стороны доступа в интернет, в том числе широкополосного, но ни слова не сказали о безопасном пользовании интернетом как для детей, так и для взрослых. Как вы считаете, этой проблемы нет или вы просто не хотите ее замечать?

Третий вопрос. Как вы находите идею возможности ограничения провайдерам доступа пользователя по его просьбе к порнографическим, экстремистским или пропагандирующим насилие и жестокость материалам? Возможно ли это в Казахстане и есть ли в планах вашего ведомства?

Есекеев К. Б. Я начну с «электронных акиматов». Это очень глубокий вопрос, потому что мы сделали в центре систему электронных государственных закупок, все ею пользуются. Насколько система развита в регионах? Например, если брать несколько регионов, то я хотел бы привести пример Восточно-Казахстанской области. Система электронного обращения даже на районном уровне существует более 4–5 лет. Эту системой пользуются около 25 тысяч граждан одновременно раз в месяц.

Что эта система делает? Что такое «электронный акимат» по своему определению? Это возможность местной власти общаться с гражданами и оказывать интерактивные услуги. Что такое интерактивное? Человек пишет обращение, на него местный государственный орган отвечает, и он работает. Сейчас эта система реализована по всем акиматам. У каждого акимата есть свои информационные ресурсы, они отвечают на вопросы.

Теперь второе, какие услуги должен оказывать акимат. Мы в первую очередь там сделали несколько видов справок. Мы изучили, что нужно гражданам. Провели маркетинговые исследования. Оказывается, самое большое, что требуется от акимата, это справка наличия детского сада, дошкольного образования. Народ часто обращается в акимат именно с этим. Сейчас мы пытаемся автоматизировать. В Павлодаре мы это реализовали, обращение, есть ли дошкольное заведение, куда может пойти ребенок. Мы увидели пять основных таких услуг. Мы пытаемся внедрить эти пять основных услуг, чтобы они пользовались массовостью. А рядом с этими услугами проходят уже другие услуги, которые позволяют брать систему «электронного акимата». Поэтому эта работа по акиматам ведется у нас полностью.

Кроме того, у нас сейчас система документооборота центральных и местных государственных органов взаимосвязана между собой. Все акиматы сейчас подсоединены к центральной системе документооборота. Например, если документ в сфере приема обращений и жалоб пришел в Правительство, то он автоматически пересылается акимату, чтобы акимат начал прорабатывать этот вопрос.

Второй вопрос по безопасному интернету. Эта проблема есть во всем мире. Она по-разному регулируется. У нас есть целая ассоциация интернет-компаний, где мы эти вопросы обсуждаем. Наверное, вы часто видите, там идут обсуждения кодекса блогеров, кодекса работы в самом интернете. Эта проблема есть. Мы сейчас создали службу, называется Центр индицирования на компьютерные инциденты. Во всем мире практика создания таких центров есть, именно на то, что ресурсы, которые в домене кz, носят порнографический характер, имеют политический экстремизм и другие вещи. Такая служба у нас создана. Она сейчас начинает прорабатывать. У нас очень много вопросов касается религиозных экстремистов. По ним мы ведем сейчас постоянную работу. Есть вопросы и политического экстремизма. С этим почти все государства сталкиваются. Поэтому такая служба специально создана. Нормативно мы в прошлом году эту службу закрепили в Правительстве. Поэтому было очень много бурных дискуссий. Вы видели в сети, интернете, почему такие нормативные правовые акты. Они достаточно жесткие. Я думаю, что на текущий момент мы уже начали работать по всем черным спискам ресурсов, которые имеют деструктивный характер для общества, и по ним работа идет.

Садвакасов К. К. Уважаемый Куанышбек Бахытбекович! Мы знаем, что информационно-коммуникационный холдинг «Зерде» был создан в 2008 году. На этот холдинг были возложены очень большие надежды, в том числе и по развитию всей информационно-коммуникационной отрасли Казахстана. Скажите нам, холдинг оправдал надежды, которые возлагались, в перспективе по своим задачам и целям холдинг может выполнять такие большие миссии как внедрение новых стандартов, цифрового телевидения и далее.

Далее самый главный вопрос. Наверное, холдинг должен заниматься и нахождением умных программистов, инженеров-электронщиков, не только нахождение, но и подготовка их в нашей стране, подготовка за рубежом — это, наверное, будет одно из ключевых задач и ключевых целей этого холдинга, не только технологические вопросы, но и подготовка кадров. Спасибо.

Есекеев К. Б. Я думаю, подробнее по холдингу сейчас расскажет Адильбек Газизович. Вопрос оправдал или не оправдал, я думаю, в принципе, вообще понятие «информационно-коммуникационных технологий инженерной компании» как таковое мы пытаемся сейчас отстроить. Например, центр электронных госзакупок находится в данном холдинге. И рыночная модель, как должен существовать такой центр, если мы дадим в госсистему государственным органам, она будет брать бюджет на сопровождение, и эта система будет развиваться постоянно, а холдинг уже работает над коммерциализацией этой модели, поэтому я хотел бы слово предоставить руководителю холдинга, он как раз с нами находится. Пожалуйста, Адильбек Газизович.

Сарсенов А. Г. Уважаемые депутаты! Спасибо за вопрос. Я хотел кратко доложить наши результаты в прошлом году. Холдинг строил свою деятельность по трем стратегически направлениям, которые были утверждены специализированным советом при премьер-министре.

Первое. Развитие «электронного правительства».

Второе. Развитие казахстанского сегмента интернет и новых направлений бизнеса.

Третье. Совершенствование корпоративного управления.

О развитии «электронного правительства» Куанышбек Бахытбекович более подробно доложил. Я просто хотел добавить, что некоторые проекты, такие как электронный нотариат — это инвестиционный проект холдинг. То есть по заданию Министерства юстиции, но инвестировал и развивал проект сам холдинг и его дочерние компании.

Кроме того, по этим направлениям был проведен ряд реструктуризации внутри компании, чтобы более эффективно исполнять проекты электронного Правительства. Кроме этого были запущены еще проекты такие, как «Дорожная карта», «Блог-платформы государственных органов», «Интернет-портал казахстанского содержания», многие из которых были инвестиционными проектами.

По второму направлению — по развитию новых направлений бизнеса и казахстанского сегмента мы уже доложили, что были такие проекты, как Kaztube и «БиНьюс». Хотелось бы отметить, что они были введены в это время прошлого года и до конца года они стали одними из самых востребованных сайтами в казахстанском сегменте, то есть входят в топ-25 и топ-3 казахстанского интернета.

Как уже говорили, была создана новая компания «Международный университет бизнеса», который в прошлом году начал свое функционирование и очень успешный проект оказался как государственно-частное партнерство.

Кроме того, хотелось бы по третьему направлению — совершенствование. Вы знаете, что пять компаний, которые были в 2008 году, в середине года переданы, два из них были в банкротном состоянии, в остальных финансовое состояние было не очень хорошее, одна из компаний «НИТ» была единственной, которая была прибыльной. По завершению этого года в общем обороты холдинга увеличились на 30 процентов, все компании улучшили свое финансовое состояние. Если в прошлом году, в позапрошлом году холдинг был убыточным, то в прошлом году мы его вывели на прибыль.

Кроме того, дочерние компании, как «НИТ» (Национальные информационные технологии) вообще рекордную прибыль в прошлом году получила, Kazsatnet впервые вышла на прибыль, остальные компании улучшили резко свое финансовое положение.

Кроме того, были открыты еще компании как Kazcontent, которая этими проектами в интернете занимается, вместо положенных убытков, они снизили свой убыток от запланированного. В целом, мы дальше планируем, что будем увеличивать рост объемов и улучшать финансовые показатели.

Еще я хотел сказать, что в прошлом году было очень много работ проведено с международными компаниями для того, чтобы в этом году приступить к проектам Государственной программы индустриально-инновационного развития. То есть мы подготовили ряд инвестиционных проектов с зарубежными партнерами.

Яковлева Т. И. Уважаемый Куанышбек Бахытбекович! Вы прекрасное сделали сообщение, хорошая аналитика, радуют результаты, но в вашем выступлении не прозвучало, какая работа проводится вашим агентством по доведению до населения возможности «электронного правительства». Я думаю, что сегодня достаточно низкий уровень участия пользователей-получателей социальных государственных услуг именно в электронном виде. Согласно вашему стратегического плану по тем показателям, которые вы для себя определили, до 2015 года вы планируете переведение до 50 процентов социальных государственных услуг в электронный вид (при 40-процентной компьютерной грамотности населения), к 2020 году стопроцентный перевод социально значимых государственных услуг в электронный вид (при 60-процентной компьютерной грамотности населения). Вот как вы будете увеличивать количество пользователей этих услуг среди населения? Какую работу вы планируете провести для населения?

Пока не звучит и не видно такого массового привлечения пользователей этих услуг. Чтобы получилось, что у нас «электронное правительство» для «электронного правительства», необходимо, чтобы все люди были задействованы, все население почувствовало эффект от той работы, которую вы сегодня проводите. Спасибо.

Есекеев К. Б. Спасибо за вопрос. Очень важно, чтобы был правовой блок в этом вопросе, чтобы граждане начали пользоваться «электронным правительством». Два ярких пример, которые мы, наверное, больше всего совместно сделали, это электронные государственные закупки. Когда мы сделали их обязательно в электронном виде и подготовили систему, которая может этот вопрос обрабатывать, то уже 49 тысяч юридических лиц, которые пользуются данными услугами. Если мы сделали систему налоговой отчетности в электронном виде, то сейчас уже около 100 тысяч юридических лиц, которые отчитываются в электронном виде.

В нынешнем законопроекте, который есть, мы выявляем те услуги, которые обязательно должны предоставляться в электронном виде. Если мы ежегодно эту работу будем проводить, то и количество пользователей, и количество тех, кто будет пользоваться «электронным правительством», будут увеличиваться. Поэтому здесь два фактора.

Первый фактор — законодательный, что мы больше услуг переводим обязательно в электронном виде, люди начинают этим пользоваться, тогда идет очень большая работа, население само идет в интернет, начинает пользоваться услугами «электронного правительства».

Второй фактор — это работа государственных органов. Например, те же самые блоги и интернет-ресурсы. Государственные органы должны оперативно реагировать. Это мы тоже в новом законопроекте об «электронном правительстве» прописываем сейчас. Почему? Потому что когда граждане начинают доверять свои вопросы интернету и получать ответы в интернете на свои вопросы… Например, «прямая линия» главы государства — 40 тысяч вопросов. Мы сделали SMS-вопросы, интернет-вопросы и так далее. Это доверие гражданина к главе государства, он уверен в том, что задаст свой вопрос и получит ответ. И он его получил.

Если каждый государственный орган будет преследовать философию в интернете, что он действительно может доверять тому вопросу, который он задает в интернете государственному органу, он получит ответ, и они обязательно отреагирует (мы сейчас пропагандируем эту философию), то, естественно, через два-три года мы получим то, что реально пользователь придет в интернет.

Большая заслуга в этом депутатского блока, потому что именно те вопросы, которые поднимаются сейчас достаточно остро, звучат здесь, и государственные органы на это начинают реагировать.

Если брать прошлые рекомендации, то там было видно, что максимизировать участие Правительства в электронных услугах. Вот эти рекомендации четко позволили нам продвинуть электронные услуги.

По информированию населения работа ведется. Мы готовим определенные клипы, видеоролики, которые говорят об электронных услугах. В прошлом году мы работали с различными телекомпаниями. В этом году мы планируем еще обширнее начать, потому что количество услуг увеличивается. Мы просим поддержать местные исполнительные органы, они в рамках своего телевидения начинают вещание. Я думаю, в течение пяти лет мы достаточно четко будем информированы о тех нововведениях, которые есть. Но будут ли всем эти пользоваться граждане — это очень важно, чтобы все вместе государственные органы и мы воспитали философию того, что пользовать может доверять тому, что он задает вопросы в интернете. Спасибо.

Асанов Ж. К. Уважаемый Куанышбек Бахытбекович! Понятно, что рынок интернет-услуг показывает сегодня высокие темпы развития. Для того чтобы развить Казнет, вы сегодня об этом говорили, необходимы качественные и интересные интернет-ресурсы. К сожалению, на сегодня 90 процентов всего трафика уходит в Россию, а значит — и денежные потоки уходят за рубеж, соответственно, и доступ к интернету является очень дорогим удовольствием. Что делается в этом направлении? Что конкретно делается для того, чтобы казахстанский сегмент интернета стал конкурентоспособным и доступ к интернету был таким же дешевым, как и во многих странах мира?

Есекеев К. Б. Я понимаю, что всегда очень много болезненных вопросов по цене интернета. Он задается постоянно. Мне постоянно приходится комментировать. Это правильно, потому что благодаря таким вопросам у нас происходит снижение тарифов.

Во-первых, первая часть по содержанию Казнета, куда заходят пользователи. Мы сейчас статистику два года назад изучали. Действительно, была диспропорция, что у нас основная часть пользователей, мы сами имеем почту на mail.ru, rambler.ru, google. Все это говорит о том, что мы пользуемся какими-то внешними ресурсами и кормим операторов, которые имеют эти ресурсы и находятся за рубежом. Естественно, в стоимость тарифа все это вкладывалось, потому что никто бесплатный интернет казахстанским провайдерам не предоставляет. Все это стоит денег.

Второй вопрос, как с этим бороться. Мы изучили разные опыты. Два года назад была проблема. Например, Молдавия — маленькая страна, а интернет-ресурсов очень много, или Эстония. Там получилось так, что внутренним ресурсом доступ оказался не тарифицируемым. То есть в рамках абонентской платы ты можешь пользоваться внутренними ресурсами, сколько хочешь, скачать видео, посмотреть видеоролики, чаты, форумы и все это делать. Поэтому два года назад «Казахтелеком» сделал достаточно сильную акцию того, что Казнет сделал нетарифицируемым. То есть вы платите абонентскую плату, а пользуетесь Казнетом, сколько вам удобно. Естественно, два года назад возникли проблемы со скоростью. При всей тарификации Казнета была невысокая скорость. За два года «Казахтелеком» поднял в среднем скорость в два раза. Поэтому сейчас данные ресурсы можно смотреть в два раза быстрее.

Но на внешний трафик, например, то, что обращаются в Рунет, «Казахтелеком», так как он закупает оптом все интернет-услуги у российских операторов, сделал тарифицируемым. Эта диспропорция, о которой я хотел рассказать, вызвала другой бурный интерес. Получается, что сейчас 40 процентов абонентов начинают входить больше в Казнет, чем на внешние ресурсы Рунета. Если мы будем дальше продолжать эту стратегию, сами развивать собственные ресурсы и открывать дата-центры, мы совместно с «Зерде» планируем сделать в течение двух лет, тогда все пользователи будут находиться внутри Казнета. Но это такая кропотливая работа, которую проводят все страны.

Второй вопрос. Если брать все ресурсы как «Одноклассники», то они достаточно интересны, и большое количество пользователей… «Одноклассники», наверное, единственный ресурс, на который удалось посадить всех от мала до велика, чтобы найти своих соклассников, сделать какой-то социальный круг общения в интернете. Мы сейчас готовим такую первую казахстанскую социальную сеть типа «Одноклассники», в марте-апреле будем уже презентовать ее. Я думаю, что мы привлечем казахстанских и всемирных пользователей, которые входят на Рунет для пользования социальными услугами внутрь Казнета. Это у нас тяжелая кропотливая работа, которую мы должны вести, потому что ресурсы, которые находятся в России, рыночные, у них есть свой рынок. Например, капитализация «Одноклассников» составляет от 0,5 миллиарда долларов и выше. Почему? Потому что только в Рунете количество пользователей «Одноклассников» составляет 80 миллионов, это и реклама на 80 миллионов человек. То же самое и mail.ru, там только казахстанцев зарегистрировано 2,5 миллиона человек, а россияне исчисляются 20–40 миллионами. Естественно, у них есть рынок рекламы интернета. Эта интернет-реклама в Казахстане только начинает подниматься, потому что только сейчас пользователи начинают приходить в интернет. После того, как начинает расти интернет-реклама, возникает и рыночный спрос для интернет-ресурсов. Эта работа ведется. У нас сделана даже собственная ассоциация интернет-компаний, в которую входят все общественные организации, пытающиеся продвигать вопросы авторских прав в интернете, содержания каких-то музыкальных, писательских произведений, чтобы авторские и другие права были соблюдены в интернете. Но эта работа, наверное, даст эффект через два-три года. Тогда казахстанские пользователи будут на 70 процентов сидеть в самом Казнете. Спасибо.

Нехорошев В. А. Куанышбек Бахытбекович, сегодня много говорим об «электронном правительстве». Запустили программу электронного документооборота, параллельно идет на бумажном носителе. Вопросов по «электронному правительству» больше, чем надо. Видимо, это потому, что нет «электронного премьер-министра». Надо какого-нибудь электроника там. Уже столько вложили средств и на региональном уровне, и здесь, что не счесть.

Я хотел бы остановиться вот на чем. Принимая закон по информационно-коммуникационным сетям, мы говорили, что это национальная безопасность, здоровье общества и, в первую очередь, детей. Здесь я за свободу, но не за вседозволенность. Возникают такие вопросы.

Какие конкретно предпринимаются действия по обеспечению безопасности интернет-пространства для психики, нравственного здоровья детей? Сегодня дети убивают детей, убивают родителей, потому что в виртуальном пространстве. Вы предложили какой-то пакет услуг, который обеспечивает фильтрацию интернета и ограниченного доступа? Это первое.

Второе. Какая структура все-таки, исходя из того закона, отслеживает выполнение этого закона? Кого, сколько и за какие нарушения предупредили или еще что-то? Следовало ли нам бить в набат, устраивать такую шумиху, которая до сих пор стоит в средствах массовой информации? Для меня большой вопрос.

Последнее. Вы, только здесь выступая, назвали несколько цифр, говорите: 32 человека из 100 пользуются интернетом, вторую цифру называете 4,7 миллиона, еще одна цифра фигурирует — 3,16 миллиона. В миллионы разница. Так вот если введем «электронного премьера», сразу с 46-го места в первую десятку попадем. Спасибо.

Есекеев К. Б. По статистике я отвечу сразу. Действительно, цифры разнятся, это связано с тем, что мы говорим под пользователем абонента. Абонент — это у нас подключенный к интернету пользователь. Абонентов реально зависит от количества домохозяйств. У нас 3,5 миллиона домохозяйств в среднем, поэтому, когда мы говорим о цифрах ниже 3,5 миллиона, мы говорим о домохозяйствах и об абонентах. Количество пользователей, статистика подводится по регулярным пользователям, которые раз в неделю заходят в интернет. Вся мировая статистика идет вокруг этих пользователей, поэтому, когда мы говорим 4,7,  эти цифры называем 32 человека на 100 процентов, это мы говорим о регулярных пользователях.

Теперь вопрос касательно законопроекта об информационно-коммуникационных сетях. Действительно, было много шуму, но реально работа идет.

Первое. Мы приняли около 17 нормативно-правовых актов по реализации этого законопроекта. Служба реагирования на компьютерные инциденты, о которых мы уже прописали положение, мы создали специальное РГП, которое занимается службой реагирования на компьютерные инциденты. Чем занимается сейчас эта служба? Мы прорабатываем очень много доменов, которые имеют религиозно-экстремистский характер. По ним идет постоянная работа, в среднем около 5 доменов в месяц нам приходиться реально по решению правоохранительных органов либо забирать, либо прекращать их существование. Эта работа идет постоянно. В связи с тем, что в среднем в год количество доменов, которые регистрируются в Казахстане, увеличиваются в среднем на 15–20 процентов, то работа уже будет все время увеличиваться. Поэтому реально в нашем ведомстве находится такая служба, служба прописана нормативно, и она сейчас ведет эту работу по отслеживанию мониторинга в интернете.

По деструктивным ресурсам у нас было много споров. Например, вы знаете, судебные иски мы проводили по Geo.kz, когда политический экстремизм наблюдался на данном ресурсе, было по нему судебное решение и мы по этому судебному решению работали и по домену Geo.kz. Также у нас было судебное решение по Pozit. Поэтому проводили эти решения. Такая работа идет постоянно.

Вторая проблема мониторинга ресурсов. Мы систему только сейчас ставим. Мы сейчас работаем постфактум, ресурс состоялся и мы по нему работу производим. Мы в этом году проведем систему мониторинга, которая позволит нам четко мониторить информационное пространство и что в информационном пространстве происходит. В принципе, у меня все. Спасибо.

По «электронному правительству». Действительно, фраза: «мы действительно много вкладываем», мы, действительно, вкладываем в информационные технологии. Насколько она эффективна? Эффективности там пять лет. Меня постоянно спрашивают: насколько эффективно? К эффективности мы подошли только сейчас. Если брать, сколько сейчас сделано благодаря тому, что сделано «электронное правительство», различные форумы, вопросы электронно-цифровой подписи, я думаю, косвенно, в принципе, система уже себя оправдала. Только по вопросам дольщиком, сколько социальной напряженности там, мы сняли в интернет-форму, мы проводили эти форумы, там находились допоздна, эти форумы подписываются электронно-цифровой подписью, чтобы было доверие у граждан. Я думаю, что, в принципе, работа была сделана большая. Государственными органами, естественно, работа тоже производится, но вопрос оправданности средств, мое профессиональное мнение, что в принципе и косвенно все затраты, которые мы ведем в рамках «электронного правительства», оправдали себя. Спасибо.

Председательствующий. У Вас расчеты есть? Кстати, я вам задавал этот вопрос на выставке. Вы сказали, что потратили 12 миллиардов тенге на разработку и внедрение «электронного правительства». Во-первых, сколько теперь из этих 12 миллиардов мы вернули? Во-вторых, какова вообще окупаемость, срок окупаемости? У вас есть какие-то расчеты или вам просто дали деньги, и вы их тратите?

Есекеев К. Б. Срок окупаемости системы в среднем 2,5 года. Все системы, которые запущены в промышленную эксплуатацию, окупают себя за 2,5 года. Это хороший срок окупаемости для информационных систем. На каждый вложенный доллар в рамках налоговых систем государство получает за счет правильного администрирования налоговой системы 8 долларов. Поэтому все системы, которые касаются фискального характера, именно фискального мониторинга, окупаются сразу. По системам, которые вкладываются в рамках общественного характера, такие как электронные порталы, средний срок окупаемости составляет 2,5 года.

На текущий момент сказать, что все ресурсы косвенно, в принципе, для государства, что оно вкладывает в «электронное правительство», себя уже оправдали.

Председательствующий. У вас есть расчеты?

Есекеев К. Б. У нас есть расчеты по каждому ТЭО, по каждому проекту.

Дмитриенко П. Г. Уважаемый Куанышбек Бахытбекович! Северо-Казахстанская область граничит с тремя российскими областями, и все жители сел, граничащих с Россией, попадают при пользовании сотовой связью под международную оплату или включается российский роуминг, и идет вообще двойная оплата, двойное снятие. Какая планируется защита нашего населения на границе СНГ от этой проблемы? По телевидению вы сказали, я прошу сказать по сотовой связи. Спасибо.

Есекеев К. Б. По сотовой связи у нас идет постоянная работа. Мы сейчас в Жамбыле проводим работу с кыргызским оператором, который демпингует, получает трафик в близлежащих регионах. По российской границе мы в этом году полностью проведем работу, чтобы не было таких интерференций, когда один телефон сразу выходит на роуминг, автоматически, и это операторам выгодно, потому что они получают за это большие деньги. Мы в этом году наведем порядок. Сейчас пока мы начали по кыргызской границе, потом по российской границе, а потом уже в Сарыагаше по узбекской границе, чтобы сотовые операторы однозначно пользовались одной связью. Когда попадает в роуминг, естественно, он платит выше, и оператору это выгодно. Сейчас эту работу наша радиочастотная служба ведет.

Кусаинов Д. М. Уважаемый Куанышбек Бахытбекович, я в продолжение темы, которую поднял мой коллега. Мы все знаем, что сельская сеть — это самая неустойчивая, убыточная и не имеющая возможности в полном объеме пользоваться интернетом связь. Меня радует, что вы в свои планы модернизации развития сельской сети хотите внедрить технологию СМDА. Это 502 дополнительные базовые станции. Имеется в виду система DAMA спутниковой связи? Это имеется в виду?

Есекеев К. Б. Нет, это не DAMA. Это мы пункты коллективного доступа отключали по «Даме». То есть у нас был спутниковый канал, а это беспроводная связь, когда в радиусе 40…

Кусаинов Д. М. Извините, я знаю, что спутниковая связь очень дорогая. Сельская связь и так убыточная, не все имеют доступ к этой сети. Если поставить, как раньше было типа DAMA, то она очень дорогая, как междугородная связь. Между собой нужно разговаривать, как междугородней, «8» выходят на международную связь. Если это такая, как они будут пользоваться? Делается ли это только ради пользования интернетом? Как будет пользоваться этой связью сельское население, которое имеет самые низкие доходы? Спасибо.

Есекеев К. Б. На самом деле правильный вопрос. Спутниковая технология «DAMA» дорогая, потому что там используются ресурсы спутника, и выход на него стоит соответствующих денег. Технология CDMA-450 — это сотовая связь, у которой одна базовая станция, так как «450» ниже находится. Стандартная сотовая связь обычно — «900» и «1800», а «3G» — на 1900. Чем ниже, тем радиус действия становится очень большим. В принципе, одна базовая станция покрывает сразу 20 километров. Почему на селе начинают с использования технологии CDMA-450? Потому что одна базовая станция покрывает в среднем 20 километров в радиусе действия. Поэтому в отличие от спутника она является по себестоимости очень дешевой. Поэтому мы планируем… Почему я в докладе говорил про CDMA-450? Чтобы уйти от DAMA, потому что DAMA неоправданно сейчас дорогая.

Второй вопрос, откуда «Казахтелеком» берет эти деньги. Я говорил вопрос о балансировании тарифа, что абонентскую плату на селе мы начинаем поднимать, чтобы довести ее до себестоимости. Второй вопрос, мы субсидируем. Два года назад мы здесь проводили законопроект о связи, где мы фонд универсальных услуг, который находится в бюджете, по оплате сотового оператора из своей прибыльности, которым мы покрываем убытки на селе для оператора. Поэтому эти убытки мы покрываем сейчас из бюджета, который платят нам в виде налогов сотовые операторы. Поэтому в течение двух-трех лет если мы переведем на CDMA-450 и интернет, и телефонную связь, тогда себестоимость телефонной связи будет очень низкой. Пожалуйста.

Есекеев К. Б. Это не сотовый телефон, а стандартный телефон, но он беспроводный, радиотелефон, потому что это самая удобная связь. Если мы будем проводить кабель в каждое село, то это будут неоправданно дорогие расходы. Поэтому это будет радиотелефон, который работает как городской, с городской нумерацией. Сейчас в городе, пригородах такие телефоны уже есть.

Оспанов С. Ж. На ряд вопросов я услышал ответ, тем не менее по снижению стоимости мобильной связи, по доступности интернета, по обучению нашего населения несколько неудовлетворен там ответом, который был, хотя вместе с тем я был на презентации комитета по всем вариантам «электронного правительства» и прочим. Я хотел бы сказать, что здесь огромная работа проводится и это, в общем-то, радует.

Мой вопрос касается спамов. Есть ли у комитетов какие-то планы борьбы с этим явлением. Спамы как явление очень затрудняет работу, мешает, я думаю, каждый человек с этим сталкивается, убирая с утра те сообщения, которые к нам приходят. По-моему, это ситуация как вирусы. Вместе с ними и вирусы к нам посылаются. Что в этой связи вы думаете? Как с ними бороться? Может быть, ввести какую-то систему штрафов тем рассыльщикам, которые посылают свои ненужные рекламы и прочие сообщения. Не секрет, что темы этих спамов доходят до всякого, начиная от лекарств, кончая какими-то неприличными, непристойными предложениями и прочим, порой может быть так, что даже та прибыль, которая от них возникает, покроет те штрафы, которые, возможно, нужно ввести. Как это вы продумываете?

Последний вопрос. Как рядовой потребитель я хотел бы сказать о низком качестве мобильной связи, о том, что на определенных видах наших операторов просто через минуту связь вырубается, и эти факты очень часто встречаются, и том, что интернет часто зависает. Как в этом плане вы прорабатываете? Спасибо.

Есекеев К. Б. Я хотел бы ответить, во-первых, по тарифам на интернет. Естественно, тарифы на интернет четко зависят от нашей структуры пользования. Поэтому в среднем «Казахтелеком» и мы планируем на 10 процентов в этом году, наверное, снизить тариф. Он произойдет из-за того, что «Казахтелеком» планирует снижение для вторичных операторов. «Казахтелеком» кроме того, что сам предоставляет интернет, он еще дает оптом для вторичных провайдеров интернет. Поэтому если он сейчас сделает снижение для вторичных провайдеров, то, соответственно, интернет у всех подешевеет.

Вторая часть — это качество интернета. Естественно, над качеством мы работаем, все время пытаемся повысить скорость, но сейчас у нас очень много медных кабелей, а цифровой сигнал по медным кабелям идет достаточно медленно. Поэтому «Казахтелеком» сейчас вкладывает большие инвестиции в построение новых сетей, чтобы перевести медный кабель на оптоволокно. В Алматы идет такой проект (например, не только у «Казахтелекома», но и у «Билайна»), как Fiber to the home, чтобы в каждый дом подвести оптическое волокно, которое позволит сразу и цифровое телевидение дать, кабельное телевидение, и интернет, и фиксированную связь.

По вопросу спамов. Этой проблемой мы глубоко не занимались, скажу честно. В следующий раз буду готов по ней отчитаться. Пока мы к этой проблеме не подходили. Я недавно посмотрел, как у других операторов. Например, за границей, действительно, борьба со спамами идет. Мы сейчас какую-то программу будем вырабатывать. На текущий момент мы данную работу не ведем. Наверное, в этом году только начнем.

Эта служба, о которой мы говорили, сейчас работает пока только по мониторингу интернет-ресурсов, но она будет работать и с теми спамами, которые будут с вирусами, которые будут находиться в сети. Эту службу мы будем отстраивать только в этом году. Поэтому пока по спамам мы планируем работу только на этот год. Спасибо.

Елекеев И. К. Междугородная связь. У нас заоблачные цены. С чем это связано? Нельзя ли Kcell (это же турецкая компания) пересмотреть владельцам каким-то образом?

Баден-Баден: он является мэром города, одновременно является премьер-министром земли Баден-Баден, одновременно является Министром юстиции и руководителем партии. Я его спрашиваю: как ты успеваешь? Он говорит: элементарно, я смотрю сколько сегодня поступило в республику, сколько нашему городу, сколько денег ушло.

Вообще фискальные органы, налоговые службы заинтересованы в том, чтобы каким-то образом закольцевать полностью, чтобы была прозрачность налоговых поступлений? Я почему говорю об этом? Потому что как-то обращался к нему по этому вопросу, он моментально мне помог. Верховный Суд давно уже работает компьютеризованно, в том числе при исполнении судебных решений, а почему фискальные органы не заинтересованы в этом? Мне хотелось бы знать.

Третий вопрос. Можно ли разместить стенограмму в интернете? Чтобы каждый заинтересованный человек знал, какие вопросы обсуждаются в Мажилисе Парламента. В свое время, когда я был руководителем Аппарата по два дня заседания палаты шли в прямом эфире: как принимался бюджет нашей страны, но это слишком дорогое удовольствие, а в интернет же можно включить этот вопрос. Есть у нас для этого возможности или нет?

Есекеев К. Б. Снизится, на 10 процентов планируется в этом году.

По тарифам сотовой связи очень важный вопрос. Я хотел бы на него ответить, потому что он всегда возникает.

Во-первых, сейчас у нас операторы пошли на ценовой демпинг. Действительно, два года назад тарифы были заоблачными. Когда первый оператор начал ценовой демпинг (вы помните, Neo вышел с акцией «Салем», что связь внутри сети бесплатна, за подключение 15 тенге), все операторы начали производить демпинг. Поэтому они предлагают различные тарифные планы. В зависимости от тарифного плана каждый абонент, если знает структуру своих разговоров, например, студенчество пользуется оператором Neo, потому что знает 15 тенге за соединение и разговаривай, сколько хочешь, им это очень удобно.

Во-вторых, цена на междугородские и международные переговоры у сотовых операторов разная. Когда у меня спрашивают, почему международная связь дорогая, я отвечаю, потому что она зафиксированная, если мы звоним с телефона. Так как, естественно, мы пользуемся емкостью. Если мы находимся за границей, где стоимость сопровождения 1 километра магистрали в рамках половины какой-то из наших областей, то «Казахтелекому» приходится сопровождать магистраль протяженностью в среднем около 20 тысяч километров, если брать внутреннюю и внешнюю магистрали. Поэтому у нее возникают проблемы себестоимости нашего звонка. Сотовая связь идет беспроводно до соты, а потом уходит в кабель, и стоимость содержания этого кабеля очень дорогая. Поэтому себестоимость междугородских и международных звонков очень дорогая. А взаимодействие между собой, внутри сети, то сейчас многие операторы начали делать бесплатные тарифы.

Я думаю, что дальше тенденция будет порождаться. Более того, сейчас одну из «дочек» «Казахтелекома» в рамках его демонополизации продана новому дискаунтеру на рынке Тele-2. Уже об этой сделкой в начале года заявлял «Казахтелеком». Я думаю, что сейчас Тele-2 на рынках как известный дискаунтер, то есть он дает очень низкий тариф и заходит на рынок. Я думаю, что приход новых игроков на рынок четко повлияет на структуру тарифов. Я думаю, что через год наши пользователи уже столкнутся с тарифными войнами, будут предлагаться новые достаточно дешевые тарифы, потому что когда три оператора начинают работать на рынке, получается какая-то сбалансированная модель взаимодействия между собой. Поэтому сейчас внутри сети прошло первое понижение цен, через год будет понижение цен на международные и междугородние направления. Как у аналитиков у нас такой вопрос, скорее всего, возникнет. Поэтому мы уже готовы к дискаунту по тарифам на сотовую связь в следующем году. Но если в этом году Тele-2 и другие операторы начнут активно двигаться, то я думаю, что мы получим очень большую скидку на тарифы, потому что сейчас на рынке уже будут действовать три оператора.

По структуре турецкого акционирования. Это международная практика. Нам очень трудно работать по акционерам. Но если акционер не выполняет лицензионные обязательства, то вопрос по структуре акционирования будет пересматриваться. Пока месть этот вопрос не стоит.

Третий вопрос, связанный с получением данных. Естественно, мы готовы технически любую трансляцию осуществлять в интернете. У нас есть и ресурсы, и техническое понимание, как это делается. Если Мажилис даст поручение, то мы готовы многие ресурсы, о чем идет обсуждение, все выкладывать в интернете, и люди будут это смотреть.

По стенограмме. Вы сами владеете своим собственным ресурсом parlam.kz, который находится в интернете, вы можете там размещать стенограмму. Я думаю, что очень удобно будет для пользователей, что они этими стенограммами будут пользоваться. У меня все. Спасибо.

Информатизация налоговых фискальных органов сложна тем, что очень много происходит изменений. Например, если брать саму налоговую систему, то вы помните, с 2000 года там идет система ЕНИС, сколько было по ней докладов, сейчас новая система СОНА. Вы помните, в марте были сбои по работе этой системы во время отчетности. Такие вещи происходят. В принципе, рынок достаточно остро реагирует на эти вещи. Но вот текущая система отчетности. Мы здесь тоже показывали. Там реализация возможности оплаты через интернет и другие вещи. Я думаю, фискальные системы будут автоматизированы. Тем более такие вещи как налоговая система. Данные СОНА можно получать по лицевому счету, который есть у налогоплательщика. В принципе, система сейчас автоматизирована. В рамках работы Министерства финансов эта система и идет.

Утемисов Ш. А. Мой вопрос касается опять-таки цен, но цен на местную телефонную связь. С 1 января 2010 года вы повысили тарифы на местную телефонную связь, осуществляемую «Казактелекомом». Чем это обосновано и будет ли дальнейшее повышение цены?

Есекеев К. Б. Дальнейшее повышение цен абонплаты, я в своем докладе говорил, мы проводим понятие «ребалансирование». Во всем мире абонплата ставится по себестоимости. Реально у нас на селе себестоимость абонплаты гораздо ниже, поэтому нам придется 4 года все-таки идти на ребаланс, именно на повышение абонентской платы, но что мы можем предложить пользователю фиксированной связи взамен? Мы можем предложить повременный учет трафика. То есть система посекундной тарификации у нас будет выведена в следующем году и повременный учет трафика. То есть пользователь может не платить абонентскую плату, но количество времени и переговоров, которые он тратит на местную связь, а тем более надо понимать, что сейчас все уходит в мобильную связь, то он может взять просто повременный учет трафика и повременка постоянно будет его учитывать, но уже без абонплаты идти, эту возможность мы тоже предоставим. Поэтому, когда в течение двух лет абонентская плата будет равна себестоимости, мы предложим повременный учет трафика, который позволит сейчас прямо уже повременный учет вести. То есть абонент на самом деле разговаривает очень мало, поэтому можете не платить абонентскую плату, а делать повременный учет трафика. В ближайший год уже можем все это предложить. Спасибо.

Председательствующий. Вопрос очень важный. Вообще в мировой практике существует определенная градация по себестоимости услуг, с одной стороны, начиная с сотовой, междугородняя и сельская связь, и получаемой прибылью. Обычно эти все вопросы четко регулируются с тем, чтобы дотировать, обеспечивать за счет этого более низкие тарифы в тех сегментах, где объективно себестоимость была и всегда будет высокой, поэтому я не думаю, что надо ждать, когда себестоимость понизиться. Это долго нам придется ждать. Надо принять меры, которые принимаются во всем мире, я так полагаю. Я так вас, по крайне мере, понял.

Исимбаева Г. И. У меня вопросы короткие и конкретные в отношении международного университета.

Во-первых, поскольку это все исходит из названия, из статуса этого университета — международный. Обучаются только казахстанские студенты или есть иностранные? Это первый вопрос.

Второй вопрос. Опять в связи с тем, что он международный, выпускники будут получать диплом государственного образца казахстанский или выработан образец нового диплома.

Третий вопрос. В данное время обучение ведется на английском языке, но с учетом даже выступления сегодня наших коллег, с учетом того, что по тем или иным причинам все-таки казахоязычное население у нас ограничено от пользования интернет-ресурсами. Планируется ли параллельно ввести обучение на казахском языке в данном университете?

Следующее. Это настоятельное пожелание такое, Куанышбек Бахытжанович, в продолжение той темы, которую подняли Айсина Майра Араповна, Владимир Анфианович Нехорошев и Бекжанов Берик Айдарбекович, чтобы при нашей с вами в следующей встрече, мы надеемся, что она произойдет, вы смогли также компетентно, как вы отвечаете на все другие вопросы, ответить по вопросу: какие меры будут вами предприняты или уже вы предприняли в отношении защиты наших детей-подростков в нравственно-духовном плане от всех интернет-материалов? Ведь до того, как он станет сам себя контролировать, мы можем просто целое поколение детей потерять в этом плане. Спасибо.

Есекеев К. Б. По международному университету. Я, наверное, начну с последнего вопроса. В следующий раз я готов буду по центру мониторинга отчитаться и показать. Работу мы начали сейчас, а показывать недоделанные вещи, я не сторонник, поэтому хотелось бы в следующий раз уже отчитаться по мониторингу интернет-ресурсов и по ограждению реальному, контент-фильтрации, то есть детей от деструктивных ресурсов.

По университету я хотел бы предоставить слово Адильбеку Газизовичу, чтобы он ответил.

Сарсенов А. Г. По университету. Почему международный? По региону по программе Carnegie-Mellon для индусов, пакистанцев и россиян будет дешевле учиться у нас, чем ехать в Америку за такие цены. В принципе, за ту же цену он получит такой же сертификат, что и в Америке. Поэтому мы предполагаем, что это будет все-таки международный и региональный.

Так как в прошлом году был первый набор, он был полностью казахстанским. В дальнейшем планируется, что география студентов будет расширяться. Сам университет прорабатывает вместе с Министерством образования и науки возможность привлечения студентов из Афганистана.

Второе — по дипломам. Диплом будет казахстанского образца, но вместе с ним будут сертификаты американского университета Carnegie Mellon, то есть по спецкурсам по программированию будет сертификат. Чтобы их получить, студенты сегодня сдают в онлайне в Америке. То есть этот сертификат от нас не зависит, его дает именно американский университет.

По языкам. Сегодня образование ведется на английском языке, но мы поработали со студентами первой сессии, для ребят из сельских районов мы организовали казахоязычную группу, обучение идет на казахском языке, но спецпредметы все равно ведутся на английском языке.

В дальнейшем планируется, что спецпредметы будут переведены на русский язык. В ближайшие три-четыре года будут переведены на казахский язык спецпредметы. Я думаю, что все-таки спецпредметы по программированию лучше изучать на английском языке. Поэтому мы сейчас искусственно тормозим перевод на русский язык.

Кадамбаев Т. К. Куанышбек Бахытбекович, по снижению тарифа на сотовую, международную и междугородную связи и интернет задавалось много вопросов, и вы отвечали. Однако хотелось бы знать конкретно, какие сотовые операторы в 2009 году снизили тарифы, какие меры вы будете принимать в 2010 году, чтобы они снизили, как в 2008 году, не менее на 10 процентов. Это первый вопрос.

Второй вопрос. Сколько всего государственных органов зарегистрированы по оказанию населению электронных государственных услуг? Сколько из них на сегодня уже оказывают и сколько еще будут подключены в 2010 году? Спасибо.

Есекеев К. Б. По снижению тарифа если брать прошлый 2009 год, то все операторы снизили тарифы, потому что началась конкурентная война, о которой я рассказывал.

Второй вопрос, что делается государственным органом, чтобы снижать тарифы. Во-первых, шаг тарификации. Если вы помните, когда абонент соединяется между собой на сотовой связи, то все зависит от того шага тарификации, который установил оператор за соединение. С 2012 года у нас будет посекундная тарификация. Сейчас у нас тарификация по 10 секунд. Раньше у нас была поминутная тарификация. Чем ниже мы делаем тарификацию, когда идет учет разговора, сколько тарифицируется, настолько и снижаются тарифы. Поэтому то, что мы можем делать, это мы нормативно делаем учет шага тарификации.

Третий вопрос по «электронному правительству». Наши электронные услуги мы хотим вывести на мобильный телефон. Как только электронные услуги выйдут на мобильный телефон, вы можете скачивать какие-то электронные услуги. Я сегодня показывал, на iPhone мы уже делаем наши первые ресурсы. Если мы выведем его на мобильный телефон, то пользователи этих услуг сразу почувствуют того, насколько это полезно и сразу количество пользователей, которые будут пользоваться электронными услугами, она у нас автоматически увеличиться. В принципе, у меня все.

Есекеев К. Б. У нас все акционерное общество. У нас участие частного капитала, Фонд Первого Президента участвует у нас, участвует университет BIB, соответственно, 50 процентов имеем мы. Колледжи мы не знаем на какой основе сделать. Мы не изучили маркетинг и сейчас говорить о том, что это будет государственный или государственно-частное партнерство, это покажет маркетинг, но сейчас, насколько мы понимаем, если колледж будет выпускать тысячу студентов именно профессионально-технического образования, то в них потребность есть. Потребность есть и в нефтяных регионах, где сейчас администратором работают американцы, которые получают непомерные заплаты, хотя это можно отдавать и казахстанским специалистам. Также к управлению колледжам мы планируем привести какую-то иностранную компанию, возможно, какой-то израильский технический колледж либо американский технический колледж, чтобы выпускники нашего колледжа получали сертификат международного образца. Сейчас модель университета у нас пошла правильно, а по колледжам мы сейчас планируем, либо он будет как государственно-частное партнерство, либо он будет полностью государственным. Сейчас сразу я не отвечу на этот вопрос вам.

Председательствующий. Вообще нам Министр образования и науки докладывал, что у него вся информация есть, сколько нам нужно именно специалистов среднего звена, но если так просто вам сказать, потребность очень большая, просто вам надо не раскачиваться, а начинать работу по запуску этих колледжей и их работы для того, чтобы обеспечивать все большие потребности экономики в этих специальностях.

Соловьева А. С. Рахмет, Жанибек Салимович. Куаншыбек Бахытбекович, в принципе, мне импонирует работа вашей команды, профессионализм, продвижение принципов прозрачности, но ваши ответы меня навели на вопросы о том, что вы говорите о деструктивных моментах. Мне хотелось бы спросить: кто определяет эти деструктивные моменты и какие критерии существуют? Основываетесь ли вы на законе или на 17 нормативно-правовых актах? Вы еще там добавили про политическую деструктивность. Мне кажется, вы расширили какие-то параметры.

Второй вопрос по тому, что задал депутат Елекеев. Это очень важный вопрос. Он говорил об общественно значимой информации, по доступу к ней. Сейчас система здравоохранения, эта единая система, она предполагает защиту персональной информации. С чем связано, что вы Закон «О защите информации» отложили на 2011 год? Спасибо.

Есекеев К. Б. Очень хороший вопрос. Часто это мы с вами обсуждаем, Айгуль Сагадибековна. Я понимаю следующим образом. По прозрачности мы, действительно, очень много работаем, у нас проводится куча интернет-форумов, поэтому, в принципе, если так говорить, информационное поле достаточно прозрачно, там можно задавать любые вопросы не касательно каких-то личных оскорблений и тому подобных вещей.

Второй вопрос: насколько мы определяем фактор деструктивности. Естественно, все идет только по закону. В этих нормативно-правовых актах какие-то характеристики деструктивной информации не даются, работа идет в конституционном поле. Вся работа центра реагирования на компьютерные инциденты тяжелая, но в то же время она идет только в рамках законного поля, поэтому если бы были здесь какие-то превышения, вы знаете, наша работа очень четко отслеживается всеми СМИ, была бы соответствующая реакция СМИ на эти вопросы.

Что касается закона религиозного экстремизма — в рамках его дозволенности, вмешательства в частную жизнь — в рамках его дозволенности у нас работа проводится, но в нормативных правовых актах мы не проговаривали о том, какие там характеризующие. Мы сами не квалифицируем эту информацию, закрывать ее, открывать или работать с ней, она квалифицируется четко законом.

Второй вопрос. Закон «О защите информации». Сегодня в Мажилисе находится законопроект «Об электронном правительстве». Там есть четкие пояснения, как это будет происходить. То есть понятие «электронные услуги», понятие «информация», ее возможности защиты, «платежи в интернете», понятие платежного шлюза. Поэтому Закон «Об информации и защите информации» мы перенесли на 2011 год. Когда начнет действовать этот закон об «электронном правительстве», когда начнутся все эти платежи, и появится насущная потребность в этом законе, мы посчитали, что он появится только в 2011 году. В принципе, со всеми общественными организациям ими была проведена очень хорошая работа, и у нас сейчас этот законопроект готов, но все-таки хотелось бы, чтобы была какая-то последовательность.

Первое. Мы сейчас проводим законопроект об «электронном правительстве», где определяются категории, что такое электронная услуга, как эта информация формируется, а уже в следующем году будет законопроект об информации и защите информации. Спасибо.

Киянский В. В. Мне хотелось бы задать два вопроса.

Первое. На рынках услуг телекоммуникаций исторически наблюдается высокая концентрация АО «Казахтелеком». Какие мероприятия проводит агентство в настоящее время по ее снижению? Конечно же, помимо того, что вы стимулируете создание конкурентной среды. Это первый вопрос.

Второе. Качество услуг в области телекоммуникаций существенно связано с внедрением менеджмента качества, в частности, по международным стандартам ИСО-9001. Насколько сегодня в агентстве поддерживаются эти процессы внедрения международных стандартов менеджмента качества, в том числе в управление самого агентства? Спасибо.

Есекеев К. Б. Первый вопрос по либерализации монопольного положения «Казахтелекома». Естественно, была первая концентрация, что там несколько сотовых операторов находились во владении «Казахтелекома». Речь шла об Altel, «GSM-Казахстан», и «Мобал Телеком-Сервис» с торговой маркой NEO. На данный момент «Казахтелеком» в рамках либерализации начинает первый актив, «Мобал Телеком-Сервис» начинает выводить, уже продал свою долю и активно в нем не участвует. Это произошло в прошлом году.

В этом году (в интернете уже появилось объявление) еще одна дочерняя компания «Нурсат», которая предоставляет услуги интернета, ведет переговоры с западными инвесторами для того, чтобы ее вывести. Чем больше будет из монопольного положения «Казахтелекома» выходить дочерних предприятий и больше будет продавать, а зарубежный инвестор очень заинтересован в этом рынке, конкуренция скорее всего в конце года уже будет наблюдаться на этом сегменте рынка.

Но остается проблема — канализация. Есть стандартные операторы второго уровня, они все жалуются, что «Казахтелеком» не предоставляет канализацию, что проплата в канализациях очень дорогая. Естественно, туда агентство вмешивается. Сейчас на сайте «Казахтелекома», АИСа можно найти точки присоединения, куда вторичные операторы могут приходить. Создана совместная комиссия для того, чтобы давать техусловия, чтобы техусловия ни для кого не были ущербными, то есть «Казахтелеком» решает свои вопросы за счет каких-то других операторов. Все эти работы выполнены. Проблемы существуют именно по магистральным линиям связи. По ним мы ведем планомерную работу.

Второе — это предоставление вторичным операторам услуг интернета. Так как «Казахтелеком» является владельцем магистральной сети, то есть оптоволокна, то предоставление услуг интернета, но сейчас де-факто это монопольное существование, в принципе, уже закончилось, потому что у «Транстелекома» сейчас есть оптоволокно, оно идет от Петропавловска до Хоргоса, по сути дела, весь Казахстан. Сейчас многие операторы получают уже услуги интернета не у «Казахтелекома», а у «Транстелекома». Сейчас уже активно идет группа компаний-провайдеров, которые инвестируют прокладку оптоволокна. Я думаю, через год здесь реально, как мы в прошлом году ощутили, когда сотовики начали конкурентную войну по ценам на соединение, в этом году будет уже идти конкурентная война именно по ведению и предоставлению услуг интернета и всего.

Я думаю, в принципе, за два-три года рынок полностью уже структурно будет выглядеть по-другому, чем он выглядит сейчас. Спасибо.

Председательствующий. А что, для агентства не существует антимонопольного законодательства? Вы все время говорите: тот то-то сделает, тот — другое. Есть же антимонопольное законодательство.

Есекеев К. Б. Антимонопольное законодательство очень удобно для таких сфер, где есть естественная монополия, где энергетика, где другие вкладывать не будут. Телекоммуникации — это быстрорастущий рынок. Многие технологии… Когда мы раньше разговаривали по телефону «Алтела», мы не знали GSM, но GSM зашел и за два года почти забрал весь рынок, на котором мы раньше пользовались большими телефонами, по стандартам АLTEL, IMPS. Внедрение каждого нового стандарта создает большую конкуренцию, чем мы даже сами вмешиваемся в этот рынок. Например, то, что в сетях 4G, создаст еще большую конкуренцию на интернет-рынке. Поэтому, Жаныбек Салимович, я думаю, что именно в телекоммуникациях самую большую конкуренцию создают сами технологии.

А вопрос по стандарту качеству, то у нас «Казахтелеком» уже внедрил стандарт качества, а холдинг планирует в этом году ввести стандарт качества. У нас есть форма правления — агентство, то есть мы работаем уже как регулятор. Соответственно, внутренний стандарт качества мы тоже сделаем. Это я обещаю. Спасибо.

Джакупов К. К. Наиболее говорящие из телекомпаний — это «Хабар» и «Казахстан». Не все телестанции у нас охватывают всю территорию Казахстана по передаче телекомпаний «Хабар» и «Казахстан». Многие пользуются тарелками. У нас нет, покупают по 3000 тенге китайские. В основном это в отдаленных районах, отдаленных местах. Люди там принимают открытые станции, какие есть. Открыты российские, на западе - это туркменская граница, северо-западная сторона — российские. И что интересно, я спрашиваю: почему на «Хабар» не настраиваете? «Хабар» и «Казахстан», оказывается, платные. Почему мы на своей территории не делаем? В то же время Мухтар Шаханов кричит, плачет: почему не говорим на казахском языке? Как они будут говорить, когда «Хабар» и «Казахстан» платные? У них нет денег, чтобы открыть эту станцию, причем, говорят, большие деньги стоит, а Россия бесплатно, Туркмения бесплатно. Дети же с утра до вечера смотрят разные мультфильмы, больше же ничего нет, одни говорят на туркменском, другие говорят на чисто русском. Почему этого нельзя сделать?

Есекеев К. Б. Этот вопрос мы изучаем в рамках цифрового телевидения. Здесь две проблемы. Качество контента, который подается в телевидение. Если брать исследования, то «ОРТ-Евразия» является доминирующим, потому что соответствующие инвестиции в контент «ОРТ-Евразия», различные шоу и так далее.

На второй вопрос я отвечу технически, потому что контент — это сфера Министерства культуры и информации, почему люди смотрят, например, российские каналы больше, чем казахстанские.

Второй вопрос касательно телевизионного сигнала. Естественно, есть проблема. Мы посчитали, что из 3,5 миллиона домохозяйств примерно 1 миллион имеет «серые тарелки», которые смотрят на незакрытые спутники. Например, над нами есть ямаловский незакрытый спутник, с которого можно в расшифрованном виде получать около 80 телевизионных каналов, есть еще американский HOTBIRD, который позволяет в нешифрованном канале делать вещании. Естественно, эта проблема есть.

Поэтому вопрос цифрового телевидения для государства очень актуален. Что он позволяет? Он позволяет «Хабар», «Казахстан» в бесплатном пакете предоставлять каждому гражданину. Секущая сеть «Казтелерадио» позволяет сделать охват на 98 процентов населения, но для того, чтобы сделать стопроцентный охват, нам необходимо внедрить цифровое телевидение.

Цифровое телевидение — это две вещи. Во-первых, это бесплатный пакет каналов, которые будут подаваться на определенный сет-топ-бокс.

Джакупов К. К. Не надо мне это объяснять. 18 лет независимости Казахстана. Почему не говорим на казахском языке? Неужели не можете встретиться с Министерством культуры и информации?

Для сведения, чтобы все знали , 72 тысячи стоит, чтобы открыть «Кателко». Кто-то на этом наживается, понимаете ли. Я так должен поставить. Это бесполезно…

Есекеев К. Б. Я отвечу. По «Кателко», действительно, цены… Это уже больше к «Арна-медиа». Давайте мы проведем работу.

Клебанова Д. В. Уважаемый Куанышбек Бахытбекович! Я сейчас в своем вопросе продолжу то беспокойство, которое высказал мой коллега депутат Жакупов. Оно как раз касается цифрового телевидения, к которому мы должны перейти до 2015 года, которое уже в следующем году, как это пишет сейчас пресса, будет внедряться.

Скажите, пожалуйста, какова же все-таки цена вопроса? Даже из той презентации, которую вы показали, нам явственно понятно, что будет формироваться определенный пакет государственных обязательных программ, которые будут включены в это цифровое телевидение. Да, оно будет бесплатным, но цена вопроса для каналов?

Не получится ли так, что у нас войдут два-три государственных канала в этот пакет, опять мы потеряем казахский язык, остальные, допустим, 8–10 частных каналов вдруг не осилят подобную сумму, не поднимут ее, не смогут войти, не смогут приобрести оборудование, и что тогда опять будет? Тогда на самом деле мы потеряем наше вещание на казахском языке, на государственном языке, поскольку превалирующее количество всех остальных каналов, даже английские каналы, у нас переводятся сейчас на русский язык, пожалуйста, покупай сто каналов в пакете, даже можешь не покупать, вы говорите, будут бесплатно. Вот этот вопрос нас сегодня очень беспокоит.

В вашей презентации написано, что скоро мы собираемся переходить к производству и телерадиовещательной цифровой технике, и приемников. Но здесь тоже большой вопрос. Дело в том, что наладить такое производство у нас в стране, по-моему, весьма проблематично. Это высочайшие IT-технологии, которые сейчас в Японии, Китае, Европе, Америке, наверное, развиваются. Не надо ли нам сейчас все-таки глобально сосредоточиться на тех вопросах, чтобы в цифровое телевидение вошли те каналы, которые существуют уже, которые работают, которые зритель знает, за чьими программами он наблюдает, и еще расширить эти возможности, чтобы сохранить и упрочить позиции государственного языка? Большое спасибо.

Есекеев К. Б. Спасибо за вопрос, Дарья Владимировна. Мы сейчас производит частотно-территориальное проектирование. То есть стоимость вопроса зависит именно от него. Если я сейчас буду называть цифры, то это будет просто непрофессионально. Поэтому по цифрам, сколько будет стоить цифровое телевидение, я буду готов ответить через полгода.

Второе. Как это делается во всем мире, практика? Вы правильно поднимаете вопрос, 12 каналов, которые должны быть обязательными. То есть каждый человек по Конституции имеет право на получение информации. Соответственно, мы будем работать, чтобы 12 каналов давались бесплатно. Сколько это будет стоить для канала — я сейчас тоже не отвечу, потому что мы к проблеме только в этом году подошли. Это покажет частотно-территориальное планирование, сколько государство затратит.

Кроме того, она позволяет делать платные каналы. То есть, может быть, себестоимость того канала будет окупаться за счет платных каналов. Если человек гарантированно получает 12 бесплатных каналов, то уже около 20–30 он будет получать платно. Может быть, для наших каналов себестоимость будет ниже, чем для тех, кто входит в платный пакет. Это все будет прорабатываться.

Вот сколько стран мы изучали, там какой-то четкой мировой практики нет. Даже если брать закон о цифровом телевидении, то он был принят всего лишь два года назад в Соединенных Штатах Америки. Они, кабельщики, не могли с эфирным телевидением договориться, потому что еще большой сегмент есть у кабельщиков.

По нашим прогнозам, в 2015 году 53 процента домохозяйств будут пользоваться кабельным телевидением, где-то 17 процентов, если мы сейчас правильно проработаем, заберет спутниковое телевидение, оставшиеся проценты — это пользователи домохозяйства (около 30 процентов).

Поэтому как будет выглядеть цифровое телевидение, и какая будет себестоимость затрат, это мы готовы будем сказать после частотно-территориального проектирования.

Айсина М. А. Уважаемый Жаныбек Салимович! Уважаемые коллеги! Было бы, конечно, смешно сегодня оспаривать необходимость развития информационно-коммуникационных технологий в стране, но я считаю, что забывать об обратной стороне мировой сети, несущей опасность прежде всего нашей молодежи и детям, просто преступно.

Если раньше мы об этом только слышали, то теперь компьютерными наркоманами становятся наши собственные дети, внуки. Почему нельзя параллельно заниматься работой как по развитию информационно-коммуникационных технологий, так и по обеспечению безопасного пользования интернетом? Ведь даже экспериментировать нам не надо. Опыт Запада служит для нас в данном случае пилотным проектом. То, насколько быстро и широко будет развиваться явление компьютерной наркомании, будет зависеть от степени развития информационно-коммуникационных технологий, их доступности населению, а развивается она, как мы видим, бурными темпами. Цены, как мы видим, уже не совсем заоблачные.

Чтобы наши сегодняшнее не очень серьезное отношение к обратной стороне медали не привело к очень серьезным и непоправимым последствиям, считаю, надо использовать все опережающие меры. В этой связи вношу предложение — в рекомендации Мажилиса по результатам рассмотрения данного правительственного часа внести следующие предложения:

— агентству совместно с местными исполнительными органами разработать НПА, определяющий порядок деятельности компьютерных клубок, содержание игр, используемых в публичных компьютерных клубах, рассмотреть, возможно, вопрос лицензирования деятельности клубов с учетом правил посещения клубов несовершеннолетними, возрастных ограничений для тех или иных игр;

— агентству разработать предложение в части ограничения провайдером доступа пользователя по его просьбе к порнографическим, экстремистским или пропагандирующим насилие и жестокость материалам. Спасибо.

Киколенко О. А. Большое спасибо, Жаныбек Салимович. Прежде всего я хотела бы поблагодарить Куанышбека Бахытбековича за очень интересную информацию.

Я хочу сказать, работая в рабочей группе по прошлым законодательным актам, чувствовалась всегда очень большая озабоченность и высокий профессионализм. Вместе с тем хотелось бы попросить и порекомендовать. У меня есть несколько писем от почтовых работников из Костанайской области, которые крайне возмущены низкой оплатой труда. Логически здесь, вроде бы, все понятно, что, наверное, малые объемы услуг выполняют эти люди, отсюда и низкая оплата труда.

Но отсюда и напрашивается вывод, может быть, Куанышбек Бахытбекович, сегодня надо посмотреть, в таких селах, где еще у нас оказывают почтовые услуги (вы сейчас подтвердили, что почтовые услуги будут еще оказываться, мы без них все-таки не обойдемся), рассматривать какие-то соединения услуг, новых интернет-технологий, компьютерных услуг, потому что, к великому сожалению, будем откровенны, что у нас в глубинке и селах сейчас во многих семьях нет компьютеров, а потребность в этих технологиях у нас сегодня есть, у студентов, школьников в летний период или даже у тех, кто работает в течение дня над какой-то работой. Школьники могут попользоваться услугами, возможно, в школе, и то не всегда. А студенты, которые приезжают на летний период работать, допустим, над научной работой, тем не менее, не могут сегодня получить эти услуги в наших дальних селах.

Поэтому здесь хотелось бы предложить вам изучить этот вопрос вместе с почтовыми услугами, так как там есть все-таки здание и кадры, может быть, переобучить кадры, может быть, там посмотреть и установить несколько мониторов, чтобы там все-таки каждый молодой человек, живущий в этой глубинке не был обделен теми услугами, которые они могут сегодня получить уже в других центровых городах, у которых есть эта потребность. Это во-первых.

Во-вторых, если вы будете открывать колледжи, у меня так же, как у моего коллеги Сабильянова, есть предложение открыть один колледж в Костанайской области. Сеть колледжей у нас развита. В принципе, услуги есть.

Киколенко О. А. Все-таки принципа «север — юг» сегодня надо придерживаться. Специалисты нужны сегодня везде.

И третье. Я хотела бы вас попросить. Когда вы все-таки разрабатываете тарифы, очень хотелось бы, чтобы услуги менеджеров учитывали доходную часть нашего населения. К великому сожалению, большая часть населения — люди с ограниченными возможностями, пенсионеры, многодетные семьи, которые сегодня имеют не очень большие доходы, не могут себе позволить пользоваться сетью интернета, потому что стоимость этих услуг, и не только интернета, довольно велика. Если надо сегодня внести какие-то предложения с вашей стороны, я полагаю, мои коллеги меня поддержат, по субсидированию со стороны государства в оказании этих услуг, я имею в виду кроме телефонной связи. Вы сейчас говорили, что если телефонную связь нам все-таки надо переводить на себестоимость, то я не знаю, будет ли тогда доступна телефонная связь нашим пенсионерам. В этом деле хотелось бы вас попросить учитывать доходную часть семейного бюджета нашего населения. Спасибо за предоставленную возможность.

Абенов М. А. Я выслушал сегодня ответы на свои вопросы и хотел бы внести предложение агентству, пока у нас в Парламенте находится закон по тем вопросам, которые мы поднимаем. 4 марта прошлого года я поднимал вопрос о недостаточной информации на портале государственных закупок на государственном языке, вообще нет информации. Год прошел — то же самое. Пока мы не применим меры законодательной ответственности, наверное, трудно будет сдвинуться с мертвой точки. Я предлагаю в рамках работы над этим законом уточнить ответственность, потому что на сегодня это нарушение закона. Выделяются миллиарды тенге на то, чтобы электронные порталы работали, а сегодня они неэффективно используются. Это даже нарушение законов.

Сегодня уже Генеральная прокуратура имеет право объявить незаконными многие тендеры, так как население, использующее для работы государственный язык, не имеет права и возможности сегодня полностью участвовать в этих тендерах, так как вся информация, начиная с объявлений, результатов конкурсов полностью только на русском языке, на государственном языке нет. В этом отношении я предлагаю вбить меры в тот закон, который у нас сейчас лежит и, может быть, совместно сейчас поработать.

ХХХ

Правительственный час завершил вице-спикер Жаныбек Карибжанов заключительным словом, в котором высказаны соответствующие рекомендации АИС.

Комментарии