Следите за новостями

Уроки прошлого и космические планы настоящего

Талгат Мусабаев хотел бы расширить казахстанскую космическую программу участием в коммерческих стартах, но пока нам не удалось «поднять» даже один спутник.

5 февраля 2010 10:48, Улболсын Кожантаева, Деловая неделя
Рубрики: Связь, Общество

Вернуть $60 млн. за первый казахстанский спутник связи, утерянный из-за неисправностей изготовителя в 2008 году, пока не удается. Тем не менее, согласно планам НКА «Казкосмос», озвученным на расширенном заседании коллегии с участием премьер-министра РК, в декабре 2010 года планируется вывести на орбиту KazSat-2. К созданию KazSat-3 и других объектов теперь уже привлечены другие партнеры. Продолжается и тесное сотрудничество с «Роскосмосом», хотя в российской Думе высказано мнение, что Казахстан мешает России осваивать космос. Очевидно, что зарабатывать на пусковом комплексе «Байконур» хотят многие, а что сможет сделать отечественный бизнес?

Талгат Мусабаев, председатель НКА «Казкосмос»

Судя по планам, представленным на расширенном заседании коллегии Национального космического агентства «Казкосмос», Казахстан, потерпевший неудачу с первым телекоммуникационным спутником, все же не намерен сворачивать космическую программу. Помимо запуска спутника связи KazSat-2 в 2010 году разработаны технико-экономическое и финансово-экономическое обоснование проекта создания и запуска спутника связи KazSat-3, техническое задание по его созданию. Планируется завершение разработки технического проекта создания космического ракетного комплекса «Байтерек», а также рабочих проектов по реконструкции стартового комплекса, строительству технического комплекса. Только теперь заказчик вынужден ориентироваться не только на российские компании, изготовившие некачественный аппарат.

По словам председателя НКА «Казкосмос» Талгата Мусабаева, учитывая проблемы с первым национальным спутником KazSat-1, приняты меры по модернизации системы управления и повышению надежности создаваемых спутников. Осуществлена замена командных приборов на приборы западноевропейских производителей. В договор по созданию и запуску космического аппарата KazSat-2 внесены дополнения по предоставлению разработчиком гарантий качества и надежности создаваемого спутника, а также его ответственности при наступлении страхового случая после запуска спутника и передачи его в эксплуатацию. С целью ускорения работ и снижения финансовых рисков Казахстана при реализации проекта разработаны предложения по внесению изменений и дополнений в межправительственное соглашение от 22 декабря 2004 года о создании на космодроме «Байконыр» КРК «Байтерек». Они согласованы с заинтересованными государственными органами и направлены российской стороне.

Поскольку на первом этапе ошибки, приведшие к финансовым рискам, были не только в технических вопросах, но и стратегических, премьер-министр РК Карим Масимов в ходе заседания напомнил, что при покупке спутника не создавалось предпосылок для развития собственной индустрии на территории Казахстана. В этом аспекте в Астане намечено строительство сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов (СБИК). Там же планируется создание Национального космического центра, лаборатории космических технологий, Центра переподготовки и повышения квалификации специалистов, Центра дифференциальной коррекции и мониторинга системы высокоточной спутниковой навигации (СВСМ), предприятий по производству комплектующих космических аппаратов.

Первый блин — «комом» в $60 млн.

Похоже, сегодня говорить о точной сумме, израсходованной на создание первого казахстанского спутника, непросто. Как и о том, кто же виноват в том, что грандиозные проекты, нарисованные прежним правительством и ведомствами вкупе с российскими партнерами. Отвечать некому: «одних уж нет, иные уж далече». Купили за $60 млн., а ушло на реализацию проекта «на все про все» вроде как $100 млн. Теперь же, поручая «Казкосмосу» решить вопрос по страховой сумме за утерянный вследствие сбоев в работе системы управления спутник KazSat-1, премьер Масимов обещал направить возвращенные деньги на развитие космической отрасли. Перед «Казкосмосом» поставлена задача о возврате 70% потраченных на спутник средств, вернуть которые оказалось непросто. Не говоря уж об остальном.

Напомним, что первый казахстанский спутник KazSat-1, разработанный и собранный государственным космическим научно-производственным центром им.Хруничева, был запущен в космос с космодрома Байконыр 18 июня 2006 года. Зона покрытия включала территорию Казахстана, прилегающую часть Центральной Азии и Московскую область России. Однако 8 июня 2008 года KazSat-1 из-за сбоя в бортовой системе прервал работу, исчезнув с орбиты. Российские специалисты, вернувшие в октябре космический аппарат в расчетную точку стояния, ожидали, что смогут возобновить его работу, но все оказалось безрезультатным. В итоге межгосударственной комиссией по расследованию причин и последствий внештатной ситуации с KazSat-1, возглавленной Владимиром Школьником, в декабре 2008 года было заявлено, что спутник потерян окончательно, а 14 августа 2009 года переведен на орбиту захоронения.

Судя по выступлению председателя НКА «Казкосмос» на совещании, деньги эти ведомству очень нужны. Как отмечалось на коллегии, чтобы развивать отрасль и зарабатывать, Казахстан должен участвовать в коммерческих запусках космических аппаратов. Поэтому был поставлен вопрос о выделении средств для покупки доли в российско-украинской компании «Международные космические услуги» и модернизации космического ракетного комплекса «Зенит». Это обеспечит участие Казахстана в технологических операциях пусков ракет-носителей, поскольку МКУ является оператором проекта «Наземный старт», в рамках которого осуществляется коммерческое использование ракетоносителя «Зенит». «С учетом ключевой роли РН «Зенит» сохранение космодрома «Байконыр» в условиях ухода России на свои космодромы и попыток иностранных компаний выкупить долю компании «МКУ» вопрос участия Казахстана в коммерческом использовании РН «Зенит» требует срочного решения», — отметил Талгат Мусабаев.

Помимо этого своевременных вложений требует и создание национальной космической системы дистанционного зондирования земли (ДЗЗ), а также строительства и оснащения сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов (СБИК). По словам чиновника, стоимость проектов увеличилась с 44 млрд. до 80 млрд. тенге, т.к.  в первоначальном ТЭО не был учтен НДС, а позже возникли обязательства по таможенным платежам на ввоз космических аппаратов в рамках создаваемого Таможенного союза трех государств. Контракт на выполнение работ, соответствующий требованиям технической спецификации, на создание космической системы ДЗЗ и учредительные документы казахстанско-французского СП по созданию сборочно-испытательного комплекса были подписаны в ходе визита французского президента Николя Саркози в Астану 6 октября 2009 года.

Учитывая опыт с первым телекоммуникационным спутником, который «висел» то ли над Малайзией, то ли Индонезией, а запускался и управлялся российскими специалистами, глава «Казкосмоса» заметил, что в настоящий момент прорабатываются вопросы выделения и закрепления за Казахстаном орбитальных позиций для геостационарных космических аппаратов. Решен вопрос по выделению земельного участка под строительство резервного наземного комплекса управления геостационарными космическими аппаратами.

Зависимостью и независимостью укрепляют связи

Между тем, как сообщают СМИ, член комитета Госдумы по обороне Михаил Ненашев заявил, что «Казкосмос» не учитывает интересы российских партнеров и мешает России осваивать космос. По его мнению, Казахстан ведет переговоры с Германией, Индией, Италией, Канадой, Малайзией, США и Японией, хочет строить и запускать космические аппараты без участия РФ. Акцентируя внимание на том, что KazSat-3 будут строить не российские предприятия, а фирмы Израиля или Франции, он сказал, что руководитель космического ведомства Талгат Мусабаев выбрал для Казахстана отдельный от взаимодействия с Россией космический путь.

По его словам, в 2007 году казахстанская сторона не согласовала график запусков российских ракет-носителей на 2008 год и в 2008 году — на 2009 г. Думский спикер негодовал также из-за переноса даты запуска ракеты-носителя «Протон-М» с космическим аппаратом Eutelsat W7 с 23 ноября на 24 ноября 2009 года, напомнив о материальном и имиджевом ущербе. В итоге депутат пригрозил тем, что попытки «Казкосмоса» вытеснить его страну с арендованного до 2050 года космодрома Байконыр «побуждают Россию к основательному продумыванию вопроса о полной независимости наших космических программ от таких партнеров и обеспечении России свободным доступом в космос со своей территории».

Однако глава «Казкосмоса», отвечая на вопросы журналистов после заседания коллегии, пояснил, что «официальная Москва, Российская Федерация никаких претензий по этому вопросу не предъявляла ни Казахстану, ни «Казкосмосу». «Есть отдельные горячие головы, которым так почудилось», — констатировал в привычной для него российской манере Талгат Мусабаев. По его словам, планы космических запусков с космодрома «Байконыр» были согласованы и в точно назначенное время высланы по дипломатическим каналам российской стороне. Согласно сообщениям информагентств, в НКА «Казкосмос» пояснили, что в этом году «согласованными планами не предусматривался запуск космического аппарата W7».

По словам главы «Казкосмоса», на постоянной основе проводится работа, направленная на совершенствование договорной базы по комплексу «Байконыр» в условиях его аренды Российской Федерацией. Обеспечены условия для осуществления 24 запусков космических аппаратов с космодрома «Байконыр». На коллегии председатель космического агентства также напомнил, что «долгосрочное значение для развития отрасли имеет личное поручение главы государства от 4 марта 2008 года касательно постепенного перехода космодрома «Байконыр» Казахстану.

Напомним, что дискуссии о необходимости ограничения пусков ракеты-носителя тяжелого класса «Протон-М» и введении запретов на его запуск с космодрома «Байконыр» из-за аварий, которые уже происходили не раз на территории Казахстана и самой России, звучат не первый год. Как и об оценке экологического ущерба после таких событий. Россияне не хотят отказываться от своей «основной рабочей лошадки», приносящей барыши, хотя в случае аварий признают, что топливо токсичное, техника устаревшая, а в итоге стороны сходятся на скромной компенсации в надежде на то, что Россия поможет Казахстану стать космической державой. Фактически же, судя по ситуации с первым спутником, Казахстан выступил в роли экспериментальной лаборатории для российского центра, никогда прежде не занимавшегося созданием спутников.

На этом фоне вновь созданное космическое агентство, пересматривая прежние планы, привлекает к сотрудничеству не только российских партнеров. Как стало известно, после визита президента Саркози Франция также станет стратегическим союзником в реализации космических программ. В 2012 году в Астане намечается производство современных космических аппаратов, а в 2014 году — запуск двух казахстанских спутников ДЗЗ. Впрочем, Россия также остается главным и самым надежным партнером Казахстана по космосу и Байконыру.

И все же приходится также иметь в виду, что в конкурентной космической среде Казахстану придется рассчитывать на свои силы. Не исключено, что те же иностранные компании, проявляя интерес к приобретению долей в предприятиях стран СНГ, также заинтересованы в том, чтобы исключить их из конкурентной среды. С кем быть, на каких условиях сотрудничать, если в Казахстане отрасль находится на этапе становления и требует немалых средств, а у традиционного партнера — России — многие заводы уже отстают технологически.

При заключении контракта с французской фирмой EADS Astrium акцент сделан на трансферт технологий, но пока надеяться на передачу новейших разработок вряд ли стоит. Разве что Казахстан получит технологии по сборке космических аппаратов очень высокого уровня — выше, чем существующие на данный момент в России.

С другой стороны, как отмечалось на коллегии, работа по присоединению Республики Казахстан к Международному режиму контроля ракетных технологий ведется с 1998 года, но пока на ноябрьском заседании РКРТ в городе Бразилиа странами-членами согласие по вопросу приема новых членов не было достигнуто. В связи с тем, что Казахстан не является членом РКРТ, возникают проблемы при передаче ракетных технологий в рамках совместных космических проектов. А это значит, что сильно рассчитывать на то, что и пресловутый Запад нам поможет, не приходится. В ходе заседания коллегии среди актуальных тем значился также вопрос качественной подготовки отечественных специалистов для космической отрасли. Сообщалось, что КазНУ им. аль-Фараби и КазНТУ им. Сатпаева готовятся к открытию аэрокосмических факультетов, а в Уральске готовятся к открытию филиала Самарского государственного аэрокосмического университета на базе Западно-Казахстанского агротехнического университета. Ведется также подготовка специалистов в ближнем и дальнем зарубежье в рамках президентской программы «Болашак». Одним словом, решимости чиновники полны, но пока космос не становится ближе.

Комментарии