Следите за новостями

Цифра дня

99% - интернет-проникновение в Астане

Сила Сети — в единстве активистов

Интервью с одной из «зачинщиц» борьбы против инициативы властей ввести «запретительные» интернет-поправки Евгенией Плахиной о создании в Казахстане комиссии по информационным спорам, этического кодекса Казнета и блогерского соглашения.

29 января 2010 11:17, Оксана Макушкина, Голос Республики

Комиссию по информационным спорам, Этический кодекс Казнета и блогерское соглашение, призванное регламентировать отношения между блогером и владельцем доменного имени, предлагают создать международный фонд защиты свободы слова «Адил соз» и сайты zakon.kz и zonakz.net. Это станет своего рода ответными мерами на жгучее желание властей регулировать интернет.

Безоговорочными сторонниками принятия блогерского соглашения стали участники кампании «За свободный интернет» (стартовала эта кампания, напомним, в марте прошлого года, и ее инициаторами выступила молодежь из редакции газеты «Республика»).

Зачем нужно это соглашение и чем оно может помочь пользователям, нам рассказала одна из «зачинщиц» борьбы против инициативы властей ввести «запретительные» интернет-поправки, наша коллега Евгения Плахина.

В рамках закона

— Евгения, каким образом блогерское соглашение будет помогать нам жить с новым законом об интернете?

— Блогерское соглашение было заказано международным фондом защиты свободы слова «Адил соз», а исполнителями являются Юрий Мизинов (zonakz.net) и Игорь Лоскутов (zakon.kz). Создано оно для того, чтобы обезопасить средства массовой информации, которые имеют блоги, от «нечаянных» информаторов. Любой может написать нечто противоречащее закону, например оклеветать своего недруга или оскорбить национальные чувства читателей, и сайт будет закрыт.

Кроме того, всем известно, что в комментаторах на сайтах политической направленности «сидят» провокаторы, и не факт, что однажды кто-нибудь из них не оставит коммент, из-за которого сайт просто закроют, — такие прецеденты уже были: posit.kz, geo.kz.

— Однако у блогерского соглашения, как мы поняли, есть оппоненты. Какие аргументы у них?

— У любого дела есть сторонники и противники, но жить-то приходится все равно в рамках действующего законодательства. Сейчас еще есть возможность, пока не начали использовать поправки в закон «по полной программе», отрегулировать его негативные стороны. Такого же мнения придерживаются и хостинговые компании.

Сейчас уже все поняли возможные риски, и участники рынка решили хоть как-то нивелировать негативные последствия введения поправок.

— Мелких шажков может оказаться недостаточно. Разве ваша кампания «За свободный интернет» не выступает за более радикальные меры?

— А как можно отменить уже принятый закон? Кампания началась как протест против принятия поправок об интернете. Но закон приняли, и сейчас нам надо думать, как действовать в рамках действующего законодательства и как внести поправки, которые бы не позволили использовать этот закон.

Шокирующе, но действенно

— Хорошо, что вы не сдаетесь. С кем сотрудничаете сегодня и кто вас поддерживает?

— Мы сотрудничаем с фондом «Адил соз», Институтом освещения войны и мира, международным центром журналистики MediaNet.

— А как вы поддерживаете контакт с пользователями интернета?

— У нас есть группа в социальной сети. Конечно, хотелось бы более активной работы, но конец прошлого года был слишком «богатым» на разные события. Приходилось «разрываться» между разными темами, связанными с нарушением прав человека и свободы слова. Вы и сами знаете: Есергепов, Жовтис, да и вокруг нашей газеты не прекращается «активность».

— Что конкретно было сделано с момента запуска кампании?

— Началась она в начале марта прошлого года, когда мы объявили акцию «Задай вопрос Масимову миллион раз». Около трехсот пользователей тогда прислали сообщения на блог премьер-министра, но уже первые сообщения были удалены.

Через неделю мы вышли на акцию к «Казахтелекому» — показывали работникам мышки и задавали вопрос: «Действительно ли будут блокировать сайты?» Ответил нам министр информации и культуры Мухтар Кул-Мухаммед. Он сказал, что закон направлен на искоренение межнациональной розни, порнографии, в общем, для защиты граждан. И ни о какой цензуре речи не идет.

— Но закон все-таки поступил в парламент…

— Мы попытались через флешмобы показать абсурдность этого закона. Написали на спинах «И-Н-Т-Е-Р-Н-Е-Т В Ж…» и встали спинами к зданию, где в это время в мероприятии участвовал глава АИС Куанышбек Есекеев. Шокирующе? Да, но не настолько, насколько шокирует сам новый закон об интернете.

Были еще похороны Казнета за день до медиафорума. Была попытка акции перед зданием, где проходил медиафорум-2009, но наших соратников по кампании «загребли», как только они там появились. Мы, правда, все равно на медиафоруме раздали диски. А потом мы отправили в АИС по почте клавиатуру в цепях.

Наш креатив не остался незамеченным, появилось много сторонников, друзей за рубежом, которые нас до сих пор поддерживают.

«Близнецы» с разным характером

— Недавно в интернете появились сообщения, что создано движение с названием, аналогичным вашей кампании. Вы с ними контачите?

— На самом деле тут получилась не очень приятная история. Это движение образовалось в мае прошлого года, когда наша инициатива уже была вовсю запущена. Название «За свободный интернет» им предложила взять наша активистка Ирина Медникова. Мы тогда действительно думали, что будем двигаться вместе, но у нас возникли разногласия в подходах.

— В чем разошлись?

— В методах. До принятия закона оставался месяц, а наши «соратники» предлагали безобидные акции вместо акций с серьезной политической направленностью. Более того, на организованном ими форуме, на наш взгляд, было слишком много отвлеченных разговоров, и результатом мероприятия стала резолюция, под которой всех участников организаторы подписали заочно, без их ведома.

Мы — кампания «За свободный интернет» — выбрали форму флеш-мобов. Для этого не требуется большого количества людей. Мы не ставили перед собой задачи вывести людей на демонстрацию. Вы же в театр ходите, чтобы смотреть не на толпу, а на группу актеров. Мы не политическая партия, не ставим задачи создать широкое народное движение, для нас это — общественная нагрузка.

— А какие задачи поставили перед собой ваши «близнецы»?

— Они утверждают, что выведут 50 тысяч пользователей на улицу — и закон отменят. Вы верите, что выведут? И что отменят? Поэтому они против блогерского соглашения — они считают, что это соглашательство с позицией правительства.

Но я считаю, что соглашение — хоть какое-то прикрытие для независимых СМИ, на которых есть блог-платформы. Вспомните закрытие газеты «Тасжарган» по иску парламентария или карагандинского телеканала «АРТ» — это было до принятия закона. Теперь то же самое будет происходить в интернете.

Депутаты при обсуждении поправок в качестве примера приводили не только порнографию в Сети, но и «уйгурские» события в Китае. Тогда гражданская позиция выплескивалась именно на страницы блогов, там же договаривались о проведении митингов и демонстраций.

Наша власть этого и боится — что появится площадка для общения, которая станет катализатором гражданской активности. Если произойдет нечто подобное, думаю, ответ властей будет адекватным — тогда противники блогерских соглашений на себе почувствуют, что значит цензура.

Но, наверное, людям, далеким от проблем СМИ и интернет-порталов, трудно все это правильно понять и оценить. А мы-то каждый день с этим сталкиваемся в процессе работы.

— Закон вступил в силу, несмотря на все ваши усилия, широкого движения не получилось, да еще и сторонники превратились в противников. Руки не опускаются?

— Вовсе нет. Наша кампания живет и здравствует, умирать не собирается. Будем продолжать делать то, что намечено, и расширять круг работы. У нас с Ириной Медниковой огромные планы — я пока не хочу об этом говорить, чтобы не сглазить (загадочно улыбается).

А насчет соратников… Я думаю, что мы будем с ними двигаться в одном направлении, не вижу смысла нападать друг на друга. Нам-то точно не до этого — работа в «Республике» отнимает много сил, нервов и времени. Да и места в интернете всем хватит!

Комментарии